Июль 15th, 2006 | 12:00 дп

Парят над городом «бакинцы»

  • Анатолий ЧЕРНОВ-КАЗИНСКИЙ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Сколько помнит себя Виктор Бабаев, столько, пожалуй, и возится с голубями
Во дворе все ребята ими увлекались. В 41-м, уходя на фронт, старшие наказывали младшим: берегите их, в обиду не давайте. Виктору в ту пору шел лишь пятый год, но любопытство к голубям уже было. А чуть-чуть подрос – и вовсе сердцем прикипел к этим красивым птицам.

Отец, правда, не приветствовал его увлечения:


– Брось, зачем они тебе? Только учиться мешают.


– Нет, – возражал тот. – Люблю я их, папа, понимаешь?


Эту любовь он пронес через всю жизнь.


О недалеком человеке говорят: мол, ума у него, как у голубя. Бабаев не согласен с таким утверждением. Наоборот, он считает, что голубь – умная птица. Много раз приглашали его с пернатыми друзьями на различные торжества, причем нередко далеко за пределы города. Исполнят птицы свою сценарную «роль», поднимутся ввысь и быстро скрываются за горизонтом. А Виктор Сергеевич возвращается в Ставрополь. Приходит домой, открывает балкон – голуби уже там.


– Как же они находят дорогу?


– Очень просто. Поднимаясь в небо, запоминают ориентиры. Ведь сверху земля разбита как бы на квадраты. Вот голуби, где бы их ни выпустили, и летят потом к этим квадратам. Над одним из них всегда точно опустятся, будь то двор, голубятня или балкон.


Долгое время Виктор жил в коммунальной квартире в нижней части Ставрополя, голубей держал во дворе, в голубятне. Потом получил квартиру в многоэтажке и сразу обустроил место на балконе для своих крылатых питомцев. У него тут, кстати, и певчие птички содержатся. Так что ни много ни мало, а целых 20 лет балкон является настоящим птичьим царством. Обитателей его можно наблюдать часами – и, право, не надоест.


В будущем году Виктору Сергеевичу исполнится 70 лет. Вроде уже возраст не позволяет так рьяно, как прежде, птицами увлекаться, однако Бабаев и слышать не желает о смене занятий.


– Кажется, брошу с ними возиться – завтра меня не станет. Не могу без них…


– Но хлопот много, наверное?


– Конечно. Они же требуют постоянного ухода. Взять, к примеру, кормление. Это только несведущему кажется: бросил, мол, им горсть зерна, вот и все. Зерно – это само собой. А еще надо давать просо, семечки, сорго, ячмень. И обязательно зеленый корм: лук, лист редиски, травы (в них витаминов много). Для хорошего пищеварения в рационе обязательно должны присутствовать также песок, галька (мелкий кремний).


– И вы весь этот рацион выдерживаете?


– А как же! Поэтому они у меня и живут долго, болеют редко, энергичные, подвижные, охотно тренируются, регулярно дают потомство.


Виктор Сергеевич говорит так страстно, что понимаешь: птицы для него – больше чем просто представители фауны. И это увлечение, похоже, стало для него жизненным стимулом.


Заболеет птица – и ему самому уже тоже не по себе. Научился даже лечить своих питомцев.


Был у него голубь по кличке Федор Федорович – роскошный 16-летний красавец. И вот как-то притих, занемог. Оказалось, опухоль. Бабаев сам ее удалил, хотя операция была сложной. Птица быстро поправилась и потом еще на свадьбах выступала… Бабаев может часами рассказывать о породах голубей. В Ставрополе, например, распространены «бакинцы», которые, в свою очередь, разделяются на подвиды: белые, черные, красные, кудрявые, шалевые и т.д. Есть белые «ставропольские летуны», необычно выглядят тихолетные «ординарцы николаевские»: сама птица черная, а хвост – белый. Или голубь серый, но с белым хвостом. Бабаев навскидку перечисляет породы: монахи, почтари, чайки… Он вывел и свою, назвав ее «бабаевские сороки».


– Каждый уважающий себя голубятник стремится обзавестись своей породой, – говорит Виктор Сергеевич. – Он просто обязан заниматься селекцией. Как появилась моя порода? Поначалу я подобрал самца и самку, имевших сходные приметы. И вскоре родился голубь с лысой головой и белыми крыльями, как у сороки. Отсюда и название. На селекцию ушло несколько лет. В результате в моей коллекции есть птицы с оперением в «шашечку», голубого цвета, кофейного, темного. То есть я стремился получить таких птиц, чтобы подобных ни у кого не было. В этом – смысл их разведения. Своей красотой домашние голуби обязаны не столько природе, сколько человеку.


Особое место среди них занимает цирковая порода, которую тоже вывел Бабаев, – «белые павлины». Несколько десятков их стали артистами, гастролируют по стране и за рубежом. Питомцам Виктора Сергеевича приходилось также участвовать и в представлениях краевого драмтеатра. Но больше всего нравится голубятнику, когда его приглашают с пернатыми друзьями на свадьбы: голубь, кстати сказать, – символ не только мира, но и верности и счастья.


– Конечно, для этого я специально обучаю птиц, – говорит мой собеседник. – Накануне свадьбы подробно инструктирую молодоженов, как вести себя с ними, чтобы все выглядело красиво и естественно.


В прошлом году справляли свадьбу на городском озере – так это был целый спектакль! Жених и невеста подплыли на лодке к берегу, их встретили морской царь Нептун, дядька Черномор, русалки. А потом Бабаев преподнес молодым пару голубей – Сашу и Машу. Новобрачные загадали желание и выпустили птиц. Голуби, покружив над озером, сели на два кольца, которые держали молодожены. Затем они стали их кормить с ладоней – у кого первого склеваны зерна, тот и будет первым в доме. А голуби, сделав почетный круг над озером, прощально помахали крыльями и покинули торжество.


Поведал мне старый голубятник и о своей боли:

– Кто теперь разводит голубей? Раньше, считай, в каждом дворе они были, сейчас же молодежь не хочет ими заниматься. А наше поколение уходит потихоньку. Мало, очень мало нас осталось…