Июнь 15th, 2006 | 12:00 дп

Парк советского периода

  • Роман АГАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Почему сегодня проще увидеть врага и труднее найти друга

– Юлий Соломонович, в эфире одного из телеканалов Москвы вы сказали о том, что в российском обществе сохранилась тяга к прошлому. Что вы имели в виду?


– Мы жили в одной семье народов, и я считал себя в равной мере и гражданином Вильнюса, Баку, Днепропетровска, Воронежа… Могу привести такой пример. Я часто размышляю о моем родном городе – Баку. Мне не верят, когда я говорю, что до 10-го класса я не знал, кто со мной учится. Думал так: Васин, Васильев – русские, Саакян, Саркисов – армяне, Тофиг Керимов, Теймур Керимов, Багиров Парвиз – азербайджанцы, а когда говорили Кагарунов – я не знал и не знаю до сих пор. Тогда это нас и не интересовало. Мой папа был одним из выдающихся людей Азербайджана, который учил и лечил половину республики. Моя мама, профессор Барсук, была автором учебников по билингвизму для азербайджанских школ. Услышать на улице грязное слово про кавказцев, евреев и других – нельзя было себе даже представить, за это убили бы на месте.


Баку был небогатый город. К примеру, вот я – сын двух профессоров, – а у нас до последнего времени не было теплого туалета. Я жил в знаменитых бакинских двориках и все 10 классов мерз, сидя в туалете. Это может показаться смешным сегодня, когда в Москве один квадратный метр стоит 3200 долларов. Зато у нас было теплое море, солнце, роскошные фрукты и овощи, которые и по сей день являются самыми лучшими. Но главное, были теплые люди, теплые сердца, теплое отношение, которыми можно было отогреться в самую холодную погоду. Гуляя по Торговой, думал, что все люди, которые идут, что-то должны мне, а я – им. А все из-за того, что мы жили как одна семья, а Баку был одним большим двором.


Когда из России приезжали гости, думали, что азербайджанцы – богатые люди, раз водят целыми днями по ресторанам, на шашлыки, в Нардаран, Загульбу. Но это – не материальное богатство, это богатство внутреннего мира азербайджанцев, которые готовы отдать последнюю копейку, чтобы достойно принять гостей. Я вообще считаю, что нет более гостеприимного, более доброжелательного, более щедрого народа, чем азербайджанцы.


Сегодня они, увы, проходят через испытания своей доброты и щедрости, потому что война, агрессия, несправедливые нападки и клевета тяжело сказываются на социальном характере. Можно ли сравнить азербайджанцев, которых я знал в глухом селе Илису, где снимал кино «Не бойся, я с тобой», или в районе Закаталы, Каха, – это были добрейшие, интеллигентнейшие, прелестные люди – и тех, кто сегодня на рынках торгует? И по ним судят о народе. Но когда каждый раз бить по роже, называть черножопым, выгонять из города или страны, то на доброту и интеллигентность рассчитывать сложно. В России даже и не представляют себе, какой это тяжелый труд – продавать фрукты, сохранить их, сберечь, перевезти. Вот, например, в Нью-Йорке весь бизнес фруктами и овощами находится в руках корейцев. Назовите это как угодно – мафией, семьей, специалистами, они занимались и занимаются этим. В Баку все армяне были портными, просто они хорошо шили. Сегодня мне этого города очень не хватает. Мне не то чтобы не хватает фруктов – их можно купить, моря – сейчас открыты все моря и океаны, от Гавайев до Турции, хотя такого моря, как Каспийское, и таких пляжей, как на Апшероне, нет нигде в мире. Не шашлыков – их тут полно на каждом шагу, даже в Москве. А вот той атмосферы доброты, нежности, братства, деликатности и человечности мне очень и очень не хватает.


– Одной из актуальных проблем современного российского общества стала ксенофобия, национальная и религиозная неприязнь, межэтнические конфликты, нестабильность на Кавказе. Это что – последствия вакуума, образованного после развала СССР?


– Мы еще долгие годы будем чувствовать в себе наследие тех 80 коммунистических лет, как татаро-монгольское иго, как азербайджано-армянские отношения и т.д. Вот будет мир на земле Карабаха завтра или через 100 лет, но все равно вся эта кровь не будет прощена еще долго, потому что на Аллее Шехидов лежат молоденькие ребята, которые ни в чем не виноваты. Они отдали свои жизни за Родину, а на самом деле, может, за чьи-то интересы, ведь не секрет, что любая война – это всегда большие деньги и большие игры.


При этом важно, чтобы люди оставались людьми. Чтобы они были нравственнее и относились бы друг к другу бережнее. Я поражаюсь болезни, которая охватила наших соотечественников, – зависть, злоба, глупость, безграмотность, бескультурье. Проще всего сказать: «Ты мой враг», труднее всего: «Ты мой друг». Но ведь мусульманская, христианская, иудейская, буддийская религии основаны на том, что народы, люди должны жить в мире и добре. Но получается, что все это наталкивается на конкретного человека, конкретного софистика, конкретного врага, конкретного дурака. А дураков, к сожалению, больше, чем умных.


Помню, когда Гейдар Алиев вернулся в Баку, я ему позвонил, чтобы поздравить, и сказал, что мы, Максуд, Рустам, Анар, Акрам Айлисли и другие, мечтаем и очень хотим, чтобы Баку вернул себе статус культурного центра, как когда-то в советские времена. Он обещал, что все это сделает. Но, увы, не получилось довести до конца. И не получается до сих пор, так как война отбросила страну назад, потому что агрессия Армении против Азербайджана, оккупация 20% территорий, миллион беженцев – это очень серьезно, ведь даже Россия, такая огромная, еще не может до конца оправиться от чеченской войны.


Но я – оптимист, я бываю в Азербайджане часто. И Азербайджан для меня – это не только земля, где родился я, где похоронены мои родители, мои прабабушки и прадедушки и прапрапрабабушка, которая в конце XVIII века переехала из Белоруссии в Азербайджан. Азербайджан – это та сила, которая дает любому патриоту Азербайджана, любому человеку, который любит Азербайджан, силы жить и работать и выживать в этом мире. Мы с моим братом построили небольшой домик на берегу Каспия, что позволит когда-нибудь рассчитать себя со всем и вернуться обратно в Азербайджан.


– А как вы считаете, есть ли у современной России какая-либо идеология? Нужна ли она вообще?


– О какой идеологии может идти речь? У Норвегии, Швеции, Дании, например, нет никакой идеологии, и это не мешает им прекрасно жить. Для любого государства должна быть одна идеология – чтобы твой народ жил хорошо. Поэтому желание вернуть себе имперский дух и создать на развалинах Союза империю – бесперспективно. Я считаю, что все главные ошибки состоят в том, что Россия не хочет признать бывшие союзные республики равными партнерами по переговорам. А сейчас – словно заговор какой-то. Отравленное вино из Грузии, «Боржоми» отравлено, молдаване – такие, эти – сякие. Просто позор и глупость. Этот Онищенко, который, как клоун, изображает из себя борца за здоровье нации, должен ответить на вопрос: «А где вы были раньше? Сегодня отравлено, а вчера?»


Единственный рецепт выхода из сложившейся ситуации – это сохранить и любой ценой укрепить дружбу тех людей, которые живут на этой Земле. Сегодня во всем мире торжествуют центростремительные силы. Европа, например, усилилась, когда объединилась, хотя они никогда особо не жили вместе. Почему же мы, которые сто лет жили вместе, должны разбегаться? Просто для этого надо признать, что да, есть рядом независимый, абсолютно равноправный Азербайджан. Политика «он – маленький, а я – большой» бесперспективна и губительна. Исходя из такой логики Швеция и Норвегия вообще не должны жить, так как США должны каждый раз давать им по башке – они ведь больше и смелее.


Но этого же не происходит. Есть маленькие государства, Лихтенштейн, Андорра, Израиль, например, и все они входят в ООН. Да, есть прибалты, мы можем с ними спорить, ведь даже в семье бывают споры, но мы должны жить как братья. Для этого не обязательно целовать друг друга, но не надо и двойных стандартов в Приднестровье, Карабахе, Абхазии, Южной Осетии. У нас должна быть одна-единственная мораль – есть право, есть закон. По ним и стоит жить.



Наша справка


Юлий Соломонович ГУСМАН, режиссер, основатель и руководитель Российской академии кинематографических искусств и Национальной кинематографической премии «НИКА». Заслуженный деятель искусств РФ. Народный артист Азербайджана. Секретарь Союза кинематографистов Москвы и России. Член Союза театральных деятелей РФ, Союза журналистов РФ. Член Московского комитета литераторов. Профессор. В 1993 году указом президента РФ награжден орденом «Белого орла», в 2003 году – орденом «Дружба».

Родился 8 августа 1943 года в городе Баку.