Май 15th, 2006 | 12:00 дп

Не доводить принцип до абсурда

  • «АК»
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

По сообщениям прессы, в Баку прошел международный форум омбудсменов. Среди гостей был и уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. «АК» публикует фрагменты из его интервью бакинской газете «Эхо».

– Один из самых болезненных вопросов в Азербайджане – это Карабах и ситуация с беженцами…


– Это сложный вопрос. Я испытываю большое чувство удовлетворения, что по Закону «Об уполномоченном по правам человека» я не занимаюсь политикой, поэтому в такого рода дела непосредственно не вмешиваюсь. Когда я занимался политикой и международными делами, конечно, следил за развитием этого вопроса. Это одна из застарелых проблем, связанная с распадом Советского Союза. И этот вопрос, конечно, отягощен очень многими страстями, обидами, обвинениями и т.д. Принцип моего подхода прост. Этот вопрос должен терпеливо решаться мирными средствами, основываясь на принципах международного права и на уважении к безопасности вовлеченных в конфликт стран. То есть соглашения должны предусматривать базовые принципы признания границ в соответствии с международным правом. Это верно для Чечни, верно для Косово, Абхазии, Каталонии в Испании. Это верно для всех стран. Надежнейшим образом должны быть ограждены интересы безопасности и Грузии, и Армении, и, конечно, безопасности жителей Нагорного Карабаха.


– Вам не кажется, что изначальное противоречие: опора на такие аспекты международного права, как территориальная целостность, с одной стороны, и национальное самоопределение, с другой, – принципиально тупиковый путь?


– Это кто говорил о национальном самоопределении?


– Армянская сторона педалирует именно этот аспект…


– Армянская сторона может говорить об этом, но принцип самоопределения не входит в базовые понятия международного права. Принцип самоопределения, если его довести до абсурда, может привести к тому, что развалятся практически все государства мира.


– Что помогает и что мешает вам в работе?


– Помогает то, что я еще живой. Помогает и то, что за два года работы мне удалось поссориться с минимальным количеством людей. У меня конструктивные отношения с правозащитниками и достаточно неплохие рабочие отношения с большинством государственных ведомств, что необходимо для решения конкретных проблем. Конечно, ты можешь шуметь и кричать, но чем больше ты шумишь и кричишь, тем меньше возможности решить конкретную проблему. Поэтому политики должны акцентировать вопросы, будоражить граждан, чтобы они поддержали тебя.


А у правозащитника другая задача. Он должен получить жалобу, прийти к чиновнику, иногда очень крупному, и решать вопрос.


– А у вас есть какие-то жалобы на нарушение ваших прав?


– Я, например, преступно старею. Собираюсь найти кого-то виноватого в этом.