Январь 15th, 2006 | 12:00 дп

Кто и зачем «жмет» на газ?

  • Александр КАРАВАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Промежуточные итоги газового конфликта четко показывают выигрышную стратегию Азербайджана
Вопрос кто же получил больше бонусов в газовой войне Россия-Украина, видимо так и останется открытым до окончания газового снабжения, или как минимум до конца существования монополии «Газпрома». Победные реплики и «братание» обеих сторон, ставит дополнительные вопросы о надежности газовых поставок и прозрачности платежного баланса за российский газ в СНГ. Монетизация газового рынка не сделала его более прозрачным. Значение альтернативных маршрутов газового снабжения повышается многократно.

Маршруты московские и украинские


Над президентом Путиным довлеет июльский саммит G8 в Санкт-Петербурге. Россия не из тех стран, что может уверенно себя чувствовать в конгрессе мировых держав. Для России место в кругу мировых лидеров условно и не соответствует текущей ситуации в российской экономике, политике, техническом развитии, в прочих категориях, по которым оценивают лидерство. Кроме одной – дань советскому превосходству в ядерных вооружениях, и заслугах в качестве центра прошлого двуполярного мира.


Между тем Путину необходимо подтверждать членство в Восьмерке. Если до конца следовать предновогоднему сценарию обострения, результатом российской политики оказалось бы крайнее противостояние на международном уровне. Уже успели посыпаться обвинения в шантаже и державных пороках со стороны большинства наблюдателей, не говоря о самом Киеве. В результате, достигнув соглашения с Киевом, Москва стремительно отыгрывает назад. Теперь это настоящий член G8, готовый идти на уступки ради сохранения энергетической стабильности. Россия открытый для всех лидер постсоветского пространства, способный поддерживать партнеров без исключений, будь то Туркмения или такая страна как Украина.


Пожимая руку Ющенко в Астане, Путин протягивает руку Бушу, отсылая послание: «Забудьте то, что было в январе, начинается настоящая дружба». Тоже, буквально говорит Ющенко. Год назад Украина была только стратегическим партнером России, теперь дружеский партнер. Более того, решено, что Путин едет в гости в Карпаты, разрывая с символической традицией ездить в Крым, в Севастополь.


Как же Ющенко принял условия игры Москвы? Вынужденно. С точки зрения экономики это действительно неплохие для января условия газовых поставок, максимально близкие к предложению Ющенко остановиться на $80 за тыс. куб, озвученные в период кризиса. Во-вторых, он не может бороться с исключительно сильной оппозицией в лице Тимошенко, признав свое поражение в газовой войне. В то же время он не может признать серую схему финансирования «РосУкрЭнерго» и не имеет право демонстрировать слабость в отношениях с Россией. Он должен думать, что скажут на подоле, что успеет сделать Рада до перевыборов в марте. Не стоит забывать, что ее величество украинская оппозиция, превосходит президента и имеет тенденцию объединяться в отличие от той же азербайджанской. Президентский рейтинг 12-15 % за два с половиной месяца до парламентских выборов не сулит ничего хорошего партии Ющенко. Наконец он должен обеспечить стабильную подачу газа из России, пусть и на таких условиях, но главное не заморозить. Ющенко не может говорить Западу, что его приперли к стенке, ему необходимо набирать очки и на восточном направлении СНГ, там, где месторождения энергоресурсов. Но когда Ющенко говорит о том, что он за одно с Путиным – у него более сильные позиции в сравнении с Януковичем и Кучмой. Он в более сильных позициях, потому как западному вектору президент Ющенко не изменит никогда.


Эту ситуацию понимают азербайджанцы, обсуждающие внешнеполитические «векторы» Президента республики. Ильхам Алиев с другим багажом и другими политическими условиями, заданными совсем по-иному, иначе, чем в Киеве, следует точно в западном направлении. Поэтому говорить о пророссийской направленности Азербайджана, мягко говоря, неправильно. Каждый идет своей дорогой, своими темпами, поддерживая при этом отношения стратегического партнерства.


Россия предлагает миру стратегию энергетической безопасности, претендуя на статус Старшего энергетика. Для этого, надо продемонстрировать каким образом будут подключены к такой стратегии Младшие энергетики СНГ типа Туркмении и других стран Центральной Азии. Для сравнения достаточно взглянуть на Молдову, которой выкатили счет на $160 за тыс. куб., а ведь там газотранспортная система полностью принадлежит «Газпрому».


Маршруты бакинские


Азербайджан благодаря предвидению Гейдара Алиева избежал такой участи и является независимым игроком с собственной инфраструктурой экспорта. Более того, благодаря Азербайджану весь регион Южного Кавказа оказался вне области немотивированного давления – новая региональная цена на газ оставалась в пределах экономически обоснованной.


Собственно теперь, после постройки нефтепровода до Джейхана, и строительства газовой трассы до Эрзурума, контрастно выделяется политический аспект этих проектов. Об этом много говорили, писали книги и диссертации, но как это выглядит в реальной политике увидели только теперь, после российско-украинского столкновения. Помнится Виктор Калюжный, в ту пору спецпредставитель РФ по каспийской проблематике доказывал неэффективность и бессмысленность альтернативных маршрутов для каспийских углеводородов. Однако его патритотизм как бывшего нефтяника, трудно признать в качестве серьезного политического давления Москвы. Не в пример тому, что было продемонстрировано на Новый Год. Теперь, получив независимый, от других партнеров по СНГ, выход на энергетический рынок, Азербайджан свободен от всяких испытаний на прочность своей политической и финансовой системы со стороны Москвы. Более того, полученная трубопроводная инфраструктура, косвенным образом влияла и на те условия, которые выдвинул «Газпром». Цена на газ оставалась в пределах экономически обоснованной. Рациональному уровню роста цен, кроме того, способствовал небольшой объем закупаемого на Южном Кавказе газа и отсутствие транзитных условий как в случае с Украиной. Окончательную черту подведут переговоры между Путиным и Кочаряном в конце января. Станет видно, пойдет ли Россия на уступки своему военному партнеру, и в каком размере.


Другая актуальная после кризиса тема – возможность получения газа из альтернативных источников. Глобальных запасов в мире всего три: Россия, Иран, и Туркмения. Добыча газа в России в 2005 году составила 640,63 млрд. куб. Иран является вторым после России обладателем запасов природного газа, объем которых оценивается в 24 трлн. куб. метров, что составляет около 16% от общемировых запасов природного газа (половина запасов иранского газа находится на шельфовых месторождениях в Персидском заливе). Туркмения по разным оценкам имеет от 8,8 до 20 трлн. куб. газа.


Для Евросоюза существует пока два перспективных маршрута альтернативных «Газпрому»: Иран-Турция и Туркмения-Азербайджан-Турция.


Летом 2005 года турецкая Botas, болгарская Bulgargaz, румынская Transgaz, венгерская MOL и австрийская OMV подписали соглашение о создании совместного предприятия, которое начнет работать над проектом строительства газопровода Nabucco из Турции в Австрию. По предварительным оценкам, общая стоимость строительства газопровода протяженностью 3,4 тыс. км составит 4,6 млрд евро. Начало эксплуатации газопровода с пропускной способностью 4,5-13 млрд. куб. м в год намечено на 2011г. Потенциальными поставщиками газа в этот газопровод, считаются Иран, Азербайджан, Казахстан, Туркмения, Египет, Ирак и Сирия. Еврокомиссия по энергетике в 2006 году будет обсуждать вопрос расширения пропускной способности трубы.


По сути, для Азербайджана все вопросы газовой транспортировки к тому времени будут решены, но в силу вступает другой более захватывающий сюжет – станет ли Азербайджан страной газового транзита. Иран в качестве надежного поставщика газа, остается под вопросом до решения кризиса ядерной программы. В сравнении с теократическим Ираном, другой поставщик голубого топлива – авторитарная Туркмения выглядит более надежным агентом. Однако для прокладки транскаспийского трубопровода надо решить проблему раздела секторов между Азербайджаном и Туркменией. Под углом этих обстоятельств конкуренция с Ираном приобретет новую остроту.

Каким образом разрешится эта коллизия покажет время. Но очевидно не в накладе окажутся как «московские», так и «бакинские» маршруты газовых поставок.