Апрель 15th, 2006 | 12:00 дп

Дискуссия за круглым столом

  • К.В.КАЛИНИНА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Обсуждается проект федерального закона «Об основах государственной национальной политики Российской Федерации»
Этот важнейший для нашей страны правовой документ вызывает в обществе всеобщий интерес. Обсуждение его в формате круглого стола состоялось 21 марта 2006 года в Российской академии государственной службы при президенте Российской Федерации. Круглый стол был организован кафедрой национальных, федеративных и международных отношений РАГС, Комитетом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по делам национальностей совместно с научным советом по национальным проблемам отделения общественных наук Российской академии наук.

В обсуждении проекта приняли участие ученые, специалисты в области национальных отношений, практические работники, руководители общественных национальных объединений, представители органов государственной власти г. Москвы.


Председательствовал на круглом столе заведующий кафедрой национальных, федеративных и международных отношений РАГС, доктор исторических наук, профессор В.А.Михайлов.


Открывая заседание круглого стола президент-ректор РАГС при президенте РФ, доктор философских наук, профессор В.К.Егоров отметил, что обсуждаемый проект федерального закона является добротной основой для научной дискуссии по одной из самых сложных проблем, которые сегодня стоят не только перед Россией, но и перед большинством стран мира. Академия государственной службы глубоко заинтересована в обсуждении этого документа, так как в ней обучаются государственные служащие федерального и регионального уровней, от компетенции и профессионализма которых зависит дальнейшее развитие Российского государства, практическая реализация национальной политики. С докладом выступил председатель Комитета Государственной Думы по делам национальностей Е.Н.Трофимов, возглавляющий подготовку проекта федерального закона.


Чем вызвана необходимость в новом законе?


Отмечено, что с начала 90-х годов острие национальной политики в значительной степени было направлено на исправление ошибок прошлого периода. Были приняты такие законы, как «О реабилитации репрессированных народов», «О национально-культурной автономии», «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», а также целый комплекс законов и подзаконных актов, создающих правовую базу для гармонизации межнациональных отношений. Однако указанные выше законы не охватывают всего 140-миллионного населения РФ. «То есть нужен целостный, базисный федеральный закон, основанный на современных реалиях, – подчеркнул докладчик. – Такого закона до сих пор нет».


Далее председатель комитета ГД пояснил, что в последнее время наличие конфликтной ситуации, особенно на Северном Кавказе, всплеск ксенофобии, экстремизма вызвали обратную реакцию, стали поступать обращения о том, что нужно что-то делать. Жизнь требовала какого-то движения вперед. «Мы набрались мужества и подготовили законопроект… Это не идеальный вариант, но мы решились и направили его в 60 субъектов Федерации. Из них 51 дал положительные отзывы, 9 – отрицательные».


Что вызывает дискуссии и возражения?


Прежде всего тема российской нации как сообщества граждан РФ, заложенная в проект закона, наряду с положением о том, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является многонациональный народ России.


Вторая дискуссионная проблема – это введение в современное законодательство правового статуса русского народа, составляющего 80% населения. В проект закона введена специальная статья, согласно которой русский народ признается государствообразующим народом, самоопределившимся на всей территории Федерации. Е.Н.Трофимов обратил внимание на то, что это положение вызвало неоднозначное отношение в ряде субъектов Федерации, в первую очередь у депутатов Госсовета Татарстана.


Третья тема дискуссии – споры по поводу трактовки терминов, используемых в проекте. Таких, например, как «многонациональный народ», «национальные меньшинства», «российская нация» и другие.


Обсуждение этих и других проблем национальной политики в обществе и в Государственной Думе выявляет расхождения и по более общим, краеугольным вопросам государственного строительства. Одни депутаты ГД высказываются за укрепление Федерации, другие считают, что совершенствование федеративных отношений означает ускорение гибели русского государства, что Россия была унитарным государством и таким должна остаться. Третьи полагают, что Россия не может идти ни по пути национального государства, ни по пути космополитического растворения в мировом экономическом и политическом пространстве. «Наш путь, – считают третьи, – это путь империи, когда различные этносы чувствуют себя частями единой нации».


Точки зрения круглого стола


Руководитель научного совета по национальным проблемам отделения общественных наук президиума Российской академии наук, доктор исторических наук, профессор Л.М.Дробижева считает, что обсуждаемый документ не может быть простым и ясным, так как он отражает все те противоречия, которые есть у нас в жизни и присутствуют в науке. Поэтому необходимо продвигаться, совершенствуя его. Прежде всего речь идет о том, какой тип национальной или этнонациональной политики мы собираемся иметь. В мировом сообществе известны такие модели, как модель ассимиляции, модель мультикультурализма и модель культурной свободы. Первые две более или менее известны. Менее известна модель культурной свободы. Она предполагает выбор культурного самоопределения, перехода от одной этнической идентичности к другой, возможности совмещения этих идентичностей при соблюдении гарантий сохранения гражданских ценностей. Нужно определиться – что необходимо для России. В данном же виде обсуждаемый документ противоречив. Не отработан понятийный аппарат. Надо подумать над названием закона, например о такой его редакции: «Об основах государственной политики Российской Федерации в сфере взаимодействия государства и граждан различных национальностей в формах их самоопределения». В работе над законопроектом необходимо учитывать противоречие конституционных понятий «многонациональный народ» и «нация» (имеется в виду «российская нация»). Принципиальный вопрос: кто является объектом национальной политики – народы или граждане разной этнической принадлежности? Возникает главный и центральный вопрос – интеграция. Как ее обеспечить, преодолевая дезинтеграцию? Поэтому большинство участников при обсуждении законопроекта склоняются к тому, чтобы уйти от понятия «государствообразующая», так как оно ведет к стратификации народов и граждан разных национальностей.


В документе говорится о конфликтах, ксенофобии, их преодолении, но не ставится вопрос о формировании согласия в многонациональном обществе, об этнокультурной корректности, о том, что государство гарантирует безопасность людей разных национальностей. Между тем недопустимость дискриминации должна стать центральным пунктом закона. Кроме того, в документе должны быть сформулированы принципы в отношении миграции с учетом их этнического компонента.


Директор Института этнологии и антропологии В.А.Тишков выразил согласие с Л.М.Дробижевой по многим вопросам, предложил свое название закона: «Об основах государственной политики российских национальностей» или «в отношении национальностей Российской Федерации», что может позволить уйти от терминологического тупика. Он подчеркнул, что сейчас пока нет возможности полностью перейти на понятия, которые используются в мировой политической практике государств и в мировой науке. Речь идет о таких понятиях, как этническая или этнокультурная политика, или политика в отношении национальных меньшинств. Они не могут у нас прижиться, а может быть, не могут и не должны. Что касается конституционного понятия «многонациональный народ», то от него трудно уйти. Изменить Конституцию сложно, хотя целесообразнее было бы применить термин «многонародная нация». А положение о формировании гражданской российской нации необходимо прописать четко. Нужно всевозможными средствами утверждать, что у нас есть своя, отечественная форма общероссийской идентичности, хотя многие считают, что в России нет гражданской нации, поэтому нет демократии (к примеру, мнение Э.А.Паина).


В отношении статьи о русском народе как государствообразующем было отмечено, что нет необходимости это фиксировать, потому что в принципе с русским языком и русской культурой как доминирующими в нашей стране все более или менее нормально. Закон должен обеспечить и гарантировать сохранение многообразия, и в этом направлении его необходимо дальше улучшать и творчески совершенствовать.


Доктор философских наук, профессор, главный редактор журнала «Евразия. Народы. Культуры. Религии» Э.А.Баграмов поддержал предложенную В.А.Тишковым формулировку «многонародная нация». Что касается «российской нации», задает вопрос Э.А.Баграмов, – это реальность, мечта? Это слияние нынешних наций или возможная модель развития многонационального народа, модель нашего будущего? Такое супернациональное образование, если это не ассимиляция, возможно, и ради этого надо работать.


Что касается вопроса о русском народе, то подобный пункт в законе может существовать, но не в предложенном виде. Непонятно, почему о нем говорится как о государствообразующей нации. Необходимо доработать это положение. Для дальнейшей работы по совершенствованию законопроекта необходимо четче определиться с его идеологической концепцией.


В поддержку закона при его доработке выступил доктор политических наук, профессор, руководитель Центра по исследованию ксенофобии и экстремизма Института социологии РАН, генеральный директор Центра этнополитических и региональных исследований Э.А.Паин. Он поддержал идею принятия закона, отметив, однако, что требуется его доработка с позиций рассмотрения российской нации как гражданской. И если принять название закона, как его предлагает Э.А.Баграмов, – «Об основах государственной политики в сфере национальных отношений», – то в нем можно поставить и проблему, в центре которой формирование и развитие единой гражданской нации, предусмотрев для этого необходимые процедуры. По поводу статуса «государствообразующий» – то в нем можно закладывать либо компенсационные, либо некие дискриминационные правила.


Необходимо уйти от тех понятий, которых нет в Конституции РФ, например «национально-территориальные образования». Необходимо уйти и от двойственности в терминах «нация гражданская» и «нация этническая».


Член правления федерации еврейских организаций и общин (Ваад) Р.И.Спектор поднял проблему методологии закона, через призму которого можно говорить о методическом обеспечении. Суть вопроса проста. Это регламент правоотношений, который должен быть прописан. Необходимо стремиться к выравниванию прав народов России.


Вице-президент Союза юристов России, вице-президент Всероссийского Азербайджанского Конгресса А.С.Тагиев подчеркнул исключительно важное значение принятия федерального закона «Об основах государственной национальной политики Российской Федерации», поддержал ранее выступавших в том, что придание русскому народу статуса «государствообразующий» ничего ему не дает. Важно реализовать в законе принцип формирования межнационального согласия.


Некоторые итоги дискуссии подвел В.А.Михайлов: принципиальная позиция ожидаемого закона – это позиция, связанная с формированием гражданской, политической нации в России. Это трудный путь для нас, так как в генах всех россиян, бывших советских людей, привычка понимания нации как этноса. Надо исходить из того, к чему уже привыкли. Следует поддержать тех, кто говорил о необходимости разобраться все-таки в используемых понятиях. «Многонациональный народ» – само это понятие указывает на его статус «государствообразующего». Для того чтобы продвинуться в понятии политической нации, требуется исходить от узлового понятия «многонациональный народ Российской Федерации». В этой связи можно дать такое определение: многонациональный народ Российской Федерации – это общегражданская политическая нация, тождественная понятию «российский народ, россияне».


В отношении русского народа применительно к понятию «самоопределение народов» мы должны сказать, что самоопределение народов Российской Федерации означает, что русский народ, как и другие народы страны, самоопределен по всей Российской Федерации. В таком виде, как прописано в проекте, это неприемлемо. Можно дать следующее определение: «Русский народ – это наиболее многочисленный народ Российской Федерации. Русская нация (или русский народ) в силу исторических или объективных обстоятельств, сопрягая себя со всеми народами осваиваемого евразийского пространства, преимущественно определяла природу и характер Российского государства, его цивилизации и исторической судьбы. В единстве национального разнообразия России в содружестве с другими народами русский народ и сегодня остается опорой и скрепом российской государственности».


Ради чего мы это вводим в закон? Демографический кризис последних лет усугубил положение всех народов. И больнее всего ударил по самому многочисленному русскому народу, что является прямой угрозой национальной безопасности России и сохранения ее как суверенного государства. Мы не можем отрицать, что это исторически государствообразующий народ и многонациональность этого государства тесно связана с тем, как развивается самый крупный этнос российской нации.


Вместе с тем в этом законе соответствующим образом надо подчеркнуть культурное многообразие страны. То есть вся наша политика и идеология должна в первой же статье четко и ясно определить, что мы рады тому, что у нас национальное многообразие, что мы никогда не будем выступать за ассимиляцию, что мы будем содействовать развитию каждого языка, каждой культуры.

Дискуссия в рамках круглого стола обнаружила искреннюю заинтересованность участников и носила глубоко профессиональный, творческий характер.