Май 15th, 2006 | 12:00 дп

Зеленые холмы Шеки

  • Фархад АГАМАЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Здесь воздух голубой и вкусный, а летом так низко над головой висят огромные звезды, что, кажется, приставь лестницу – и можно взобраться на любую, чтобы сверху поглядеть на крыши Шеки.

Какие сведения про Шеки сообщают энциклопедии? Что это древний азербайджанский город на южных склонах Большого Кавказа. Что в XVIII – XIX веках он был центром Шекинского ханства, а по нынешний день остается крупным центром художественных ремесел нашего народа. Что здесь много памятников – дворец в каменной цитадели, караван-сарай, мечети, бани…


Все так. И вся эта перечислительность даже в слабой мере не отражает сути космоса, феномена Шеки.


Начать с языка. В ряду азербайджанских диалектов, число которых близко к сорока, шекинский говор занимает место совершенно особое. Стоит заговорить шекинцу, и все остальные начинают улыбаться, что сами шекинцы воспринимают как должное. К великому сожалению, в переводе на русский и в минимальной степени невозможно передать своеобразие этого говора. Можно перевести лишь смысл знаменитых шекинских шуток, попытаться дать понятие о, так сказать, способе шекинцев шутить. Ну, например:


– Соседушка, пособить чем?


– Спасибо, мой хороший, если не торопишься, накоси щепотку травы корове на неделю, и не обижайся, если есть время, сорви вон c дерева три-четыре черешенки ребенку, ведро на, возьми…


– Соседушка, побольше ведра нет?


Известна в Азербайджане шекинская кухня. Одних пловов-ашей пятнадцать видов. А пити в глиняных горшочках – от одного упоминания даже в значительно более сытые, чем сейчас, времена кружилась голова. А халва? А пахлава? Э-эх!


Здесь обожают давать прозвища всему, в том числе и людям. Говорят, единственный в Шеки мужчина без прозвища – это Самед, по прозвищу Борода. Добавляют, что, правда, никакой бороды у Самеда не было отродясь. А среди названий шекинских кварталов и улиц есть, например, и такие: «Простуженные», «Едящие тесто», «В одном лапте», «Семерки», «Входящие в камень». Почему в одном лапте ходили, тесто ели, отчего сразу всей улицей простужались, каким образом в камень входили – спросите шекинцев. Они знают. Во всяком случае, делают вид, что знают.


Последний раз, когда мне довелось побывать в Шеки, черноглазый мальчишка, не сморгнув, как о сущем пустяке, рассказал, что недавно приезжали сюда швейцарцы, увидели зеленые шекинские склоны и, позеленев от зависти, тут же предложили меняться. Но шекинцы, понятно, отказались. Здесь страсть к лукавой шутке генетически закодирована в каждом. Неудачником считается не тот, кто не достиг большого успеха, а тот, кто по этому поводу плачет. Шекинец считает, что беды – естественная часть жизни и единственный способ не дать им над собой посмеяться – посмеяться над ними.


Вот несколько типично шекинских анекдотов.


* * *


Шекинец ловит рыбу. Идет мелкота – мельче некуда. Другой шекинец, понаблюдав:


– Извини, если вопрос не понравится. Куда ж ты такую мелюзгу набираешь?


– Жена только такую велела. К чаю варенье варить собирается.


* * *


Шекинец взял у другого в долг 300 рублей. Проходит года два, а он не возвращает. Наконец кредитор, отыскав должника, говорит:


– Ладно, вижу, туго у тебя с деньгами, 100 рублей прощаю. Но 200, пожалуйста, верни не позже чем завтра.


Проходит еще полгода. Кредитор прощает еще 50 рублей, сроку для возврата оставшегося долга дает неделю. Безрезультатно. Кредитор теряет терпение. Должник в сердцах:


– Совесть имеешь? Не видишь, не могу сразу весь долг вернуть, потихонечку отдаю…


* * *


Два старых друга-шекинца как-то зашли в обувной магазин. Глянув на полки с рядами обуви, один сказал:


– Надо же, пуд соли, почитай, с тобой съели, а размера твоей ноги не знаю…


– Спасибо, если хочешь сделать подарок, мне годится вся обувь от 39 до 44 размера.


* * *


Во дворе шекинца оборвался электропровод. Электромонтер, задумчиво поглядев на столб, на который предстояло влезть, заявил, что дело архисложное. Надо пять рублей, чтобы взобраться на столб, и столько – чтобы после починки спуститься. Вроде уговорились. Монтер, нацепив «кошки», влез, соединил концы проводов.


– Спасибо! – крикнул хозяин и, положив под столб пятерку, направился к дому.


– Эй, постой! – растерялся монтер. – А за спуск?


– Я подумал, если спускаться так тяжело, может, ты останешься там?..

Шеки остается там, где всегда стоял. И с шекинцами остаются их неповторимый говор, неизменный юмор, их жизнелюбие и гостеприимство. За это я, нешекинец, ручаюсь.