Январь 15th, 2006 | 12:00 дп

Базовая стоимость

  • Павел ВОЛОШИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Военное присутствие в Закавказье уже обошлось России более чем в миллиард долларов. Косвенные потери страны от невнятной позиции в отношении проблемы Нагорного Карабаха гораздо выше. Сегодня российская политика в Закавказье подверглась существенной корректировке. Россия учится выбирать союзников. А значит, стратегию «разделяй и властвуй» должна сменить политика здравого смысла.

Полвека назад такая стратегия считалась передовой. В разгар «холодной войны» две противоборствующие сверхдержавы соревновались в строительстве военных баз, этих «непотопляемых авианосцев». Полем для глобальной «игры в поддавки» служили потенциально взрывоопасные регионы. После развала СССР Россия поспешила избавится от большей части своих военных баз, включая стратегически важные. Зато «ограниченные контингенты» российских войск появились на территории СНГ, в так называемых «горячих точках». Поставки оружия тоже не прекратились. Правда, бесплатно артиллерию и бронетехнику теперь получала только одна страна. «Непотопляемым авианосцем» России стала Армения.


Уходя – уходи?


Похоже, что первоначально выбор стратегического партнера Россия сделала по инерции, вследствие застарелых симпатий. По сути, эта закавказская республика просто сохранила свой традиционный статус неприступного российского форпоста в «море ислама». Так, по уровню милитаризации экономики Армянская ССР занимала прочное четвертое место в Советском Союзе, сразу после РСФСР, Украины и Белоруссии. После обретения независимости положение изменилось только номинально. Уровень милитаризации остался прежним. Роль «оружейной комнаты» взяла на себя Российская Федерация. Цель военного сотрудничества формулировалась просто: любой ценой сохранить свое влияние. А заодно – получить в лице лояльной Армении рычаг давления на ее неуступчивых соседей по Закавказью.


Военное сотрудничество двух стран началось сразу после исторических событий 1991 года. Вначале, помимо разношерстных отрядов самообороны, сухопутные силы республики представляла бывшая 7-я гвардейская армия СССР: под контроль правительства Армении были переведены две из трех ее дивизий. Потом, при разделе советских Вооруженных Сил с учетом положений Ташкентского договора о коллективной безопасности 1992 года Армения получила свою порцию оружия. «Большой брат» взял на себя подготовку местных кадров: обучением офицеров республиканской армии занялись российские военные ВУЗы и академии. Результат такого дружеского участия был довольно неожиданным: по оценкам международных экспертов, уже к 1994 году Вооруженные Силы Армении оказались наиболее боеспособными на всем Южном Кавказе.


Конечно, стремительный рост военной мощи было трудно объяснить лишь богатым наследством СССР. Одним из первых вопрос о «серых» каналах поставки вооружений поднял в 1992 году тогдашний вице-президент России Александр Руцкой. По его оценкам, объем «черного рынка» вооружений тогда более чем вдвое превышал размер легальных продаж российского оружия. Но истинный масштаб поставок оружия в самый беспокойный регион СНГ открылся гораздо позднее.


Масло в огонь


Первым о криминальном оружейном бизнесе заговорил министр РФ по делам СНГ Амангельды Тулеев. Окончательную ясность внес председатель Комитета по обороне Государственной Думы РФ генерал Лев Рохлин, огласивший второго апреля 1997 года результаты специального парламентского расследования фактов незаконных поставок оружия в Армению. Оказалось, что только в 1994 – 1996 годах российское Министерство обороны абсолютно бесплатно, в нарушении всех имеющихся договоренностей передало Армении партию современной военной техники на общую сумму 271 миллиардов рублей.


Подаренного оружия в аккурат хватало на экипировку небольшой армии. Только по данным комиссии Рохлина, в Ереван было отправлено более девяти с половиной тысяч единиц ракетно-артиллерийского вооружения, около 600 вагонов боеприпасов, 72 единицы бронетанкового вооружения и техники. Достаточно сказать, что в ходе операции было совершено 139 рейсов тяжелых военно-транспортных самолетов Ан-124 «Руслан» и Ил-76, стоимость аренды которых составила 2 847 062 000 рублей. Даже близкая угроза разоблачения не остановила налаженную работу конвейера смерти: последние поставки танковых управляемых снарядов прошли 27 октября 1996 года.


Проверка, проведенная специалистами Минобороны, полностью подтвердила выводы думцев. Большая часть российских военных поставок в Армению осуществлялась без заключения какого-либо межгосударственного договора, то есть, по сути дела, нелегально. Данные, озвученные Рохлиным, официально признал даже тогдашний министр обороны РФ Игорь Родионов. Правда, объяснений по поводу случившегося он так и не дал. Российская пресса сразу окрестила скандал «Еревангейтом». Пострадавших среди исполнителей не было. Естественное возмущение руководства Азербайджана осталось практически без последствий. Правительство и президент Армении сделали вид, что ничего криминального не произошло. Экстренно созданная совместная комиссия плавно спустила дело на тормозах. Генерал Лев Рохлин, главный разоблачитель аферы, был убит.


По данным экспертов, только финансовые потери России составили один миллиард долларов. В нелегальных поставках оружия оказались замешаны высшие чины российского Минобороны. Главным следствием незаконных поставок оружия стало искусственное создание военного превосходства одной из сторон затянувшегося Карабахского конфликта. А перевес в силе, как известно, часто подталкивает политиков к самонадеянной несговорчивости.


Танки и артиллерийские системы по определению считаются наступательными вооружениями. Сюда же относится тысяча противотанковых управляемых ракет и семьдесят крупнокалиберных гаубиц. Но это еще не все. В распоряжении руководства Армении оказался тот самый «решающий аргумент» оперативно-тактические ракеты и боеголовки подаренного республике комплекса Р-17, которых с лихвой хватит для того, чтобы полностью разрушить Баку. Возможно, именно такие удары с 23 мая по 19 июня 1996 года отрабатывала на российском полигоне «Капустин Яр» группа армянских военспецов…


Инструмент влияния


Важность такого «подарка» трудно переоценить. Сегодня ракетному щиту Армении может позавидовать любая европейская держава. Что касается мнимого превосходства Азербайджана в авиации, то его нивелирует развитая, благодаря России, армянская система противовоздушной обороны. Так, 27 поставленных ЗРК «Круг» способны уничтожать высокоскоростные воздушные цели на малых, средних и больших высотах (от 200 м до 24 км) на дальностях от 7 до 50 км. Эксперты утверждают, что 27 таких комплексов ПВО достаточно для того, чтобы прикрыть все воздушные границы Армении.


С таким комплектом дармового вооружения легко претендовать на чужие территории и проявлять неуступчивость на мирных переговорах. Конечно, оружие в Армению поставляла не только Россия. Гремели скандалы по поводу продажи республике ракетных комплексов из Китая, и больших партий боеприпасов из Киргизстана. Но вряд ли Армения смогла бы так беспрепятственно нарастить ракетные и танковые «мускулы» без гарантий со стороны России. Залогом доброжелательного отношения со стороны бывшей метрополии стало присутствие на территории Армении крупной группировки российских войск.


Российская база в ее нынешнем виде появилась на карте Армении в 1995 году. Дислоцирована она в двух населенных пунктах – в Ереване и в Гюмри. В составе – пять тысяч военнослужащих, 80 танков, 190 БТРов, около ста артиллерийских систем. Сколько средств тратится на содержание этой армады, остается только догадываться.


О том, что дармовые поставки российского оружия в Армению были вызваны отнюдь не безрассудным альтруизмом, политологи говорили еще в разгар «Еревангейта». Именно в то время между странами Каспийского региона шел ожесточенный спор по поводу раздела морской акватории Каспия. России, в полном соответствии с международным правом, доставалось до обидного мало. По мнению ряда российских политиков, включая генерала Рохлина, именно эскалация напряженности в Нагорном Карабахе должна была послужить для Азербайджана сдерживающим фактором. Концепция изоляции Баку получила характерное название «козыревской стратегии», по имени тогдашнего министра иностранных дел России. Инструментом ее реализации стала Армения. Впрочем, она отнюдь не переставала быть самостоятельным игроком. Так, первые танки армяне попросту захватили в период массовых беспорядков 1992-1994 годов, когда «…имели место факты передачи в республики Закавказья вооружения и военной техники без соответствующих на то директивных указаний». Вторая волна вооружения пошла в Армения сразу после того, как при посредничестве российских военных было заключено перемирие в Нагорном Карабахе. Специалисты не исключают, что поставка оружия стала платой за согласие Еревана остановить наступление. Третья, и последняя, партия вооружений отправилась в Армению летом 1996 года, в разгар чеченской кампании. России было жизненно важно иметь на Кавказе военную группировку, численность которой совершенно не вписывалась в рамки Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Не исключено, что согласие Армении было получено в обмен на поставки оружия.


Выбор союзника


По сути, всякий раз Россия покупала лояльность Армении. В ответ, по мысли идеологов подобной стратегии, бывшая метрополия получала возможность влиять сразу на обе стороны конфликта. С одной стороны, поставка Армении современных видов вооружений подрывала саму основу для благополучного исхода затянувшихся мирных переговоров вокруг Нагорного Карабаха, главной внешнеполитической проблемы Азербайджана. С другой стороны, нарастающий масштаб взаимовыгодного сотрудничества России и Азербайджана оказывал сдерживающее влияние на позицию Армении: Ереван был вынужден считаться с мнением Москвы, опасаясь чрезмерного сближения Кремля и официального Баку, за которым неизбежно последовало бы сокращение военной помощи.


Зайдя, не без помощи Москвы, в тупик, противостоящие в Карабахе стороны могут отказаться от ее посреднических услуг. В этом случае, освободившееся место главного арбитра для стран Закавказья займет США, единственная существующая сегодня сверхдержава. Для Российской Федерации это будет означать потерю влияния в исключительно важном регионе. Уход России из Закавказья может вызвать своеобразную цепную реакцию: нынешнее «постсоветское пространство» может сократиться до масштабов российско-белорусского союза. Уже сегодня крайне невнятная позиция Москвы стала серьезным препятствием для дальнейшего углубления интеграции России и Азербайджана: военная поддержка Армении создает почву для политических спекуляций со стороны откровенно антироссийски настроенных политиков.


Искусственное затягивание любого конфликта неизбежно ведет к поиску новых путей его решения. До некоторого времени циничная стратегия по формуле «разделяй и властвуй» считалась эффективной. Теперь ее бесперспективность очевидна. Первый сигнал Россия получила из Еревана. В ответ на совершенно резонное повышение тарифов на газ, одинаковое для всех стран Закавказья, спикер парламента Армении жестко поставил вопрос о целесообразности дальнейшего пребывания российской военной базы на территории республики. По сути, Москве ясно дали понять, что Ереван уже не считает ее главной опорой своей военной мощи. Для успешного сдерживания потенциальных противников, к разряду которых, похоже, относятся все соседи Армении по Закавказью, вполне хватает дареных ракет и танков. А значит, степень влияния Москвы на политику Еревана стремительно уменьшается, рискуя дойти до величин умозрительных.


С другой стороны, всю меньшую зависимость от позиции России по Карабаху демонстрирует Азербайджан. Свою роль здесь сыграло не только ключевое положение республики в каспийском регионе, точке пересечения экономических и политических интересов всех существующих на сегодняшний день военных и политических блоков. По сути, Баку уже заручился поддержкой всего мирового сообщества. Начавшаяся международная изоляция Армении рано или поздно позволит решить миром затянувшееся противостояние в Карабахе. Вот только ни одна из сторон больше не будет считать Россию своим главным партнером.