Май 15th, 2006 | 12:00 дп

От фронта – к морю

  • Лейла ИБРАГИМОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Автор популярнейшей радиопередачи «Для тех, кто в море» прошел всю войну, сталинские лагеря, а потом двадцать лет проработал на центральном радио
В нашей газете стало доброй традицией рассказывать о ветеранах Великой Отечественной войны. Сегодня наш рассказ о человеке интересной и нелегкой судьбы Али Алигусейновиче Гусейнове.

Военврач с удивлением переводила взгляд с рентгеновского снимка на худенького высокого паренька, чью грудь украшало множество орденов и медалей:


– Как же он воевал? У него половины легких нет!


Да, действительно, с легкими у Али Гусейнова было плохо. Страдал он заболеванием еще с детства, из-за постоянных болезней плохо учился в школе, даже оставался на второй год. К строевой службе Али Гусейнов был явно не годен – с его заболеванием мог служить только в тылу, но сидевших в районных военкоматах это мало волновало. В 1942 году, в день восемнадцатилетия, его взяли в армию и послали на фронт. Али попал в разведвзвод минометного полка. В обязанности молодого бойца не входили вылазки за линию фронта «за языком», у разведчиков минометного полка были несколько другие задачи: во время минометного обстрела они находились в пехоте, наводили на цель и корректировали стрельбу наших батарей.


– Как и все юноши моего возраста, я стремился воевать за Родину. Немец в то время был уже у Волги, – вспоминает Али Алигусейнович. – Через несколько дней после призыва нам выдали обмундирование и, ничему не обучив, отвезли в войска: мы были так называемые запасные полки. Мне повезло, что я напросился в артиллерию, а не в пехоту, там я бы не остался живым: ребят моего года рождения пропустили через настоящую мясорубку – кидали на самые опасные участки фронта. От общего числа солдат 1924 года рождения к концу войны осталось всего 7 – 8%. В 1942 году на фронтах Великой Отечественной было самое пекло, проводились и наступательные операции, и отступления. Когда в 1943 году в Сталинграде нашими войсками была окружена Шестая армия вермахта под командованием фельдмаршала Паулюса, со стороны Ростова им на выручку шла группировка генерала Манштейна. Задача нашего корпуса состояла в том, чтобы остановить группировку на дальних рубежах и не дать прорвать кольцо окружения. Мы выполнили эту задачу, за что я получил первую и самую дорогую для меня медаль «За боевые заслуги». Бой, в котором я по телефону передавал координаты, куда следует стрелять, без перерывов длился месяц. Вначале наши войска подошли к Ростову, а потом отступили – у нас не хватило техники.


О страшной правде войны через много лет Али Гусейнов напишет немало рассказов и повестей. Его писательский и журналистский талант знают и любят многие наши соотечественники. С юмором и прямотой Али Алигусейнович и сейчас охотно делится воспоминаниями о войне:


– Однажды в наш полк пригнали 25 неграмотных деревенских азербайджанцев. Они не понимали не только русский, но и азербайджанский язык плохо знали, потому что среди них было немало талышей. На весь полк я был один азербайджанец. Начальник штаба вызвал меня и спросил: «Алик, ты не забыл свой родной язык?» Я говорю: «Вроде нет!» Тогда он приставил меня к этим азербайджанцам. Дней двадцать пришлось постоянно быть с ними, показывать, как стрелять из винтовки и карабина. Потом их распределили по батареям, где не обязательно было знать русский язык, там нужна была рабочая сила. Воевали они хорошо – на войне все воевали хорошо. Единственное, чего на фронте не было, чтобы кто-то издевался или потешался над ними. А уж про «дедовщину» мы и не слышали. В то время плечом к плечу сражались пятидесятилетние и восемнадцатилетние.


* * *


Родился Али Гусейнов в азербайджанском городке Сальяны 10 июля 1924 года. Его родители принадлежали к новой плеяде азербайджанской интеллигенции: отец – член партии с 1919 года, был учителем, а мама – врачом-педиатром. В 1929 году отца направили на учебу в Москву в Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ). Через год к нему переехали жена и шестилетний сын. Отец успешно окончил университет, где остался работать заместителем проректора. В 1934 году он был назначен помощником заведующего отделом печати и пропаганды Центрального комитета партии.


– В 1936 году папу затребовали в Баку, где к тому моменту пересажали все национальные кадры, и назначили заведующим отделом ЦК Азербайджана по печати и пропаганде и редактором республиканской газеты «Коммунист», печатавшейся с 1920 года.


– Скорее всего, именно оттуда идут мои журналистские корни, – вспоминает Али Гусейнов. – А в конце 1937 года отца постигла участь всех старых большевиков: арест и гибель в лагере в 1941 году. В конце тридцатых годов партийная организация Азербайджана потеряла 37 тысяч членов. После ареста отца наша мудрая мама срочно переехала и перевезла в Москву меня с маленькой сестрой. За нашей семьей продолжала числиться комната в коммуналке на Тверском бульваре. И хотя в то время не хватало хороших дипломированных врачей, мама долгое время маялась в поисках работы: на ней было клеймо жены врага народа!


Через несколько месяцев мытарств маме удалось устроиться в поликлинику на сложный участок: следить за здоровьем детей ползункового возраста. Она сутками пропадала на работе, а я был предоставлен сам себе, да еще ухаживал за маленькой сестренкой, следил за ней, готовил ей обеды на керосинке. По окончании девятого класса меня призвали в армию. Служить пришлось в корпусе Резерва главного командования, который бросали с одного фронта на другой. Я побывал почти на всех фронтах: с Первого Украинского нас перекинули на Четвертый Украинский, потом на Ленинградский, потом на Второй Прибалтийский. Войну я окончил в Северной Германии, вблизи Гамбурга. Только после окончания войны нас, солдат, впервые в сапоги обули. В кино обычно советских солдат показывают в сапогах, но их не было – все в обмотках ходили! Ботинки выдавали, но они долго не служили. В кирзовых сапогах ходили только офицеры, а в хромовых – генералы. В кино показывают 1942 год, и все наши солдаты вооружены автоматами. Тогда на взвод давали всего один или два автомата! Остальные получали винтовки или укороченные карабины.


После окончания войны солдаты 1924 года рождения должны были продолжить службу еще на несколько лет, но здесь Али Гусейнову «подфартило» – медкомиссия наконец-то заметила его больные легкие и выдала предписание о демобилизации.


Так для молодого орденоносца начался новый, крайне короткий этап «счастливой» мирной жизни.


– Демобилизовавшись из армии осенью 1945 года, я вернулся в Москву, пробовал себя на разных работах, а в свободное время любил играть в бильярд и слушал радио «Голос Америки», что в то время считалось величайшим преступлением, – вспоминает ветеран. – В одной из бильярдных я познакомился и пару раз встретился с гражданином, оказавшимся работником американского посольства, а через некоторое время меня «на всякий случай» посадили. Тогда, в 1948 году, проходила всеобщая «чистка» и «шпиономания». А я был сыном «врага народа»!


Вначале меня привезли на Лубянку, где продержали 11 месяцев. На свободе я думал, что там сидят диверсанты и шпионы, но выяснилось, что большинство заключенных такие же, как я, – одни радио слушали, другие что-то неосторожно сказали. Было несколько несчастных, оказавшихся в плену у фашистов, а потом в американской зоне. После возвращения на родину их плена было достаточно, чтобы посадить. Со мной сидели и Герои СССР. Сидел Герой Франции, убежавший из фашистского плена и организовавший целый боевой отряд из беглых военнопленных. Во время изнурительных допросов я признался, что слушал радио «Голос Америки». Не считая себя виновным, я ждал суда, на котором хотел заявить об этом, но суда не было. Однажды меня вызвали «наверх», и некий представительный дядечка «обрадовал»: «Распишитесь – вам дали 10 лет!» Я говорю: «А суд?» – «Какой суд? Вот вам постановление Особого совещания – распишитесь!» Спустя несколько дней меня отправили в лагерь в Архангельскую область, где я отсидел шесть лет. В 1954 году начали освобождать всех «врагов народа». В 31 год меня реабилитировали «вчистую», и я вышел на свободу. Начал новую жизнь, не имея ни высшего, ни даже среднего образования…


После освобождения Али Гусейнов окончил специальные курсы и занялся строительством плотин на земснаряде. Он много ездил по стране, пока не попал в Калининградскую область на знаменитый янтарный комбинат, о работе которого написал заметку и отправил в одну из популярнейших в стране газет – «Комсомольскую правду». Редактору заметка понравилась, и ее напечатали.


Калининградское начальство, прочитав заметку, распорядилось найти автора. К начинающему писателю приехал корреспондент из областной газеты, взял интервью и предложил написать что-нибудь в их газету. С этого момента Али Гусейнов стал постоянным внештатным автором, а вскоре получил предложение стать журналистом на областном радио. Не раздумывая он перешел на новую работу, даже не предполагая, каких успехов добьется на журналистском поприще. За пять месяцев Али Гусейнов экстерном сдал экзамены за 10-й класс и поступил на исторический факультет педагогического института, который окончил за три с половиной года вместо положенных пяти лет. Молодой журналист получил задание сходить с советскими рыбаками на промысел в Атлантику, после чего на свет появилась его первая книга «В Африку за сардинами», в которой автор в увлекательной форме рассказал о своем «рыбном походе». Чуть позже в калининградском издательстве была напечатана его вторая книга «Солнечный камень», посвященная янтарю.

Через несколько лет радиожурналист Али Гусейнов создал интересную, со временем ставшую одной из популярнейших, передачу «Для тех, кто в море», весть о которой долетела до Москвы. Некоторое время спустя Али Гусейнова вызвали в столицу и предложили работать и вести созданную им передачу на Всесоюзном радио. Через несколько лет за свою работу он получил высокую награду – орден «Знак Почета». На центральном радио, в специально созданной редакции, Али Алигусейнович проработал 20 лет. Даже став пенсионером по возрасту, не отдыхал ни дня, сотрудничал с различными издательствами, по приглашению властей подмосковного города Химки работал на местном радио и в газете. Два года назад он решил все же пойти на заслуженный отдых, но до сих пор из-под пера Али Алигусейновича выходят замечательные по своему литературному изложению, легкие и остроумные воспоминания. На столе писателя уже лежит новая, полностью готовая к публикации художественно-документальная повесть «Степан Недолин – враг народа».