Март 15th, 2006 | 12:00 дп

Влюбленный в страну поэтов

  • Хадиджа ОРДУХАНОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars 5,00/5 (1)
Loading ... Loading ...

Нынешнее 21 марта – столетие со дня рождения великого азербайджанского поэта Самеда Вургуна
Вниманию читателей нашей газеты представляются дневниковые записки «Московские дни» народного поэта Азербайджана Халила Рзы, которые публикуются впервые. Это своеобразный репортаж-отчет с торжественного заседания Союза писателей СССР в Москве, в Центральном доме литераторов. Оно было посвящено 60-летнему юбилею Самеда Вургуна. Прошло сорок лет, но неизменными остались пронзительный лиризм стихов Самеда Вургуна, его влюбленность в родную землю, преданность гуманистическим традициям.

Азербайджан – страна поэтов. Трудно в такой стране быть поэтом. А быть выдающимся поэтом Самеду Вургуну особенно трудно, очень трудно! Самое большое чудо на нашей планете Земля, на нашей родной земле – человек. Особенно – творческий человек! Такие люди своим горячим трудом приносят миру радость, борются со скверной и реакцией, дарят людям отраду, будят в сердцах негаснущий пламень борьбы. Творческий человек – выразитель самых лучших чаяний человечества. Самое светлое, самое главное желание человека творческого – стремление к доброте, гуманизму, свободе. Слава нашей родной земле, нашей планете за то, что у нас есть такие прекрасные люди! Самед Вургун был одним из них. И его поэзия, и само его существо было похоже на землю, родину, которые взрастили его. Самед Вургун был поэтом из чрева родной земли. Он так рано ушел от нас – слился с воспетой им землей, вечностью. Мне кажется, Самед Вургун не успел написать свое самое прекрасное произведение. Он не успел передать и десятую часть своей огромной любви к миру, безграничной любви к людям. Своим столь ранним уходом он лишил нас поэтической сокровищницы, сверкающей жемчужиной этой сокровищницы могла бы стать или пьеса, или поэма, или просто стихотворение. Вместе с этим мы гордимся тем художественным достоянием, которое оставил нам в наследство поэт. Самед Вургун создал сотни стихотворений, десятки прекрасных поэм, вдохновенных пьес, публицистических произведений. Когда перед глазами проходит написанное Вургуном, нет человека, у которого они не вызывают чувство гордости. Тот, кто хоть немного занимается поэзией, знает, сколь мучительно, трудно даются строки, сколько бессонных ночей, усилий уходит на них, как нелегко их шлифовать, найти то единственно необходимое слово. Самед Вургун всю свою короткую жизнь, каждый ее час, день посвятил поэзии.


Самед Вургун – творец, отдавший поэзии всего себя, без остатка. Квинтэссенцию, всю энергию физических и духовных сил он отдал творчеству. Если бы Самед Вургун был сегодня с нами, он снова бы полемизировал. Мы с ним сталкивались в спорах не только о ветвях азербайджанской поэзии, но и взглядами на достижения советской, мировой поэзии. Но я уверен, это никогда бы не было ожесточенной перебранкой.


Самед Вургун – поэт с врожденным даром. Но его мощная поэзия не была продуктом одного лишь таланта. Творчество его – плод огромного, напряженного, последовательного труда. До последних дней жизни Самед Вургун не узнал старости творчества, себя в поэзии, всю жизнь он стремился к совершенствованию. Стихи Самеда Вургуна последних лет – «Я не спешу», «Поэт, как рано постарел ты» – новая эпоха в его поэзии. Обратите внимание на стихотворение «Я не спешу». Оно небольшое по объему, но в нем сконцентрированы философские, звенящие мысли о мироздании, красоте жизни, силе созидания, дружбы поэта, который чувствует приближение смерти, но не желает покоряться, напротив, бросает ей вызов. В поэзии Самеда Вургуна есть тонкость, простота, и простота эта неординарна, она полна прозрачности, как слеза, а это присуще редким творцам. Самед Вургун весь огонь своего сердца, пламя всей своей жизни посвятил людям, никогда не скупился жить и гореть. Вургун знал, от души верил в то, что настоящие люди это те, кто дарит огонь сердца другим, и поэт, творец выходит именно из их среды. Такие творцы молодеют из года в год, тратясь – богатеют.


Припомните пьесу «Вагиф», насыщенную сложными характерами и противостоянием. Создать такую пьесу – геройство. Автор «Вагифа» не только поэт, ученый, историк, философ, он еще и народный деятель, великий просветитель. О чем бы ни писал Самед Вургун, это всегда вдохновенно, полно огня. Полна огня каждая строка его стихов – и об ученом, и о рабочем, и о хлопкоробе. В стихах Самеда Вургуна есть сильные строки, это его романтика, опирающаяся на реализм.


Самед Вургун жил в непростое, напряженное время. С одной стороны, в его сердце впивались иглы интриг, оговоры, клевета, бесчестие, с которыми он сталкивался, разрывали ему душу. С другой стороны, горячие волны всенародной любви грели ему душу. Самед Вургун старался эту боль, эти мучения растворить в огне своего большого сердца, в пламени любви народа, забыть их. Он выбрал себе псевдоним Вургун, и это не случайно. Он был влюблен – в Родину, родную землю, во всю красоту мира, в людей с добрым сердцем. И потому имя и творчество Самеда Вургуна принадлежит не только азербайджанскому народу, а всем людям земли, его стихи будут звучать на разных меридианах.


Евгений Долматовский передает слово Аделине Адалис.


То, что сказал Расул Рза, – не доклад, а рассказ друга о друге. В них нет преувеличения, идеализации, полагающихся юбилею славословий. Самед Вургун был великим поэтом, но судьба его была трагична. Он не успел спеть свою самую прекрасную песню. Когда я перевожу на русский язык Самеда Вургуна, то не перестаю восхищаться. Для того чтобы постичь простоту, лиризм, хрустальность вургуновской поэзии, надо знать азербайджанский язык, надо чутко прислушиваться к каждому его слову, звуку. Он должен был еще многое написать. Я не ошибусь, если скажу: он ушел от нас безвременно. Он ушел рано, не успев завершить путь – как поэт, как странник, как служитель Родины. Мне кажется, что он ушел из жизни как 30 – 35-летний поэт – в расцвете поэтических сил, в прекрасную пору жизни. Самед Вургун будто знал, что проживет недолго, потому и работал изо всех сил, без перерывов творил. Среди этой художественной продукции, на мой взгляд, примечательна поэма «Мугань», в ней соединились два дара Вургуна – большого поэта и большого драматурга. «Мугань» – поэма с огромной драматической силой. Мне кажется, ее в определенном смысле можно назвать стихотворной пьесой. Дело не только в том, что в поэме есть понятные художественные образы Сарвана, Мугангызы, в ней есть прекрасные мысли тех смельчаков, кто думает о родной земле, кто отважно противоборствует с силами природы. Вместе с этим в поэме самый сильный драматический образ – образ самого поэта. «Мугань» – плод поэтики состоявшегося, блестящего мастера, великого патриота. В ней кристально чисто переданы огромная человеческая грусть поэта, предчувствовавшего свою смерть, и его чувство гордости за свой Азербайджан. Мне кажется, в поэме «Мугань» есть наполнение. Если я не смогла передать русским читателям все богатство содержания поэмы, силу вдохновения поэта, то в этом надо винить только меня. Если смогла, то да здравствует Самед Вургун! В поэме есть удивительная зрелость. Хотя он написал ее за два года, но мне кажется, что писал ее за все время своего творчества – в рамки нескольких лет не вместятся мысли и рассуждения. Вынашиваемая годами сердцем, эта поэма способна жить годами.


Затем Аделина Адалис читает на русском языке эпилог поэмы «Мугань».


Третий оратор, Карло Каладзе говорит со свойственной ему горячностью, вспоминает о той огромной любви к Самеду Вургуну в Баку, Газахе, во всем Азербайджане. «Суть этой любви в том, что Самед Вургун также горячо любил свой народ. Служа этому народу, он служил всему человечеству. Мы это видели на каждом шагу. Самед Вургун внимательно следил за развитием грузинской литературы, особенно поэзии. Он откликался на все достижения своих братьев по перу… Могучие монументы возвышены Маяковскому в Москве и Багдаде. Такой же монумент Самеду Вургуну стоит в Баку и Газахе. Но для великих людей самый настоящий и вечный памятник – их произведения, и они есть у Самеда Вургуна. Наш Самед Вургун никогда не умрет. Ибо не умрет любовь народа к его поэзии», – говорил Карло Каладзе.


На трибуну поднимается поэт Сергей Васильев. «Расул Рза очень метко сказал, что в Азербайджане очень трудно быть поэтом, – говорит С.Васильев. – Ибо там все поэты – ашуги, вургуны [влюбленные]. Среди этих вургунов быть Самедом Вургуном очень трудно. Эту любовь надо заслужить. Мы такому большому писателю, как Алексей Толстой, смогли поставить памятник лишь через 20 лет. Азербайджанский народ поставил памятник Вургуну сразу же после смерти – так он любит, уважает, почитает его. Когда я думаю о Самеде Вургуне, то прежде всего помню его человеческое обаяние. Приезд Самеда в Москву для русских поэтов был истинный праздник, его имя для нас, русских, особенно дорого. Потому, что он расширил горизонты русского поэтического мира. Он перевел на азербайджанский язык великое творение Пушкина «Евгений Онегин», довел до миллионов новых читателей. Такие великие поэты, как Самед Вургун, живут не годы, а века!»


Народная артистка Окюма Гурбанова выходит на сцену, бесподобно читает стихи Самеда Вургуна на азербайджанском и русском языках. Особый восторг, новое понимание вызывает у слушателей в ее исполнении стихотворение «Я не спешу», ответ на это действо – бурные аплодисменты…


Теплыми проникновенными словами о творчестве великого поэта говорят Ибрагим Кабирли, украинский поэт Виктор Коротич. Во время войны, – говорит В.Коротич, – на оккупированных фашистами украинских территориях с самолетов рассыпали стихи Самеда Вургуна, которые не раз поддерживали украинских партизан. Здесь говорили о памятниках поэтам. Я уверяю вас, в 40-миллионной Украине Самеду Вургуну поставлено 40 миллионов памятников – прекрасных, живых памятников». О Самеде Вургуне говорили и персидская поэтесса Жале, и В.Кафаров, и Р.Гейдар, и чеченский поэт Мургун Музаев. Я читаю только что написанное стихотворение «Бир одлу гезлери, бир де…». Возвращаюсь на место, стихотворение просит дать ей Окюма Гурбанова.


С заключительным словом выступает Константин Симонов, его короткое, емкое выступление отличается от других. Он говорит о величии Самеда Вургуна – поэта и человека. «Это отмечали здесь все, – говорит К.Симонов. – Это бесспорно. Но я хочу сказать об одном другом качестве Самеда Вургуна. Он был крайне храбрым, дерзким человеком. Он не боялся срывать маски с подлецов, не отступался в защите правды, не боялся защищать тех, с кем несправедливо поступали. Без этих качеств поэта, писателя не может быть».



P.
S. Редакция «АК» благодарит народного поэта Азербайджана, секретаря Союза писателей Азербайджана Фикрета Годжу за помощь, оказанную в подготовке материала.