Февраль 15th, 2006 | 12:00 дп

Жизнь как подвиг

  • Евгений НИКОЛАЙЧУК
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В сложных экономических условиях директор крупнейшего судостроительного центра сумел сохранить и завод, и его коллектив
Как было заявлено в прошлом номере, мы публикуем очерк о жизни и подвиге нашего легендарного соотечественника, представителя трудовой династии Пашаевых, президента Государственного российского центра атомного судостроения, Героя России Давида Гусейновича Пашаева.

В знаменитый на весь мир, старейший на Севмаше 50-й, или, как говорят корабелы, «полсотый» цех Давид Гусейнович пришел в 1963 году – сразу после окончания Уральского политехнического института. Энергетический факультет вуза сделал первый выпуск студентов по специальности «проектирование и эксплуатация атомных энергетических установок». Так что, имея такой диплом, молодой специалист пришелся в пятидесятом цехе, что называется, ко двору. А родился Пашаев в селе Осташево Московской области, где его отец, директор совхоза, встретил свою будущую жену Варвару Сергеевну.


В начале войны молодая семья Пашаевых была эвакуирована в Кировскую область, где отец строил мост в Кирово-Чепецке, а затем организовывал подсобные хозяйства. «Жили мы в дикой глуши, – вспоминает Давид Гусейнович. – Голодали, ели крапиву. Как все… Отец работал с утра до поздней ночи». В 1961 году, спустя почти сорок лет, Гусейн Кязимович Пашаев вернулся на родину, в Азербайджан, и возглавил совхоз вблизи поселка Пиршаги. Был удостоен высшей награды государства.


Варвара Сергеевна и Гусейн Кязимович вырастили и воспитали четверых детей. Дочери Пери и Нина, окончив школу, получили в Баку высшее медицинское образование и прошли жизненную школу соответственно в науке и здравоохранении. Старший сын Кязим, окончив Горьковский политехнический, возглавил КБ Бакинского завода бытовых кондиционеров. Самый младший из Пашаевых – Давид – среднюю школу окончил с серебряной медалью, а за высшим техническим отправился в Свердловск. Уральский политехнический институт – один из самых авторитетных вузов страны. Незадолго до того, как Давид Пашаев станет его студентом, с дипломом об окончании этого института вышел Борис Ельцин. В апреле 1992 года два выпускника Уральского политехнического – первый президент России и будущий первый президент ГРЦАС – встретились в Северодвинске, на Севмаше. Главным итогом встречи стало образование ГРЦАС (Государственного российского центра атомного судостроения) с предоставлением Севмашпредприятию приоритетного права на строительство атомных подводных кораблей. Однако одни организационные преобразования, без соответствующего материального обеспечения оборонного заказа, кардинально изменить ситуацию к лучшему не могли. Многочисленные столичные делегации лишь подтверждали данную Ельциным оценку Севмаша как национального достояния России и оставляли его со своими проблемами один на один. Вот тогда генеральный директор сделал ставку на людей – тех самых, что реконструировали производство и отлаживали кораблестроительный конвейер.


В недавнем прошлом Давид Пашаев и сам был непосредственным участником строительства подводных лодок – сначала в цехе 50, а затем в стапельно-сдаточном производстве. При этом мастер монтажников не только наставлял рабочих бригады, но и учился у старших, перенимая опыт более зрелых производственников. Настоящим испытанием на зрелость стало для Давида Гусейновича его пребывание на посту сдаточного механика. Изучая подлодку, Пашаев одновременно изучал людей. Только всестороннее знание этой тонкой материи позволило ему подняться на новую, более значимую высоту. Завод завершал третью реконструкцию, чтобы освоить строительство подводных кораблей третьего поколения, именно в этот период Давид Гусейнович возглавил стапельно-сдаточное производство, а затем стал главным инженером предприятия. Именно в эти годы происходит самое мощное наращивание производственного, научно-технического и интеллектуального потенциала Севмаша. Поворот в российской экономике к рынку, вызвавший непредсказуемые осложнения и даже потрясения в судьбах людей, застал Давида Гусейновича уже в должности генерального директора производственного объединения. Непоследовательные решения правительственных структур, касающиеся реформирования военного кораблестроения, непредвиденные темпы сокращения объема государственного заказа и последовавший за ними кризис неплатежей стали для коллектива судостроителей и прежде всего его руководителя тяжелейшим испытанием. Как никто другой, Пашаев понимал, что остановить или хотя бы прервать на неопределенный срок строительство кораблей – значит порвать десятилетиями отлаженные экономические связи, которые не оборвались даже с распадом Советского Союза, значит развалить единый технологический процесс создания стратегических подводных крейсеров. Иными словами, предстояло не просто выжить, а во что бы то ни стало сохранить научно-производственный потенциал и высококвалифицированный коллектив корабелов.


От генерального директора и его команды требовался поиск непростых и неординарных решений. Одним из таких путей виделся более настойчивый и масштабный выход наукоемкой продукции на внутренний и внешний рынок, ориентированный на многопрофильное судостроение. Наряду с ближними и перспективными конверсионными программами все рельефнее вырисовывалась общенациональная программа строительства на Севмаше морских ледостойких платформ, других плавучих технических средств для освоения месторождений нефти и газа на арктическом шельфе. Время подтвердило правильность выбора директором главных приоритетов.


Спасая предприятие, его высокие технологии и кадры, руководство флагмана отрасли прежде всего отстаивало и сохраняло главное предназначение судоверфи – возможность строить корабли по последнему слову науки и техники. Понятно, что основная тяжесть ответственности ложилась на командира, и Давид Гусейнович с честью справился с этой ношей. Огромна и бесспорна заслуга генерального директора Севмашпредприятия именно в том, что в сложнейших экономических условиях последнего десятилетия он сумел сохранить технический и производственный потенциал завода, его трудовой коллектив.