Май 15th, 2006 | 12:00 дп

Лица и документы

  • Ибрагим МЕЛИКОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Было обычное московское утро. Одно лицо, решив запастись продуктами, направилось в магазин. Благо он находится недалеко от дома. Но не успело оно выйти из подъезда и немного пройти, как его внимание привлекла милицейская машина.

Она остановилась рядом с ним. Из нее вышел милиционер с подковообразными усами. Лицо невольно обратило внимание на него. Оказалось, что тот направляется к нему.


– Ваши документы? – оттарабанил он привычную фразу, подойдя поближе.


– Какие документы? – ответило лицо вопросом. – Я в магазин вышел за продуктами!


– А регистрация есть?


– Есть.


– По какому адресу?


– В этом доме.


– Точно? – С видом задавшего вопрос на засыпку не отстает милиционер.


– Идемте, я паспорт покажу.


– Не надо. Поедем в отделение, там разберемся. Знаете, Москва – город особый, нужно с документами ходить! – берет ситуацию в свои руки лицо в милицейской форме.


– Даже в магазин? – вопрошает подозреваемое лицо недоуменно.


– Да! – припечатало милицейское лицо.


Тут из машины выходит другое лицо, уже без формы. Видимо, старший. Лицо в милицейской форме как бы докладывает ему:


– Документов нет. Говорит, что прописан в соседнем доме.


– Поехали в отделение. Там разберемся, – небрежно бросает свой вердикт тот.


В машине сидит еще одно лицо в гражданском костюме. По всей вероятности тоже коллега.


– Садись, земляк, поедем, – с добродушным видом, но затаенной подлостью предлагает он.


Подозреваемое лицо садится в машину. Водитель разворачивает машину и начинает разгоняться. Вдруг на подозреваемого словно снизошло озарение. Он вспоминает, что во внутреннем кармане пиджака, который надет на нем, находится его рабочее удостоверение. Немедля он предлагает его распорядителям своей судьбы. Тот, который сидит рядом, берет его и вслух зачитывает название организации, обозначенной на удостоверении. Машина останавливается. Но старшее лицо, кажется, удостоверением не удовлетворено, поскольку, как он говорит, в нем все равно не указана регистрация.


Задержанный в очередной раз предлагает сходить за паспортом. Но теперь тот, что в милицейской форме, демонстрирует великодушие:


– Ладно, не надо!


В салоне машины воцарилась пауза. Все замерли в ожидании. Подозреваемый ждал от лиц, олицетворяющих правопорядок, определения дальнейшей его участи. Но было очевидно, что те, в свою очередь, чего-то ждали от него. Казалось, эта пауза может продолжаться до бесконечности. Но лицо, поневоле ставшее виновником события, наконец-то решилось:


– Так я могу быть свободным? – спрашивает оно, все еще не веря в благоприятный исход.


– Да, – отвечает какое-то из лиц, представляющих общественный правопорядок.


Лицо, до недавнего времени считавшееся подозреваемым, с облегчением выходит из машины и отправляется, как и задумывал, в магазин. Им овладевает некоторая радость, оттого что его отпустили и не повезли в отделение, где предполагались неприятные разбирательства. Другой на его месте стал бы возмущаться, счел бы случившееся дискриминацией, оскорблением чувства собственного достоинства. Это же лицо радуется. Видимо потому, что оно не должно иметь чувство собственного достоинства. Лицо-то это было кавказской национальности.