Июль 15th, 2006 | 12:00 дп

Битва за пьедестал

  • Лейла ИБРАГИМОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Репортаж с места проведения «многотысячного» митинга возле киноконцертного комплекса «Баку» ведет корреспондент «АК»
В аномально жаркие дни конца июня в управу района Аэропорт поступила заявка от организации «Движение против нелегальной иммиграции» (ДПНИ) о проведении вблизи киноконцертного комплекса «Баку» двухчасового митинга протеста против установки памятника Гейдару Алиеву, подписанная руководителем этой организации А.Беловым.

Сбор


За полчаса до начала митинга протеста в разных местах стояли несколько групп по 10–15 человек. Кто-то по бумажке отмечает явку. Несколько «отметившихся» канючили у старшего обещанное пивко. Разомлевшие «собратья по перу» пытаются узнать у народа причину прихода на митинг. Молодые люди от интервью отказываются, объясняя, что на вопросы ответит старший.


Протестующие


На «многотысячный» митинг собрались 184 человека (включая несколько десятков представителей СМИ). Среди «протестующих» – бритоголовая молодежь со свастикой на одежде, небритоголовая молодежь, задружившая с бритоголовой по принципу: «Раз пришли оттянуться, будем орать в унисон!» Присутствовало человек восемь шестнадцати-семнадцатилетних мальчишек с медицинскими масками на лицах. На вопрос: «Против кого дружите?» – долго тужились, пока один не выдал: «Мы против свободы слова!» Подсказываю: «Может быть, вы против запрета на свободу слова или против ограничения свободы слова?» Ответ: «Во! Точно! Типа того!» В малых дозах наличествовали представители общественной организации национал-патриотов России, заявляющих, что сами они в этом районе не проживают, не работают, да и приехали впервые, а на митинг их привела солидарность с жителями района. Несколько девушек совмещают приятное с полезным – создают массовку и активно позируют перед камерами.


Возле постамента памятника находится раскладной столик, где молодые люди (периодически сооружающие на своих мордашках брутальное выражение) проводят запись в движение против нелегальной иммиграции. Судя по тому, что к концу митинга в толпе шустрила миловидная девушка, грозно вопрошавшая присутствующих: «А ВЫ подписались против нелегальной иммиграции?» – напрашивается вывод: не слишком много подписей было собрано.


Рядом со мной нарисовалась дама, обвиняющая памятник в том, что он будет стоять, сидеть, лежать (точно она и не знает) спиной к церкви. «Наша православная святыня будет поругана! Ничего святого у нас не останется!» (цитата дословная). Поворачиваюсь к радеющей за торжество православия женщине и пытаюсь узнать о ней чуть больше. В ответ слышится: «Нечего вам знать мою фамилию! Я всю жизнь в передовой части общества! Я до сих пор в душе коммунистка!» Не знаю, за какую веру борется «православная коммунистка», Господь ей судья! Хочу внести ясность в отношении расположения памятника «спиной к церкви». Действительно, на расстоянии двухсот метров от постамента виднеется маковка домовой часовни православного Свято-Димитровского детского дома. Сама часовня окружена помещением детского дома. Кроме того, между памятником и часовней находятся проезжая часть, жилой дом, деревья, гаражи, рекламный щит и прочее (см. фото). Вместо того чтобы посмотреть в указанном направлении и провести несложные мыслительные действия, большинство митингующих шумят: «Не допустим поругания святынь!» Кроме того, по проекту памятник по отношению к детскому дому будет расположен боком, а не спиной.


К слову: руководство Московского регионального отделения Всероссийского Азербайджанского Конгресса находится в постоянном рабочем контакте с руководством детского дома. Ко всем православным праздникам дети получают от МРО ВАК поздравления и подарки.


Выступающие


Первым на постамент взобрался руководитель ДПНИ А.Белов, призвал почтить минутой молчания память погибших в Великой Отечественной войне и возопил: «Сейчас о ситуации вокруг этого места – форпоста обороны Москвы от новых оккупантов – расскажет местный житель!» Местным жителем оказался Б.Смирнов, у которого, судя по его эмоциональным выступлениям, в жизни имеется одна проблема – азербайджанцы. Пересказывать слова «правдоруба» противно: этот, несомненно, образованный и способный убедительно говорить человек выдает за истину бредовые утверждения, которые слушают и которым, увы, кто-то верит. Поэтому цитирую отдельные «перлы», сохраняя грамматику оратора:


«У азербайджанцев есть диаспора. Что такое диаспора на чужой территории? Это считайте как организованное преступное сообщество. У них есть свой общак, этим общаком они все пользуются».


«На сегодняшний митинг я писал приглашения и мэру Москвы, и Швецовой, но, по-моему, их здесь нет. Наши чиновники уже разучились людям в глаза смотреть. Они смотрят только в руки, что им принесли».


Следом за Б.Смирновым выступил еще один «местный житель», такой же «активный борец против нелегальной иммиграции», А.Канурин. Истерично обличив и заклеймив большинство министров правительства Москвы, он заявил: «Лужков в Москве ничего не контролирует, все контролируют преступные группировки!»


Далее по полной «оторвался» А.Белов: «Азербайджанцы – оккупанты! Каждый день открываешь Интернет и видишь: «Убили. Изнасиловали. Посадили на иглу». Это какая-то скверна. И не потому, что они азербайджанцы, а потому, что в первую очередь они предатели своего собственного народа! Они бросили там свою промышленность, чтобы грабить здесь!» Далее прозвучала заветная беловская мечта: «Я – за восстановление исторического облика Москвы и надеюсь, что улица Самеда Вургуна – так называемого поэта – в скором времени будет переименована и получит свое название – «улица генерала Безобразова». Этот генерал, который покорял Кавказ, погиб, и его славой Россия может гордиться!»


Вслед за ними на «трибуне» появился мужчина с моделью памятника российским авиаторам и предложил установить его на уже имеющемся постаменте памятника Г.Алиеву. Б.Смирнов и компания были в восторге от предложения.


Хотя организаторы митинга испросили позволения тусоваться в течение двух часов, через 53 минуты после начала «схода» Б.Смирнов подвел итог митинга и с трагической миной сообщил: «К нам хотели подойти еще люди, но почему-то сотрудники милиции решили наполнить ими двенадцатое отделение. Я хочу у вас спросить, пройдем ли мы к отделению и попросим освободить наших товарищей, задержанных ни за что?!»


Манифестанты радостно: «Да, пойдем! Освободим товарищей!»


В считанные минуты площадка «сходняка» опустела.


Спасение борцов за свободу


По улице Усиевича в сторону улицы Черняховского движется колонна из 18 пацанов, старшему из которых на вид лет двадцать. Все в черных футболках. Мальцы от души матерятся в адрес «черных» и надрываются: «Да здравствует Россия!» За колонной с трудом поспевают несколько пенсионерок, заявляющих, что идут освобождать своих товарищей. На вопрос: «А что вы сделаете?» – ответ запыхавшейся бабушки: «Мы штурмом возьмем их! Нас вон сколько!»


На перекрестке улиц Усиевича и Черняховского колонна чернофутболочников поворачивает в сторону метро «Аэропорт», хотя отделение милиции, в котором, по версии Смирнова, «пребывают борцы за свободу», находится в противоположной стороне. На вопрос: «Ребята, а вы куда?» – следует ответ, в переводе на общедоступный язык звучащий так: «Нам ехать далеко, к началу футбола надо успеть!» До отделения дошли трое журналистов и пятеро пенсионерок, громко вопрошающих друг друга: «А где Борька? Сам же призвал идти сюда, а самого нет!» Штурмовать «с марша» отделение милиции «освободительницы» не стали: то ли здравый смысл ненадолго вернулся, то ли требовалось положить лекарство под язык. «Авангард штурмовиков» в лице одной бабульки поинтересовался у стоящих во дворе милиционеров: «А где задержанные?» Блюстители порядка заявили, что таковых в отделении нет.


– А нам сказали, что вы задержали девушку, раздающую листовки!


Странно: на митинге Смирнов призывал освобождать «группу товарищей». Откуда взялась «девушка с листовками», неясно.


– Да, была девушка, мы проверили у нее документы и отпустили…


Освобождение не состоялось. Активистки уныло побрели по домам, сознавая, что их в очередной раз «прокатили». Причем не нелегальные иммигранты, «оккупанты и торгаши», а свой доморощенный Борька, часто кричащий о собственном, никем не проплаченном патриотизме и страстной любви к русскому народу. Обманул пожилых людей, а ведь они за него готовы были в огонь и воду…


Ничего, Смирнов на митинге обещал «осенние бои».


Подождем?




Без комментариев


Журналист одного из иностранных изданий задает вопрос местным жительницам:



– Почему вы протестуете против установки памятника?


– Еще год назад здесь была настоящая помойка, а как только этот кусок земли расчистили и облагородили, азербайджанцы сразу же решили поставить здесь свой памятник! Оккупанты! Не отдадим нашу землю чужакам! – заходится в истерике старшая.


– Но ведь это азербайджанцы расчистили и облагородили этот кусок земли, чтобы сделать сквер для отдыха местных жителей, и хотят поставить здесь памятник человеку, который своей деятельностью принес немало пользы и России…


– Нет! Это наши власти сделали! Не отдадим землю! – орут тетеньки.


– По пятницам в киноконцертном комплексе «Баку» устраиваются культурные мероприятия для пенсионеров округа, после чего они могут за символическую плату посмотреть фильм. К праздникам азербайджанцы раздают подарки всем пришедшим, отдельно поздравляют ветеранов…


– Нет, неправда! – визжит еще крепкая и с виду нормальная женщина. – Я сама однажды пришла туда, танцевать не танцевала – не такого я воспитания! Купила билет за 10 рублей, фильм мне не понравился, больше я туда не пойду! А подарков мне никто не давал!

Мужичок раннего пенсионного возраста выдвигает свои «претензии» к установке памятника: «Я в магазине брал картошку по 12 рублей, а на рынке она по 16, а молодая по 25, а в супермаркете – по 18!» На вопрос: «Что вы здесь делаете? Чемпионат мира по футболу идет, а вы не смотрите!» – ответ: «Да мне она не дает смотреть, у нее сериалы! Она мне сказала на митинг идти!»