Май 15th, 2006 | 12:00 дп

Такая незнакомая страна

  • Александр КАРАВАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Имидж Азербайджана в России соответствует не затраченным на него средствам
Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал результаты исследований восприятия россиянами различных стран мира. 2% опрошенных среди других стран назвали Азербайджан в числе вероятных противников, 1% назвали Азербайджан наиболее дружественной страной. Результат обескураживает…

В рейтинге наиболее дружественных стран Азербайджан соседствует с Ираном (1%), Финляндией (2%) и Турцией (2%). В числе вероятных противников Азербайджан перечислен в ряду с Чечней, Афганистаном, Литвой и Турцией. Другие потенциальные противники россиян (Америка – 45%, Китай – 16%, 1% – Германия). Наиболее высокую позицию в рейтинге дружественных (37%) и потенциальных противников (26%) занял ответ – «затрудняюсь ответить».


По реакции азербайджанских политиков можно говорить о некоем разочаровании в том, что дружественная к России страна заняла в данном рейтинге столь низкую позицию. Искать виноватого в соцопросе бессмысленно, но результат (1, 2%) демонстрирует почти полное отсутствие какого-либо образа Азербайджана в сознании россиян. «Диагноз» таков – Азербайджан неизвестен и находится вне информационного пространства. Исходя из того, что выборка ВЦИОМ осуществляется в основном по крупным городам центра России, мало захватывая юг, который больше связан с Азербайджаном непосредственными контактами, нетрудно предположить очень слабую активность агентов, прежде всего диаспоры, призванных осуществлять пропаганду Азербайджана в медийном пространстве. Подобная пропаганда – достаточно сложная система, требующая постоянного контроля и активного управления. Скажем, расистское нападение на азербайджанца – сам по себе сюжет, не формирующий образ Азербайджана как страны и азербайджанцев как нации, однако он на короткий момент фиксирует внимание общества на новостийном эпизоде, поднимая рейтинг в подобных опросах. Чтобы этот рейтинг сыграл позитивную роль, а не просто фиксировался цифрой, необходима громкая реакция со стороны власти либо диаспоры, развивающая тему в нужном ключе. Так было в период последних парламентских выборов, когда азербайджанские новости лидировали в рейтингах. Однако если мы говорим об образе, имидже страны, то он должен осуществлять функцию позитивного отражения успехов страны либо людей с ней связанных.


Пока образ Азербайджана слабо фиксируется в массовом сознании, внятно сказать о наличии союзнических отношений России и Азербайджана могут только люди, внимательно следящие за новостями, а таких единицы. Тема южнокавказских конфликтов фиксируется только в отношении Грузии. Нарастающий кризис с Ираном тоже пока не вывел Азербайджан из тени.


При этом образ азербайджанца по-прежнему занимает лакуну торговца, рыночного деятеля, владельца кафе, гастарбайтера и прочего, диктующего если не негативное восприятие, то индифферентное. Центральная власть менять этот образ средствами массовой информации не станет. Не в связи с негативным отношением, просто это не их дело. Они пользуются готовыми типажами, тиражируют и воспроизводят известные массовому сознанию сюжеты. Надо отдать должное, есть один весьма позитивный сдвиг – в криминальной хронике МВД, в телеэфирах о статистике происшествий формулировка «лица кавказской национальности» отсутствует. Теперь употребляют такую формулу – называют гражданство задержанного либо уточняют прописку без ссылки на национальность.


После последней серии нападений на расистской почве армянская диаспора выглядела в большей степени активно, чем азербайджанская. В данном случае надо судить по внешней форме заявленного протеста: армяне провели митинг, азербайджанцы совместно с правозащитными организациями составили письмо президенту. Митинг – дело неинтеллигентное, шумное, но эффективное, если есть что донести до слуха власти. Письмо почитают да забудут, а для информационных агентств общественное выступление – более значимое событие.


Именно демонстрация, пикет, публичная акция является показателем консолидации общины, будь то Россия, США или другая страна. Митинг, а не заседание создает сообщество заинтересованных, активных граждан. На членов президиума обычно не нападают, у них нет проблем, защита требуется простым гражданам.

Подобный пример воздействия на органы власти – в качестве способа привлечения внимания к «азербайджанской» теме вообще и решения конкретных проблем в частности – из ряда так называемых методик мягкой силы (soft power). В одноименной книге американского политолога Джозефа Ная дана классификация способов, ставшая уже классической: принуждать; подкупать; делать так, чтобы они сами стремились делать то, чего мы от них хотим. Подобная стратегия должна находиться в рамках права, чтобы не оказаться преследуемой государством либо становиться неприемлемым раздражителем для власти. Но не столь слабой, чтобы деятельность НПО, фондов, других общественных объединений, к разряду которых относится диаспора, не ощущалась вовсе. Собственно, это является одной из форм лоббирования интересов общества перед государством. Только в случае с диаспорными объединениями требуется одновременное давление на государственные инстанции и создание информационного поля в большом сообществе полиэтнической нации Российского государства. Изменение имиджа азербайджанца, создание образа его необходимости и включенности в общероссийские проблемы постепенно создаст поле нетерпимого отношения общества к расистским проявлениям. Этим надо заниматься сейчас, не указывая на инертность государства, пока растущее отторжение между этническими группами не вылилось в катастрофу. Напрашивается параллель – в середине мая в Вашингтоне пройдет Всемирный российский форум. Мероприятие имеет отчетливо лоббистский характер российских интересов в США. Проблемы и уровень тем очевидно различный, но пропорции те же: русские ищут подходы к американской власти, азербайджанцы пытаются обозначить свои интересы у российской. Усилия обеих групп спонсирует «Лукойл». Бизнес – единственная сила кроме государственной власти, которая может скоординировать должный кумулятивный эффект для достижения интересов всего общества. Азербайджанский бизнес должен вкладывать средства в гражданские инициативы и контролировать их эффективность.