Июнь 15th, 2006 | 12:00 дп

Личностный фактор

  • Низами МАМЕДОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Как удалось включить проблемы истории философии Азербайджана в контекст мировой философской мысли
Минул год, как не стало академика Национальной академии наук Азербайджана Фирудина Касум оглы Кочарли, крупного ученого, философа, талантливого организатора, создателя Института философии и права. Он воспитал целое поколение философских кадров Азербайджана и внес решающий вклад в укрепление и развитие сотрудничества с научным сообществом тогда еще единой страны.

Философия – та область знаний, где личностный фактор имеет определяющее значение. Подлинный философ – это всегда неординарная личность.


В истории азербайджанской философии много выдающихся имен. Во второй половине XX века в эту когорту органично вошел академик Ф.К.Кочарли, став ее подлинным лидером. Он получил философское образование в Баку и Москве. Возглавляя сектор философии Академии наук с 1958 года, затем Институт философии и права с 1967 по 1985 год, он сделал все возможное для продвижения историко-философских и новейших направлений в философских исследованиях в республике. Общеизвестна его роль в систематизации и подготовке к изданию многотомной истории философии Азербайджана. Пристальное внимание он уделял работам по социальной философии, проблемам межнациональных отношений и национальной политики. Но особенно велика его заслуга в формировании в Азербайджане целой плеяды философских кадров.


Особую ценность содержат его исследования о генезисе просветительства и демократической мысли в Азербайджане, становлении и развитии философских взглядов Мирза Фатали Ахундова, Узеира Гаджибекова, Джалиля Мамедкулизаде, Наримана Нариманова.


Сложность решаемых Фирудин муаллимом задач становится понятной, если вспомнить, что еще в 50-х годах был закрыт философский факультет Азербайджанского государственного университета, поэтому философскими исследованиями профессионально могла заниматься ограниченная группа ученых почтенного возраста.


Но академик Кочарли нашел выход из, казалось бы, безнадежного положения. Ему удалось организовать непрерывную систему получения философского образования представителями Азербайджана в научных центрах СССР посредством целевой аспирантуры. Ежегодно в Москву направлялись четыре-пять аспирантов. И сейчас именно эти кадры и их ученики определяют лицо азербайджанской философии.


Оценить деятельность профессора Кочарли нельзя без понимания общества, в котором еще недавно мы жили. Философия развивалась под идеологическим контролем. Этим пользовались всевозможные карьеристы. У Фирудин муаллима, как у успешного во всех отношениях человека, завистников всегда хватало. Они писали по любому поводу доносы в различные инстанции. Его обвиняли в антимарксизме, в пропаганде идеалистических учений, в антисоветских настроениях в институте. Ситуация порой казалось безвыходной, но академик всякий раз каким-то чудом уводил институт от удара. Вспоминая это непростое время, я и сейчас поражаюсь его целеустремленности и безграничной силе воли. Не было случая, чтобы он растерялся в потоке злонамеренных обвинений.


Но в 1984 году, когда стало невозможно работать под нелепые установки отдела науки и образования ЦК, Фирудин муаллим ушел с должности директора института.


Фирудин муаллима отличала масштабность мышления, умение включать проблемы истории философии Азербайджана в контекст мировой философской мысли. Неоценима его роль в организации переводов на русский язык творений выдающихся мыслителей Азербайджана. Скольких трудов стоило ему организовать перевод работ Бахманьяра-аль-Азербайджани с арабского на русский! По его просьбе эту задачу осуществил известный специалист по арабо-мусульманской философии А.Сагаддеев. Эти переводы с необыкновенным интересом встретила философская общественность СССР. Они способствовали преодолению узких, шаблонных представлений об истории философии Азербайджана.


В 1980 году руководство журнала «Вопросы философии» предложило один из номеров посвятить Азербайджану. Фирудин муаллим сам читал и отбирал статьи в этот номер, стараясь, чтобы в нем были представлены все основные направления философии. Он командировал меня в Москву для работы с редакторами журнала. И когда в мае 1980 года вышел «азербайджанский номер» журнала, радость его не имела предела. Это был большой творческий успех философов Азербайджана.


Вспоминается история совместного труда с Научным советом АН СССР по философским и социальным проблемам науки и техники. По поручению Фирудин муаллима я встречался с академиком И.Т.Фроловым, который возглавлял этот Научный совет. Было решено совместно подготовить серию книг под общим названием: «НТР и развитие научного познания», обстоятельно раскрыть суть наметившихся уже тогда в науке тенденций: информатизации, экологизации, космизации, интеграции.


После ухода Фирудин муаллима с должности директора института с трудом удалось завершить эту работу из-за препятствий, возникавших на каждом шагу. Наконец, в 1985 и 1989 годах вышли в свет книги указанной серии и получили высокую оценку научной общественности.


Вопросы защиты диссертации в Москве и других городах Советского Союза для него были приоритетными. Диссертант получал всяческую поддержку с его стороны.


Он был удивительно доброжелательным, и каждый аспирант мог рассказать ему о своих проблемах, будучи уверенным, что наставник его поймет и поможет.


Помню его приезды в Москву. Они превращались в паломничество аспирантов в номер гостиницы: все пытались отчитаться о своей работе. Пожелания и просьбы аспирантов он записывал и буквально на следующий день удивительным образом их разрешал.


Фирудин муаллим был человеком гостеприимным. Дом его славился хлебосольностью. У него была прекрасная семья, замечательная супруга Зарифа-ханум, которая с полуслова понимала и всячески поддерживала Фирудин муаллима.

Память обладает воскрешающей силой, и человек живет, пока его вспоминают. Фирудин муаллим, ставший для поколений азербайджанских философов духовным отцом, навсегда остался в нашей памяти и по праву вошел в историю азербайджанской философии.