Июль 15th, 2006 | 12:00 дп

Завтра была война

  • Бахтияр АХМЕДХАНОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Я был в журналистской командировке в Киркуке накануне последней иракской войны. Представляется интересным сегодня вспомнить реалии тех дней, настроения туркман.

Исторически Киркук – туркманский город. Тюркская речь звучит здесь везде – полное ощущение того, что находишься в Баку или Ашгабаде. При этом большинство туркман говорят еще и по-турецки. В одной из лавок я попросил по-английски бутылку воды. Меня не поняли, пришлось повторить просьбу по-турецки.


– Так бы и сказал, – пробурчал хозяин. – И чего придуриваться…


Близость Турции чувствовалась повсюду. Турецкий язык, турецкая музыка, турецкий товар в магазинах и на рынках. Управляющий моего отеля настойчиво пытался поговорить со мной о Стамбуле, а на местном рынке среди роскошных местных помидоров (5 центов за килограмм) и парной баранины (килограмм за доллар) продавались американские куриные окорочка (полтора доллара), вывезенные из России через Турцию.


Турецкое влияние ощущалось не только в быту. Сразу же после появления информации о встрече курдских лидеров и их претензиях на Киркук последовало заявление из Анкары: Турция не допустит в районе Киркука никаких курдских образований и не позволит ущемлять интересы туркман. У этого противостояния долгая история. Территория иракских курдов примыкает к турецкому Курдистану, где воевали отряды повстанцев, и образование по соседству курдского государства, на взгляд Анкары, – прямая угроза территориальной целостности страны.


Незадолго до командировки я прочитал в издающейся в России курдской газете о том, что турецкие спецслужбы, опираясь на туркман, активно занимаются созданием на севере Ирака вооруженного подполья, а турецкие коммандос уже взяли под контроль аэропорт в районе населенного пункта Бамами. К сожалению, за три дня, проведенных на иракском севере, мне не удалось проникнуть в туркманское подполье, но несколько интересных контактов все же было.


В одной из деревень к северо-востоку от Киркука мне рассказали, что, хотя крупных подразделений иностранной армии в районе Бамами (местные называют его Бамо) нет, там якобы видели турецких военных, правда, немного – не больше 10 человек. Военный аэродром здесь давно разрушили американцы, но вертолеты садятся свободно.


Говорили, что в случае военной операции против Ирака американцам не обойтись без Турции, ее территории как плацдарма для наземной операции и ее авиабаз. Турция, как известно, войска коалиции через свою территорию не пропустила. Была версия, будто Вашингтон, чтобы успокоить Анкару, может согласиться на туркманскую автономию, а возможно, и на создание двух государств – курдского и туркманского. Сегодня об этой версии никто не вспоминает.


Иракцы независимо от национальной принадлежности не хотели распада своей страны. Одно дело быть в оппозиции существующему режиму и совсем другое – желать гибели государства, за которой может последовать изнурительная гражданская война на долгие годы.


– Нам с курдами нечего делить, у нас одни проблемы, – сказал знакомый туркман в Киркуке. – Мы голосуем на референдуме за Хусейна, но на самом деле ненавидим его. Идет арабизация севера, арабов переселяют сюда из южных районов, они простые люди, и к ним нет претензий, но это политика правительства. В Ираке нет демократии, и мы живем в постоянном страхе. Напишите об этом в своей газете. Но если вы здесь кому-нибудь расскажете о нашем разговоре – меня даже не посадят. Меня убьют.


Мы сидели в маленьком грязном духане и ели шашлык – жаренную на углях нежнейшую баранину, сладкие помидоры и репчатый лук. Из напитков подают только воду и чай. В духане тесно, все вокруг курят наргиле (кальян). Жаль, что фляга с виски осталась в номере.


– Войны не будет, – продолжал мой собеседник. – Американцам нужен Саддам, ведь если его не станет – кто будет держать в страхе Саудовскую Аравию, Кувейт и Эмираты? Потому-то Ирак и не добили в 1991-м, и сейчас ничего серьезного не произойдет. Буш договорится с Хусейном, санкции снимут, а нефть будет стоить столько, сколько нужно Америке. Ей необходимо, чтобы у нас был диктаторский режим, а мы хотим жить в демократическом Ираке.


Эти прогнозы решительно противоречат сегодняшней реальности.


С того времени обстановка на севере Ирака еще более осложнилась. Иракские курды сегодня как никогда близки к созданию собственного государства, что не может не беспокоить соседнюю Турцию. Как заявил недавно в интервью газете «Московские новости» член ЦК Рабочей партии Курдистана (РПК) – организации, внесенной Конгрессом США в список террористических, это будет иметь огромное значение для курдов во всем мире.


Но еще большее значение это будет иметь для турецких курдов, недавно объявивших о прекращении перемирия. Территория иракского Курдистана примыкает к юго-востоку Турции, где компактно проживают, по разным данным, от 20 до 40 миллионов курдов и где продолжаются партизанские вылазки сторонников РПК.

Ситуация усугубляется еще и тем, что в этом случае проживающие на севере Ирака туркманы (их в стране около 4 миллионов), традиционно ориентирующиеся на Турцию, могут оказаться в независимом Курдистане, создания которого Анкара постарается не допустить в любом случае.