Март 15th, 2006 | 12:00 дп

База нестабильности

  • Павел ВОЛОШИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Не спонсирует ли Россия своего вероятного противника?
Ставка на оружие всегда свидетельствовала о слабости дипломатии, а потому «политика канонерок», предусматривающая обязательное размещение военных баз в зонах региональных конфликтов, сегодня уходит в прошлое. Главная причина перемены стратегии ведущих держав мира – явная неэффективность постоянного военного присутствия в так называемых горячих точках. Вооружая одну из сторон противостояния, нужно быть готовым к тому, что адресат военной помощи может резко изменить свое отношение к благодетелю. Похоже, что именно с таким поворотом событий в ближайшее время столкнется Россия, потратившая миллиард долларов на укрепление боевой мощи Армении.

Судя по недавним публикациям в западной прессе, международное сообщество полно оптимизма относительно перспектив урегулирования самого давнего конфликта в Закавказье. По словам программного директора Международной кризисной группы (МКГ) по Кавказу Сабины Фрейзер, Армения уже отказалась от своего требования определить статус Hагорного Карабаха до освобождения оккупированных ею территорий. Достигнуто полное понимание того, что мирный процесс начнется только после вывода вооруженных сил с оккупированных территорий, предоставления гарантий безопасности и возвращения временно перемещенных лиц. На самом деле сами участники вооруженного противостояния мнение зарубежных политологов разделяют только отчасти. Во всяком случае, вопрос о прекращении оккупации территории Азербайджана в ближайших планах Армении не значится, что подтвердили сомнительные итоги так и не завершенной парижской встречи.


Казалось бы, в любом вооруженном противостоянии решающую роль играет армия. Столкнувшись с вооруженным захватом собственной территории, каждое государство может силой выдворить оккупантов. Конфликт в Нагорном Карабахе – не исключение. Да и сравнение армий двух конфликтующих государств, казалось бы, идет не в пользу Армении. Правда, оценивая военную мощь Азербайджана, аналитики часто не учитывают несколько важных факторов, которые играют роль тузов в этом запутанном политическом пасьянсе. Причем каждый из них имеет явно российское происхождение.


Наиболее показательным считается преимущество Азербайджана в авиации. Если судить по количеству самолетов, включая относительно современные «МИГи», это действительно так. Но, как уже отмечалось, это мнимое превосходство с лихвой перекрывается мощной системой ПВО Армении и Нагорного Карабаха. А этот вид вооружений, как известно, попал в регион конфликта из России. Но это только часть проблемы. Одним из главных факторов, повлиявших на позицию Армении, стал комплекс оперативно-тактических ракет Р-17, эффективная дальность которых позволяет нанести разрушительный удар по Баку.


Российские поставки оружия в Армению поражают своим размахом. Мы уже писали о переправленных в Армению десятках танков, сотнях тонн боеприпасов и современных ракет. Конечно, сегодня поставки оружия в Армению приняли совершенно легальный характер. Тем не менее, судя по неосторожным высказываниям высокопоставленных официальных лиц этой республики, армянские вооруженные силы получают серьезную поддержку. Речь идет даже не о заметном усилении российской военной базы в Гюмри, куда переведен контингент ликвидированной военной базы в Грузии. Скорее, приходится говорить о комплексной программе наращивания военной мощи Армении, в которую входят как финансовая, так и дипломатическая составляющие.


Арифметика противостояния проста: в случае конфликта вооруженные силы Армении и непризнанной мировым сообществом НКР составляют единую боевую мощь и единый военный бюджет. Сегодня военные расходы Карабаха составляют 20% всех трат. Известно, что военный бюджет Армении на 2006 год составляет 155 миллионов долларов, что на 28 миллионов больше, чем в прошедшем году. Получается, что расходы Армении на оборону в четыре раза ниже, чем Азербайджана. Но верить официальным цифрам не приходится. На исходе прошлого года секретарь армянского Совета безопасности и министр обороны Серж Саркисян пообещал с высокой трибуны, что, несмотря на утвержденный бюджет, Армения пойдет на существенное повышение оборонных расходов. Более того, он заявил: «Мы ни на один цент не отстанем от Азербайджана в расходах на оборону». И тогда же сделал примечательное добавление: «А как и откуда будут изысканы эти средства, это уже другой вопрос». Судя по намекам Саркисяна, армянская армия финансируется и из внебюджетных источников, и, как полагают аналитики, заявленные 155 млн можно смело умножать на 2, а то и на 2,5–3.


К потенциальной боевой мощи республики стоит приплюсовать силы российской военной базы, которая насчитывает пять тысяч человек с современным вооружением и боевыми самолетами. Республика Армения входит в ОДКБ, а значит, в случае серьезного обострения конфликта Азербайджан будет иметь дело с этой организацией, то есть с Россией. Об этом недавно в одном из своих интервью намекнул генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. Что касается негативной реакции мирового сообщества на такое развитие событий, то многочисленная и влиятельная армянская диаспора в странах Европы и в США в силах нивелировать ее возможные последствия.


Как полагают эксперты, «догонять и перегонять» Азербайджан ведомство Саркисяна будет не только за счет народных пожертвований: социально-экономическая жизнь республики оставляет желать лучшего. Скорее всего, министр обороны имел в виду кошелек «старшего брата». Взамен наша страна получает разве что моральное удовлетворение. Прибыль от военного сотрудничества с Ереваном недавно сформулировал один российский политолог: «Армения осталась верной Великой России, не просится в НАТО, не оскорбляет Россию, не называет нас имперским «старшим братом». Зато потери носят стратегический характер.


Снабжая страну, увязшую в несправедливой войне, новейшим оружием, Москва вольно или невольно способствует затягиванию вполне разрешимого конфликта. Сегодня, называя Армению своим стратегическим союзником и наращивая свое военное присутствие в этой республике, Россия фиксирует конфликт в наиболее болезненной его фазе, фактически легитимируя оккупацию значительной части территории Азербайджана. Затянувшееся патовое положение позволяет армянской стороне говорить о некоем «Косовском прецеденте». Дело в том, что сегодня в Совете Безопасности ООН проходят переговоры по судьбе сербской провинции Косово, которая получила широкую автономию в результате кровопролитного вооруженного конфликта. Теперь косовары, как себя называют косовские албанцы, подняли перед международным сообществом вопрос о признании независимости региона, ссылаясь при этом на свою полную политическую и экономическую самостоятельность. Как считают в Степанакерте, в случае положительного решения Совбеза ООН по вопросу о независимости Косова, такой же статус должен получить и «зачищенный» от азербайджанцев Нагорный Карабах.


Чем это может потенциально грозить России, объяснять не надо. Как известно, практически каждая национальная автономия Российской Федерации в свое время приняла декларацию о суверенитете. Более того, дудаевское правительство Чечни даже попыталось осуществить отделение от России на практике. Теперь, если явно незаконное образование, каковым является НКР, получит формальное право на международное признание, этот пример может вдохновить сепаратистов не только российского Северного Кавказа, но и мирных пока Башкирии и Татарстана.


Парадоксально, но чем больше Россия помогает Армении, тем дальше расходятся пути двух «стратегических союзников». Разросшаяся армия диктует свои условия ереванским политикам, лишая их пространства для маневра на переговорах. Более того: уверенность в собственных силах подталкивает Армению к довольно жестким выпадам против «старшего брата». А здесь недалеко и до настоящего дипломатического конфликта, который может привести к полной утрате влияния России на ситуацию в регионе. Армения может выбрать себе нового, более перспективного стратегического союзника. К примеру, о планах дальнейшего углубления связей с этой закавказской республикой недавно заявили представители Госдепартамента США. Некоторые шаги по смене геополитических ориентиров Ереван делает уже сейчас. Да и как иначе можно объяснить предельно жесткие высказывания спикера армянского парламента о необходимости ввести коррективы в договор о размещении российской военной базы?


В сухом остатке странной политики может остаться только подмоченная репутация «надежного» партнера. Потеряв одного союзника, Россия не приобретет новых. В случае эскалации конфликта и втягивания в нее российской военной группировки отношения с Азербайджаном будут испорчены всерьез и надолго. Последствия такого разрыва будут катастрофическими. Как минимум будет существенно затруднена совместная эксплуатация богатых природных ресурсов Каспия, под ударом окажется план создания оперативно-тактической группы кораблей прикаспийских государств «Касфор» (по примеру действующего на Черном море «Блэксифор»), призванной обеспечить общую безопасность. В худшем варианте Россия получит у границы своего самого нестабильного региона враждебно настроенное государство. И уж в любом случае закроет для себя возможность развития полнокровных партнерских отношений с ключевым государством региона, который имеет стратегически большое значение для судеб всего мира.

Полагаем, что такой вариант развития событий маловероятен. Тем не менее не нужно быть специалистом, чтобы понять простой факт: перспектива расширения сотрудничества с дружественным Азербайджаном может принести нашей стране гораздо больше пользы, чем «стратегический союз» с Арменией. А сокращение многомиллионной военной помощи, поддерживающей пламя карабахского конфликта, наверняка поможет решить множество социальных проблем, омрачающих жизнь простого россиянина.