Май 15th, 2006 | 12:00 дп

«Песнь песней» от Иосифа Шагала

  • Маргарита КОЗАКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Исповедь неисправимого бакинца – о времени, о себе и о популярности в Израиле
Журналист, писатель, популярный телеведущий Иосиф Шагал поверг в шок своих поклонников, а это практически не только все русскоязычные граждане Израиля, но и многие другие жители планеты. Он оставил телевидение, оставил свое детище – 9-й канал «Израиль плюс» и молниеносно взял новую высоту – Кнессет, парламент Государства Израиль. На вопрос «Но почему?» ответил сам депутат. Родилась «Песнь песней» от Иосифа Шагала. Дает ли он здесь исчерпывающий ответ на вопрос? Решайте сами…

Песнь детству


Я коренной бакинец. Родился в Баку 25 марта 1949 года. Рос я без отца. Нас было трое – две старшие сестры и я. И мама нас поднимала одна. Формировался я на улице, отвратительно учился и с грехом пополам дотянул до седьмого класса. Но потом все выправилось благодаря одной девочке, которая всерьез взялась за мое воспитание.


Так вот, в 7-м классе у меня появилась девушка, с которой, как говорили в те годы, мы встречались. Она была моей соседкой, девушкой из очень интеллигентной благополучной и правильной еврейской семьи. И сама девушка была очень правильной, серьезной, прекрасно училась. А я был хулиганом, но любил спорт. В то же время я много читал, и в основном газеты. Такое вот странное пристрастие у маленького мальчика.


Так вот, я был хулиганом, в школу ходить не хотел, а девушка моя после 8-го класса поступила в музучилище. Вы, наверное, помните, что ученикам различных училищ в школу ходить было не нужно, среднее образование они получали параллельно с профессиональным. Но моя девушка отказалась от общеобразовательных предметов в училище и посещала вместе со мной вечернюю школу, чтобы заставить и меня доучиться до аттестата. Она буквально за руку водила меня в школу, и только благодаря ее усилиям я доучился, поступил в институт, да что там говорить – все в моей жизни благодаря ей. Мы вместе с 14 лет и по сей день. У нас два замечательных сына.


Песнь Баку и бакинцам


Очень многим в своей жизни я обязан родному городу. Только сейчас в полной мере начинаю осознавать, как мне повезло родиться именно в Баку.


Бакинцы – удивительный народ. Формированию их совершенно особой общности способствовал ряд объективных причин. Одной из них стала массовая эвакуация в годы Великой Отечественной войны. В Баку осела интеллигенция Москвы, Петербурга, других городов, оказавшая огромное влияние на развитие культурной жизни города.


Отношения строились на взаимном уважении друг к другу и ко всем без исключения религиям. На русскую Пасху все ели куличи, на еврейскую – мацу, и это считалось нормальным. Праздник одних становился праздником для всех.


Бакинцев всегда отличало своеобразное чувство юмора, теплота, с которой они относились друг к другу, хотя со стороны могло показаться, что они друг друга постоянно подкалывают.


Я неоднократно слышал, работая на 9-м канале, дескать, у «вас там засилье бакинцев», а бакинцев было всего двое – я и Кон. Этому есть простое объяснение: бакинцев, чем бы они ни занимались, объединяет одна общая черта: любой бакинец, извините за нескромность, личность. С ним интересно общаться, интересно его слушать. Он любопытный человек, способный на поступок.


Нас разбросало по миру. Того Баку, о котором я сейчас говорю, – его уже нет, ведь город делают люди, а в 90-х годах из Баку уехало практически все его достояние. Где нас только нет сегодня, но все бакинцы поддерживают друг с другом отношения, внимательно следят за происходящим в городе. И в каждом из нас живет безмерная любовь к своему городу и легкая грусть по утраченному.


Песнь жизни


Когда я учился на экономическом факультете Нархоза, в моей жизни появился КВН. Я стал членом той легендарной бакинской команды, капитаном которой был Юлий Гусман. Замечательное было время! Правда, в институте я проучился только один год. Понял – не мое. Меня, естественно, забрали в армию. В 1973-м отслужил, вернулся домой и стал решать, что делать дальше.


У меня был очень близкий школьный друг Рафик Гусейнов. На тот момент он был главным редактором газеты «Молодежь Азербайджана». И вот именно он и предложил мне попробовать писать. Но почему-то я посчитал это предложение несерьезным: у меня к тому моменту уже была семья, родился сын. Я категорично отказался, сославшись на объективные трудности со временем.


И тогда Рафик придумал: «А ты уходи в отпуск! От основной работы ты будешь свободен, а я на месяц оформлю тебя в газету. И денег заработаешь, и попробуешь писать». И я согласился. Месяц я проработал спецкором, написал 5 – 6 материалов, и меня уже из газеты не отпустили. Так началась моя журналистская карьера.


Параллельно с работой в редакции я заочно окончил исторический факультет Ставропольского педагогического института. Почему не журфак? Мой первый наставник в газете, завотделом, который умер очень молодым, сказал мне как-то гениальную фразу: «Окончить факультет журналистики и быть плохим журналистом – стыдно».


В «Молодежке» я проработал 9 лет. А потом произошел конфликт. Произошел он по моей инициативе. Я «заклеймил позором» тех, кого посчитал необходимым, правота моя в итоге была доказана, но в газете я оставаться больше не мог и ушел фактически в никуда.


Но не забывайте, я же жил в Баку. Были родственники, знакомые, знакомые знакомых. Нужно было найти человека, который сумеет в нужном месте и в нужное время сказать за тебя нужное слово. Такой человек нашелся, благодаря чему я приступил к работе на республиканском телевидении.


Я проработал на ТВ девять лет, началась война, надо было уезжать, увозить детей. Объявив на работе, что уезжаю в Израиль, я с горечью сказал сам себе, что на этом моя жизнь закончилась.


Песнь творчеству


Я приехал в Израиль в 1990 году в полной уверенности, что жизнь закончилась и я больше никому не нужен. Но, к счастью, я ошибся и уже через две недели начал работать в газете «Новости недели». Затем меня пригласили в газету «Наша страна», потом я стал главным редактором газеты «24 часа», а далее меня пригласили в Ригу и предложили создать там ежедневную газету на русском языке. Поехал, создал, она существует и по сей день. Но больше года я там выдержать не смог и вернулся в Израиль.


Параллельно с работой в газетах я написал несколько книг. С появлением моей книги «КГБ в смокинге» на свет родилась Валентина Мальцева. Меня часто спрашивают, почему я подписал свою книгу именно этим псевдонимом. Не знаю, имя взял с потолка. Кто же тогда мог предположить, что эта Валентина станет легендой! Года 3 – 4 никто не знал, что великолепная Валентина Мальцева – это я, Иосиф Шагал. С одной стороны, мне было приятно следить за успехами Валентины, а с другой – было немножко обидно, особенно когда приходили «доброжелатели», показывали мне мою же книгу и говорили: «Вот как надо писать!» Не представляю, как я все успевал.


А потом началась эпоха телевидения. Честно скажу: я не собирался быть ведущим. Но так уж сложилось… Однако существовать на те деньги, которые платили на ТВ, было очень сложно. Приходилось совмещать, выкручиваться. Но мой уход не был связан с финансовыми проблемами. Я просто-напросто устал. Моя работа перестала быть творческой. Выходить каждый день в прямой эфир, а кроме этого быть редактором программы – нагрузка колоссальная. Накапливается усталость. Волей-неволей появляются штампы, творческая работа превращается в утомительную рутину.


Песнь итоговая (но не финальная)


Я сел за написание книги. Начинать политическую карьеру у меня даже в мыслях не было. Но тут, и это не впервые в моей жизни, вмешались обстоятельства. Я получил предложение от партии НДИ – «Наш Дом Израиль» войти в список кандидатов в Кнессет. Этой дорогой я еще не ездил и решил предложение принять.


Для меня абсолютно очевидно, что если бы подобное предложение поступило от любой другой партии, я, безусловно, не согласился бы. Но Авигдор Либерман – лидер партии НДИ – и его политическая позиция были близки мне по духу. А кроме того, была и еще одна причина, побудившая меня ввязаться в эту историю.


Дело в том, что, работая на 9-м канале израильского телевидения, я получил большую популярность, будь я лет на двадцать моложе, возможно, эта ситуация доставила бы мне удовольствие. А тут я не мог спокойно выйти из дому: на меня со всех сторон набрасывались люди с просьбами о помощи. Но чем я мог им помочь? Мы же не в Советском Союзе, где телевидение имело действительно реальную силу, а что я могу сделать здесь? Абсолютно ничего. Возникало тягостное ощущение собственного бессилия, я плохо переношу чужую боль, когда вижу, что просящий не просто пристает, что у него действительно беда, и при этом ничем помочь не могу…


И вот тогда, когда я получил предложение от Либермана, у меня возникла мысль: а вдруг это шанс? Я не тешу себя пустыми надеждами переустроить мир, переделать всю политическую и экономическую систему страны. Это нереально. Но если мне удастся за время моего пребывания в Кнессете помочь хотя бы сотне людей, я буду считать, что принял правильное решение…

…Я беседовала с Иосифом Шагалом буквально через несколько дней после его избрания в Кнессет. Сегодня новый состав израильского парламента уже начал работу, и Иосиф приступил к своим депутатским обязанностям. Хочется надеяться, что все задуманное им воплотится, все намеченное будет выполнено, а предпосылки к надежде есть, и кроются они в самом характере бывшего бакинца.