Март 15th, 2006 | 12:00 дп

Годы не уходят…

  • Хадиджа ОРДУХАНОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

К 100-летию со дня рождения Сулеймана Рустама
В 1986 году сотрудник Института литературы Академии наук Азербайджана, ныне главный редактор газеты «Республика» Теймур Ахмедов выпустил в свет книгу «Сулейман Рустам». Она уникальна в своем роде и сегодня, но в будущем, без сомнения, она будет еще более востребована. Т.Ахмедов небольшой, лаконичный текст, некоторые стихотворения иллюстрировал бесценными фотографиями людей, ставшими легендами, особенно – поэтов и писателей.

Главное действующее лицо снимков, конечно, Сулейман Рустам, но он снят с такими корифеями, как В.Маяковский, С.Вургун, академик Мещанинов, Н.Грибачев, Н.Тихонов, Н.Хикмет, Я.Смеляков, К.Симонов, Р.Гамзатов, Дж. Пассос, Г.Марков, М.Луконин, корифеи азербайджанской литературы, на снимках отображены эпизоды встреч С.Рустама с нефтяниками и хлопкоробами, многими, многими другими. Это те снимки, на которые не посмотришь мельком, равнодушно – они вобрали в себя судьбы, целую жизнь людей, саму эпоху, характеры. Как бы ни развивались нынче цифровые технологии, в фотографиях прошлых лет при всех их технических недостатках (которые, думаю, устраняли художники-ретушеры), все же проскальзывала индивидуальность. Просмотрев фотографии Сулеймана Рустама в сборнике Т.Ахмедова нельзя не заметить, как ведет себя С.Рустам: с какими бы высокопоставленными людьми он ни находился, ни на одного из них не смотрит подобострастно, ни на одного простого человека не смотрит свысока…


Сулейман Рустам жил долго и счастливо – в литературе, в родном Азербайджане, в своей семье. Но он был не из тех, кому счастье, успех, слава просто-таки падали с неба или доставались в наследство. Он родился 12 марта 1906 года в семье кузнеца, помогал отцу в кузнице, но и отец Алиаббас и мать Хырдаханум уверовали в особое предназначение сына и отдали его в русско-татарскую школу, отсюда можно делать отсчет будущей славы. В школе директором, педагогом тогда был не кто иной, как Сулейман Сани Ахундов, четыре года он был ментором будущего поэта, пробудил, как писал С.Рустам, интерес к литературе, а укрепили этот интерес известные педагоги тех времен – М.Везиров, Р.Таиров, А.Исрафилбейли. Он поступает в знаменитый Бакинский электротехникум, затем – на восточный факультет Азербайджанского государственного университета, его сокурсниками были Джафар Джаббарлы, А.Бадалбейли, В.Хулуфлу, их педагогом был выдающийся писатель Абдулрагимбек Ахвердов.


Первые стихи будущего основоположника азербайджанской советской поэзии появились в школьной стенгазете. Затем они печатаются в журнале «Маариф ве меденийет» («Просвещение и культура»). Содействовал в этой публикации Сейид Гусейн. С.Рустам сотрудничает в газете «Гяндж ишчи» («Молодой рабочий»), заведует отделом литературы (в 19 лет!), входит в организованный С.Ахундовым «Кружок тюркских писателей и поэтов». В 21 год он – ответственный секретарь журнала «Маариф ве меденийет», редактором которого был Рухулла Ахундов, и тогда он впервые знакомится с Назымом Хикметом (потом знакомство перерастает в дружбу), содействует выходу в свет первой книги великого турецкого поэта в Баку. С.Рустам, проявив организаторские способности, создает объединение «Союз красных перьев», где поэты читают свои стихи, дискутируют, проводят встречи, ставшие той школой, в которой нуждались тогда начинающие литераторы.


Многочисленные исследователи творчества Сулеймана Рустама были солидарны в определении его места в литературе – он был назван основоположником азербайджанской советской поэзии. В 21 год он выпустил в свет сборник «От печали к радости», в который вошли стихи, как писали тогда критики, – провозвестники новой жизни, а уже в тридцатые годы он был среди тех, кто составлял весь цвет литературы, это были Микаил Мушфиг, Самед Вургун, Расул Рза, А.Февзи, М.Рафили, Мирварид Дилбази, Нигяр Рафибейли, А.Фаруг, О.Сарывелли, А.Джамиль, И.Хафиз, это были литераторы, силой пера и таланта которых Азербайджан стал поэтически узнаваем, близок на всем пространстве СССР и за его пределами. Учеба в МГУ – еще один подарок судьбы – предоставила С.Рустаму возможность влиться в московскую литературную среду, представители которой впервые и надолго стали переводчиками на русский язык поэзии С.Рустама. Он заявил о себе как о поэте-новаторе, его творчество в тридцатые годы стало особо выразительным в этом аспекте. Но он не захотел останавливаться на достигнутом, хотя известность в столь молодые годы могла вскружить голову многим. Он писал стихи, поэмы, совершенствовал, оттачивал и лирику, и эпику, в его творчестве и в дальнейшем проскальзывали нотки стиля Физули, Сейид Азима, Сабира, он посвящал свои стихи не только Физули, Низами, Сабиру, Джафару Джаббарлы, Самеду Вургуну, но и А.Пушкину, В.Маяковскому, Назыму Хикмету и многим другим. Однако он на протяжении всего творчества никогда не повторял ни традиционных, ни современных ему поэтов, он мог по-новаторски использовать пройденное, стремился к новаторству – как оригинальный поэт, это ему и удалось. «Он привнес в азербайджанскую поэзию значительные преобразования как в содержании, так и в художественной форме, мастерстве» – так писал о нем критик М.Джафар. Самед Вургун в 1947 году писал о С.Рустаме: «Сулейман Рустам с юности, с первых же дней поэтического творчества всеми силами стремился очистить нашу литературу от пессимистических и упаднических настроений… своими пламенными строками подвергал огню критики безыдейные бессодержательные произведения». Но С.Рустам был поэтом, для которого традиции богатейшего классического наследия были основополагающими, он смог их так умело, тонко, порой завуалированно сохранить, что ни один воинствующий критик не смог обвинить его в эпигонстве. Иначе как он мог написать пьесу «Гачаг Наби», основа которой – азербайджанский эпос, где главный герой Наби олицетворяет образ борца, защитника, он выписан столь тонко, что никто не может усомниться в истинности устремлений Наби, чистоте его помыслов. Эта пьеса была поставлена в сентябре 1940 года на сцене Азербайджанского академического драматического театра и имела большой успех.


С.Рустам привнес свою литературную лепту в азербайджано-русские связи, перевел на родной язык Пушкина, Лермонтова, Крылова, Некрасова, Исаковского, Смелякова и др.


Газели Сулеймана Рустама были особенно любимы и в народе, и в литературной среде. Расул Рза считал, что великие газели Физули оказали благотворное влияние на таких выдающихся поэтов-лириков, как Бахар Ширвани, Натаван, С.А.Ширвани, А.Вахид.


«Газели Сулеймана Рустама, – писал Расул Рза, – новые по качеству. Это новшество относится не только к их форме и способу выражения, быть может, оно относится в первую очередь к их содержанию. Лирические строки, написанные в форме газели, отображают глубокую любовь новых людей, построивших своими руками мир, горячую любовь к Родине, веру в будущее, чистые сердца, бьющиеся событиями сегодняшнего дня». Газели С.Рустама любимы в народе еще и потому, что на них была положена замечательная музыка выдающихся азербайджанских композиторов. В истории развития азербайджанской национальной музыки, в обогащении ее содержания и жанров искусство слова сыграло немаловажную роль. Сколько песен написано на слова классиков азербайджанской поэзии, какие великолепные оперы, балеты, оперетты поставлены на произведения и классиков, и современных литераторов (расцвет последних пришелся на XX век)! Поэзия С.Рустама привлекла азербайджанских музыкантов по разным качествам, жанрам, на его стихи написаны и оперетты, и песни, и романсы, и кантаты. Огромный успех имела оперетта Сеида Рустамова «Дурна» по либретто С.Рустама, к кинофильму «Гачаг Наби» музыку написал Эмин Сабитоглу, Джевдет Гаджиев свое знаменитое произведение «Лайлай» («Колыбельная») для хора и оркестра написал на слова поэта. К поэзии С.Рустама в разное время обращались и корифеи азербайджанской музыки Уз. Гаджибеков и Джевдет Гаджиев, Джахангир Джахангиров, Рауф Гаджиев, Сеид Рустамов, Рамиз Миришли, Шафига Ахундова, Эмин Сабитоглу, Тофик Бакиханов, Ашраф Аббасов. Поэзию С.Рустама часто сравнивают с поэзией Владимира Маяковского, но стихи русского поэта, их декламаторский, ораторский ряд, нетрадиционные ударения трудно ложились на музыку, чего не скажешь о поэзии С.Рустама, она сама полна музыки, она созвучна ей. И потому, наверное, родились на свет прекрасные романсы, песни, на которых выросло не одно поколение.


А в ряду его лучших стихов стоят стихотворения «Мать и почтальон», «Материнское сердце», «Настанет день», «Неприступная скала» – они были переведены на многие языки, и в трудные годы Великой Отечественной войны согревали сердца многонационального народа. За сборник стихов «Два берега» в 1950 году Сулейман Рустам был удостоен Государственной премии СССР. Звание народного поэта он получил в 1960 году, к 70-летию он получил звание Героя Социалистического Труда. Сулейман Рустам был не только поэтом, переводчиком, литератором. Его долгая жизнь вместила в себя и вдохновенную работу, краткое перечисление которой таково: главный редактор газеты «Эдебийет газети» («Литературная газета»), директор Аздрамы, депутат всех созывов парламента советского Азербайджана, с 1971 до 1989 года он – председатель Верховного Совета Азербайджанской ССР. Награжден тремя орденами Ленина, двумя – Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, лауреат многих престижных премий Азербайджана, СССР.


Азад Рустамзаде, сын Сулеймана Рустама, рассказывает об отце с сыновней любовью, с гражданским уважением. «Об отце я могу сказать – а это то, что составляло его жизнь: он был глубоко порядочным, скромным человеком. Он любил свою семью, своих внуков, свой дом, свою дачу. Дача эта сохранилась и поныне, и примечательно в ней то, что это вовсе не вилла, а скромный дом, но сад у нас замечательный. Отец привозил из всех своих поездок черенки, семена растений, но больше всего, как истинный бакинец, он любил сажать виноград, и сейчас у нас растут различные его сорта. С дачей у меня связаны самые лучшие детские впечатления, к нам в Шувеляны приезжали люди со всех концов Советского Союза, гостили у нас летом с семьями, у нас бывали Назым Хикмет, Расул Гамзатов, Кайсын Кулиев, Михаил Матусовский, Микола Бажан, Григол Абашидзе, Карло Кабадзе. Когда готовился к выпуску альманах азербайджанской поэзии в переводе на русский язык, как мама рассказывала, переводчики, а это были знаменитые советские поэты, жили на даче, работали там. Мне, единственному сыну, не передались гены отца, да и моему сыну и дочери тоже, Гюнеш работает на ответственной должности в МИД Азербайджана, Азада – врач. Может, внукам передадутся – подрастает Сулейман Рустамзаде, правнук Сулеймана Рустама»…