Январь 15th, 2006 | 12:00 дп

Первыми на улицу выйдут не иммигранты, а скинхеды

  • Александра САМАРИНА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Так считает директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков

– Валерий Александрович, насколько реален для нас нынешний французский сценарий беспорядков?


– Российские иммигранты находятся в совершенно загнанном состоянии и совсем не организованы, поэтому я не ожидаю этого. Второе: у нас все-таки не сложилась в последние годы некая пространственная сегрегация – с пригородами или городскими кварталами, населенными преимущественно иммигрантами… Что у нас возможно – так это копирование методов насилия – поджога машин, погромы, но скорее все это могут совершать (с другими целями и другими эмоциями) члены молодежных группировок из числа правых экстремистов типа скинхедов…


– Однако такого рода нападения могут и спровоцировать ответный удар?


– У нас подобное стихийное массовое выступление было в Лужниках лет 5 назад, когда убили азербайджанского мальчика и представители этой диаспоры, которые там работали, перекрыли Комсомольский проспект. И я думаю, что это было серьезное предупреждение. Нам надо принимать серьезные меры, и не только по части наших правоохранительных органов, но и более широко. Необходимо изменить атмосферу в обществе, отношение людей к иммигрантам. Уже появились организации, которые борются с нелегальными мигрантами. Есть партии и политики, которые выступают против нелегальной миграции, требуют очистить Москву и т.д. Вот этого я боюсь – именно обратной реакции. Не со стороны иммигрантов, а со стороны их противников.


– Какой вывод из событий во Франции должна сделать наша страна?


– Общество пропитано – антииммиграционизмом, начиная от настроя высоких политиков и кончая массовыми настроениями. То, что происходит сегодня во Франции, толкуется следующим образом: избежать этого сценария можно, только очистив Москву, страну, большие города от мигрантов. От мигрантов очистить страну невозможно, потому что на них держится все строительство, значительная часть сферы обслуживания, торговли, коммунальные службы. Это может просто подорвать нашу экономику и остановить жизнь крупных городов, той же Москвы.


– Как предотвратить возможные беспорядки?


– Я бы принял меры для того, чтобы облегчить жизнь тех, кто у нас работает и желал бы остаться. Тем самым избавив их от совершения каких-то неправовых действий. Важно не дать им возможности проникаться отчаянием и ненавистью, которые могут привести к проявлению насилия.


– Насколько велика ответственность общества за возможные «ответные меры» мигрантов?


– Это большая морально-этическая проблема всего российского общества. Недоплачивают мигрантам, используя их дешевый труд, фактически миллионы россиян. Это и те, кто недоплачивает нянькам своих детей, тем, кто ремонтирует квартиры, строит дачи, и те работодатели, которые сооружают дома и дороги. Толковать проблему миграции только как коррупцию со стороны милиции и органов власти недостаточно. Это своего рода моральная коррупция всего российского общества в отношении мигрантов – людей, которые еще 10-15 лет тому назад были такими же гражданами нашей одной страны.


– И даже нельзя сказать, что это межконфессиональный конфликт – если здесь так много экономики?


– Наш новый неорасизм фактически этнический. Люди называют черными тех же армян или азербайджанцев, которые на самом деле являются белыми, светлокожими европейцами. Эти фобии, которые демонстрирует общество, встречаются во многих странах – и даже в самых богатых и зрелых. Антииммигрантские настроения – это не природное качество россиян. Люди достаточно спокойно отнесутся к вновь прибывшим, если будут видеть, какую пользу они приносят. Если их не будет, нас ждут достаточно плохие времена. А самое опасное, что лет через 10 дети иммигрантов подрастут, а насилие, которое испытали их родители, потом в московских дворах отзовется: колотить будут за это унижение!