Январь 15th, 2006 | 12:00 дп

Кавказская Албания – предмет науки или объект политики?

  • «АК»
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В конце 2005 года в бакинских газетах публиковались материалы, освещавшие скандал вокруг книги члена-корреспондента Национальной Академии наук Азербайджана Ф.Мамедовой. В капитальный труд Фариды Мамедовой «Кавказская Албания и албаны» вошла известная монография автора «Политическая история и историческая география Кавказской Албании» и новая работа, созданная на основе исследования летописи «История албанцев» древнего албанского автора Моисея Каланкатуйского. Мамедова еще в начале 80-х годов прошлого века впервые установила географическое расположение Кавказской Албании, показав ее обособленность и самостоятельность по отношению к так называемой Великой Армении, которая, согласно дальнейшим исследованиям ученого, находилась за пределами Кавказа.

В новой работе Мамедовой освещаются проблемы политической, социальной, культурной жизни Кавказской Албании, воссозданы этнические и политические границы государства, структура государственной власти, преемственность поколений правителей, становление христианства как государственной религии, сложение албанской этнической общности и ее роль в этногенезе азербайджанского народа. Выявлено географическое расположение Армянского нагорья, и армянской области Айрарат. В книге «Кавказская Албания и албаны» показана беспочвенность рассмотрения Кавказкой Албании, как части армянской территории и культуры. Тем самым была продолжена разработка азербайджанского албановедения, основу которого заложили труды выдающегося ученого, историка, востоковеда академика Зии Буниятова. Еще в 60-х годах он впервые пришел к тому, что предками современных армян Нагорного Карабаха были коренные жители края, албаны. Арменизация последних, как показал ученый, происходила в течение XIX века по мере роста политического влияния армянского каталикосата, поглотившего албанскую христианскую церковь. В те годы З.Буниятову, опровергавшему общепринятые в то время представления, пришлось выдержать огромное давление со стороны официальной науки и ученых соседней республики. Ответом на их нападки стало избрание Буниятова членом-корреспондентом, а затем действительным членом (академиком) Академии наук Азербайджана. Азербайджанские ученые проявили единодушную солидарность, признав выдающиеся научные заслуги своего коллеги.


Иная ситуация наблюдается в наши дни. По сообщениям азербайджанских СМИ, некоторые сотрудники Института истории Национальной Академии наук Азербайджана утверждают, что в книге Ф.Мамедовой допущены ошибки политического(!) характера. По словам замдиректора этого Института, приведенные в книге карты расходятся с государственными интересами азербайджанского народа. Вот как! Оказывается, современные интересы народа зависят от того, как составляются карты древнего мира… Такое мнение – явное заблуждение. Политические и государственно-правовые реалии любого современного государства, как и интересы его целостности и суверенитета, не могут и не должны зависеть от того, кто и как описывает историческую ситуацию в далеком прошлом. Несерьезно ставить современную политику в зависимость от картографических интерпретаций границ политических образований средневековья. Поэтому вызывают недоумение сообщения бакинских газет о том, что директор института истории и его заместитель считают, что автор «неправильной» книги «не должен жить среди нас, на этой земле…»


Те же газеты, с ссылкой на автора книги, сообщают, что ее вина состоит в том, что выводя за пределы Кавказа и Азербайджана историческую Армению, она не отказалась от использования в своей работе термина «Великая Армения». Признание или непризнание существования «Великой Армении» в «такие-то» века имеет, вероятно, важное значение для исторического познания, для установления исторической истины, создания более верной исторической картины.


Но к политике это не имеет прямого и непосредственного отношения. И уж тем более нельзя «вмешивать» политику в оценку научного труда. Точка зрения ученого, независимо от степени ее «правильности» или «неправильности», нуждается в обсуждении на основе принципов исторической науки, но никак не политики. Отсюда следует, что подобные скандалы не на пользу науке, но они дают еще один повод для новых проармянских политических спекуляций вокруг карабахской темы, наносят ущерб авторитету азербайджанской исторической науки.


На начальной стадии карабахского конфликта, развязанного Арменией, одним из главных доводов в пользу присоединения к ней Нагорного Карабаха, служили так называемые «исторические аргументы», суть которых состояла в фальсификации и подтасовке фактов реальной истории края. На их основе и строился миф об «исконной» принадлежности Карабаха Республике Армения. Азербайджанские ученые в своих трудах опровергли неверные представления и домыслы об этнической и политической истории Азербайджана, разоблачив тем самым исторические «аргументы» инициаторов карабахского конфликта. На этом фоне возрастает цена профессионализма и авторитета азербайджанской исторической науки, в том числе кавказского албановедения. Если истина объективно на нашей стороне, то зачем ее искажать?