Июль 15th, 2006 | 12:00 дп

Кто сеет ветер

  • Александр КАРАВАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Кремль не собирается ограничивать права мигрантов
В Москве создаются общественные движения против фашистских и праворадикальных организаций. Исполнительная власть намерена продолжить либерализацию миграционной политики. Правоохранительные органы ужесточают преследование национал-радикалов и с трудом, но избавляются от выработанных подходов к мигрантам. Однако все это только начало нелегкой миссии – донести идеи толерантности до адресата национальной политики – широких слоев населения.

Определить температуру национал-патриотических настроений в России непросто. «Ксенофобия», «фашизм», «экстремизм» – понятия сильные, но не отражают разнообразия реальности, вплетающей эти идеи в ткань жизни. Определить это важно, потому как надо понять, с чем бороться. Одно дело – любить свой народ и желать для него счастья, другое – быть националистом, одно дело – быть сторонником сильного, суверенного и функционирующего государства, другое – стремиться к внешней экспансии.


К сожалению, сейчас очень многие не проводят демаркационной линии между позитивным содержанием и суррогатом. Усредненность расплывается широким морем, порождая «бюргерский шовинизм».


В случае с Россией будем говорить об определенной социальной болезни масс, вызванной сочетанием следующих компонентов: социальное расслоение, снижающийся культурный уровень, специфическое понимание демократических свобод. Что касается демократии, тут стоит уточнить. Речь о том, что устоявшаяся практика социальных коммуникаций России пытается выявить элементы в пользу негативного образа партнера. Информационный объект создается под ожидания аудитории, аудитория, в свою очередь, ожидает именно этого. Что мы имеем в результате? Если кавказец, то с неким двойным дном (торгаш, наркодилер, нелегал); если коротко стрижен и пьет пиво – значит, скинхед, если украинская торговка – значит, ночью проститутка, если олигарх – значит, капиталы преступны. В определенном смысле социальная реальность сама сформировала такие образы. Но массы думают лозунгами, а не мыслями, такие шаблоны и есть модусы общественного сознания, на таких точках общественная истерия возрастает в разы.


Поэтому и наблюдаем такую «реактивную» картину восприятия: вы заняли наши рынки (концепция 1990 года), компактно расселяетесь на окраине городов (недавний конфликт в московском районе Бирюлево), а теперь ставите у нас свои памятники (история с памятником Гейдару Алиеву у кинотеатра «Баку»). Этот бульон плотно замешен на известном стереотипе «этнической преступной группы, пустившей глубокие корни в среде диаспоры», возникшем в период действия реальных чеченских группировок в городах России. При том что эта история осталась позади, силовые органы власти, не говоря об обществе в целом (посмотрим на сюжеты сериалов), не в состоянии избавиться от этого фантома.


С другой стороны, мир стал сложнее. Нельзя наивно полагаться на известную формулу: «Преступность не имеет границ и этнической окраски». Уровень неконтролируемой преступности в среде мигрантов растет параллельно с ростом численности нелегалов. Но тут нередко забывают о другом моменте – общий уровень незаконной миграции из славянских стран СНГ значительно превышает южно-кавказскую (это доказали данные Всероссийской переписи 2002 года), то же доказывает милицейская статистика этнической преступности.


Милиция в этом смысле стала более тонко работать, останавливая в том же метро не просто граждан неславянской внешности, а ориентируясь прежде всего на внешний вид человека и количество багажа.


Но другая социальная зараза приобретает очень опасные формы. Расистские нападения статистика МВД по ряду причин склонна маскировать под уличную преступность. Отчасти поэтому группы ультраправых молодчиков ничто не смущает. Количество нападений за нынешний год не увеличилось в сравнении с 2005-м, но они стали жестче, а действия – наглее (зачастую днем и в людных местах). По данным информационного центра «Сова», за январь-май 2006 г. от расистских нападений пострадали 137 человек – 18 убиты, 119 ранены. Лидируют Москва (59 пострадавших, 9 убийств), Санкт-Петербург (24 пострадавших, 4 убийства), Тюменская область (11 пострадавших), Воронеж (1 убийство, 4 нападения). Группировки активно развиваются за счет сети Интернет, привлекая сторонников в разных городах.


Расистам можно противодействовать и общественными силами. Наиболее значительной акцией стала прошедшая 14 мая 2006 г. в Москве конференция «Фашизм – угроза будущему России». В ней приняли участие более 150 представителей неправительственных организаций, молодежных объединений, демократических политических партий, неформальных антифашистских групп, национально-культурных объединений. Участники приняли программу «Антифашистского фронта», на днях создан оргкомитет движения, куда вошли известные политические деятели, правозащитники, журналисты.


Буквально в тот же день в Москве создано движение против экстремизма «Наша Россия», организаторами явились активисты Общественной палаты РФ. Они попытаются консолидироваться с другими организациями и намерены давать рекомендации исполнительной власти. В частности, силами Министерства образования и Министерства культуры заново запустить прерванную несколько лет назад программу «толерантность». Можно только надеяться, чтобы все это не потонуло в потоке формализма.


Интересным явлением в области противодействия праворадикальным группам является позиция молодежных левых и левацких организаций (СКМ, АКМ, отчасти НБП): они неоднократно выступали с заявлениями недопустимости сотрудничества с расистскими группами, пытающимися выходить в большую политику, такими как ДПНИ (активные борцы с памятником Алиеву).


Диаспорные организации азербайджанцев в этой активности проявились по-своему. ВАК предпочитает сотрудничать с официальными структурами власти, аккуратно выбирая партнеров для совместных мероприятий. Весной было подписано специальное обращение к президенту РФ о недопущении эскалации экстремистской деятельности (после нападения на сотрудника НТВ Эльхана Мирзоева). Конгресс провел собственную конференцию с дружественными национальными организациями, к его работе привлекли ряд известных экспертов и информационных изданий (газету «Ведомости», журнал «Эксперт»). ФНКА «Азеррос» специализируется все больше по круглым столам, пытаясь создать поле для конструктивного диалога с правыми радикалами, не учитывая, правда, того, что организации эти крайне разношерстные, ненадежные и дружба с одним национал-патриотом не обеспечивает защиты от другого.


Со своей стороны судебные и следственные органы пытаются исправить ситуацию своими методами. Весной 2006 года было вынесено не менее четырех обвинительных приговоров, в которых суд признал мотив национальной ненависти. Помимо громкого дела налетчика Копцева на синагогу данные судебные решения выносились по делам в Москве, Петербурге и Томске. Еще в трех судебных процессах (включая дело об убийстве Хуршеды Султоновой в Петербурге и дело группировки Родошкевича в Новосибирске) мотив ненависти по различным причинам был снят во время судебных разбирательств.


Согласно УК РФ нанесение ножевых ранений карается более сурово (покушение на убийство и убийство), чем статья «за разжигание расовой ненависти». Мотив суды признают, но наказание не столь сурово. Того же Копцева осудили по статье 30-й (в привязке к 105-й, то есть покушение на убийство с рядом отягчающих обстоятельств). Но сами по себе эти мотивы не имеют сильных карательных характеристик. Статья с эффектным названием «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды» определяет максимальный срок заключения до пяти лет. А если не убил, то есть без отягчающих, – и того меньше. Поэтому многие экстремисты выходят либо с условными сроками, либо освобождаются в зале суда.


Собственно, это и есть один из результатов демократии, с ним надо считаться, а значит, контролировать негативные последствия. Жестко запретить эти организации можно только через тотальный запрет общественных объединений как таковых. Для России эти времена прошли.

В Госдуме проголосовали за «революционный» законопроект, согласно которому будут отменены режим миграционных карт и требования об обязательной регистрации по месту пребывания сроком на три месяца. Вместо всего этого от иностранца теперь потребуется простое уведомление о пребывании в России, которое он может предъявить миграционной службе лично либо отправить по почте. При этом отказать иностранцу миграционная служба не может. По столь либеральным нормам в России смогут жить не все иностранцы, а только приехавшие из стран СНГ (исключение – Грузия и Туркмения). Новые правила миграционного учета могут вступить в законную силу с января 2007 года. Несомненно, это вызовет еще одну волну раздражения в кругах ультраправых, что в ответ потребует усиления демократических организаций гражданского общества и внимательного мониторинга ситуации со стороны власти. Но закрывать страну либо ограничивать права мигрантов Кремль не собирается.