Июнь 15th, 2006 | 12:00 дп

Живопись от Мухаммеда

  • Маис НАЗАРЛИ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Чем закончилась «война карикатур»? Если поведение карикатуристов было по крайней мере официально признано недопустимым, то некоторые не всегда видимые последствия этих событий еще долго будут искажать представления о культуре нормативного ислама.

В связи с «войной карикатур» мусульманам в очередной раз объяснили, что они консервативны, недемократичны, запрещают изображения людей, и в частности – пророка Мухаммеда. Многие мифы о Востоке приходят на Восток из мира западного и нередко закрепляются, подпитывая тем самым западные представления. Тема иконоборчества, столь актуальная для христианского мира, лишь затронула мусульманский.


Распространенная точка зрения, что запрет на фигуративные изображения спровоцировал расцвет каллиграфии и орнаментики, никак не соответствует действительности. Неверно и мнение о том, что мусульманам запрещено изображать пророков, в том числе и Мухаммеда.


Стереотипов и ложных представлений предостаточно. Размеры газетной публикации не позволяют рассмотреть их подробно, но возможно показать базовые позиции нормативной мусульманской культуры по отношению к этим проблемам.


Изымаются из обращения изображения политических деятелей после окончания их карьеры. В популярном фильме «С легким паром» герой упорно борется с фотографией своего конкурента. Хорошо известна используемая и сегодня практика символического уничтожения врагов – сжигание чучел, разрывание портретов.


Фигуративным изображениям люди не только поклонялись, но и боялись их, а, следовательно, и боролись с ними. В результате любая культура, особенно на этапе своего становления, должна была выработать свою позицию по отношению к изображениям. Это важная часть любой идеологии.


В исламской художественной традиции с фигуративностью никакой сверхпроблемы внутри самой культуры нет. Известно множество самых разнообразных изображений, искусство мусульманских стран представлено в крупнейших музеях мира, публикуются альбомы, проводятся выставки, но решающим фактором оказалось то, что «сфера влияния» фигуративного искусства не затронула область культа. Вероятно, впечатление от иного устройства храма оказалось сильнее реальности, и миф о том, что в Коране существует некий запрет, распространился по всему миру, затронув даже некоторые исламские регионы.


На самом деле никаких рекомендаций по поводу изобразительного искусства в священной книге мусульман нет. Споры же, как и во всех других культурах, действительно велись, и функции фигуративности в исламском мире отличаются во многом от других регионов. В большинстве религий адепты поклоняются образам своих божеств. Существуют иконы, скульптуры, алтари. Центральная идея исламской веры – единобожие, отрицание идолопоклонничества, ассоциирующегося с обожествлением изображений. Для мусульманина Бог не изображаем, и это не запрет, а принципиальная невозможность. Он не имеет конкретной формы, проявляет себя во всем, управляет всем миром, но остается сокрытым. При этом в Коране говорится об устах Бога, его руке, глазах, ушах, но во всех тафсирах постоянно подчеркивается метафизическая сущность этих понятий.


Иными словами, Бог слышит, поскольку знает, а знает, поскольку сам и творит. Мусульманин общается с Богом без посредников и во время молитвы не должен отвлекаться. Поэтому изображения в мечети просто не нужны и даже излишни. Известно также, что никогда не иллюстрировался Коран, но и это понятно. До недавнего времени священный текст нельзя было даже переводить на другие языки, во всяком случае, переводы не могли считаться полноценными. Текст Корана дан в законченном виде и не может быть изменен. Любая иллюстрация так или иначе всегда воздействует на читающего и разглядывающего, предлагает свою интерпретацию словесного повествования, является своеобразным комментарием. Мусульманин же должен внимательно следовать за текстом, не отвлекаясь на разглядывание картинок. При этом интересно, что, хотя иллюстраций в Коране не бывает, тем не менее, опосредованный круг иллюстраций к кораническим сюжетам в культуре присутствует.


Дело в том, что многие сюжеты из Корана попадали в литературные произведения, которые часто иллюстрировались. Можно назвать и другие причины непоявления фигуративности в исламском культе. Во-первых, арабы, явившиеся «законодателями моды» в исламе, не имели развитой традиции в этой области. Во-вторых, нельзя сказать, что ислам развивался как религия, склонная к аскезе, но нелюбовь к излишней роскоши, стремление к простоте и скромности, особенно в период ранней мусульманской общины, прослеживается достаточно отчетливо, а изображения всегда были дороги. Наконец, существенным было стремление отличаться от других религий. При этом в раннем исламе действительно присутствовал страх политеизма, и именно эта проблема определяла характер споров о фигуративном искусстве. С одной стороны, художник, создавая изображения, копирует акт Творения мира, уподобляется Творцу и может посчитать себя богочеловеком, с другой – зритель может наделить изображения дополнительными функциями и начать им поклоняться. О том, как этого избежать, и шли споры среди специалистов по мусульманскому праву, теологии, эстетике.


Серьезные разногласия были, например, по поводу тени. Бог создал объемного человека, и создание скульптуры, отбрасывающей тень, считалось прямым подражанием акту Первотворения. В результате тени так и не «прижились» в мусульманском искусстве, их нет ни в живописи, ни в графике, тогда как мелкая скульптура все же существует. Давались специальные рекомендации художникам. Одни советовали сильно стилизовывать изображения, чтобы люди и животные скорее напоминали цветы и растения, другие рекомендовали изображать объект не полностью, например, с одним глазом, как считают исследователи – в профиль. Кроме того, каждый мусульманин был волен сам решать свои отношения с фигуративностью. Известны случаи, когда, например, фигурки людей на миниатюрах зарисовывали, оставляя лишь природу и интерьеры. Один из владельцев очень известной и богато иллюстрированной рукописи обошелся с персонажами миниатюр мягче: просто перечеркнул их. Это, однако, вполне частные и скорее занимательные случаи придания легитимности изображениям. Во всяком случае, известно, что предметы с изображениями были в доме самого пророка Мухаммеда.


Так или иначе, наиболее жесткие споры велись в основном в ранний период развития ислама. Позднее ситуация довольно существенно меняется и многие положения очевидно теряют свою актуальность. В одном «Уставе цеха живописных дел мастеров» дается, например, сжатое разъяснение того, почему занятие живописью является позволительным:


«Если кто спросит, от кого [берет начало] живопись, дай следующий ответ: [от] Мухаммеда, избранника божьего, да благословит его господь и да пошлет ему мир. Потому что [во время] постройки мечети Медины всевышний господь приказал Джабраилу, чтобы [он], сойдя к Мухаммеду, передал [ему повеление] украсить священную мечеть Медины. Хазрат Джабраил, принеся тридцать две краски, вручил их Мухаммеду и обучил его живописи. Мухаммед, избранник [божий], да благословит его господь и да пошлет ему мир, обучил [живописи] хазрата Османа, а также хазрата Али, а затем украсил мечеть Медины.


Если кто спросит [является ли] живопись заповеданной, обязательной, законной, рекомендуемой, отвечай, что [после того, как] всевышний господь приказал [Джабраилу], – стала заповеданной; [после того, как] Джабраил, да будет над ним мир, обучил [Мухаммеда], – стала обязательной; [после того, как] пророк, да благословит его господь и да пошлет ему мир, сделал [украшения], – стала законной; [после того, как Мухаммед] обучил хазрата Османа и хазрата Али, – стала рекомендуемой».


(Перевод Э.Дарского)


(Мастера искусств об искусстве. Т.1. М., 1965, с.150)


Одновременно не только пересматриваются многие прежние концепции, но и вырабатываются новые. Так, довольно скрупулезно был разработан сам ритуал процесса создания произведений. Например, художник должен был произносить определенные сакральные формулы на разных этапах своей работы, подтверждая, в частности, что Бог един и нет Ему подобных. Художники, не претендующие на роль богочеловека и зрители, не поклоняющиеся изображениям, могли «жить спокойно».


Отголоски первых споров слышны и сегодня. Не так давно возникали проблемы с фотографиями в паспортах, во многих мусульманских странах обсуждается проблема кинематографическая – как корректно снять фильм о Мухаммеде. В изобразительном искусстве изображений Мухаммеда и иных пророков, иногда, но далеко не всегда с закрытыми лицами предостаточно, и запретов на изображение Мухаммеда никогда не было, но кинематограф – иное искусство. Мусульмане не хотят увидеть актера, сыгравшего роль Мухаммеда в иной роли.

Спор о фигуративности не закончен, до сих пор высказываются разные точки зрения, но, как уже говорилось, каждый мусульманин может сам определять свою позицию по отношению к этой проблеме.