Август 15th, 2006 | 12:00 дп

Две встречи

  • Атилла ГУСЕЙН-ЗАДЕ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

С Сарой ханум Ашурбейли, автором «Государства Ширваншахов»
17 июля 2006 года исполнилось 5 лет с того дня, когда ушла в лучший мир великая женщина Азербайджана Сара ханум Ашурбейли. Это была разносторонне одаренная личность: доктор исторических наук, заслуженный деятель науки Азербайджана, автор фундаментальных трудов по истории Азербайджана («Государство Ширваншахов» и «История Баку. Средневековый период»), филолог, владевший восемью языками, член Союза художников Азербайджана. И не случаен тот долгий, поистине библейский век – при полной ясности ума и творческой трудоспособности, – который отвел этой женщине Господь, дабы наглядно продемонстрировать пример бескорыстного служения истине.

Жизнь подарила мне несколько часов общения накоротке с Сарой ханум. Упомянутые несколько часов укладываются всего в две непринужденные встречи в семейном азербайджанском застолье.


Первая произошла в феврале 1961 года, когда я, студент 2-го курса Московского института тонкой химической технологии, вернулся на зимние каникулы в Баку. Здесь, на званом ужине для узкого круга родственников у моей кузины Райна ханум Гамзаевой, я с некоторым удивлением обнаружил, что ее отец, мой дядя, 60-летний Бахрам-Бек Гусейн-Заде, реабилитированный в 1956-м после 18-летнего пребывания в местах лишения свободы, вторично женился. Его невысокой, миловидной женой, сразу же располагающей к себе благородной простотой и скромностью, и оказалась дотоле незнакомая мне Сара ханум Ашурбейли.


В целом разговоры в тот вечер велись вокруг банальных бытовых тем, включая тему обустройства совместной жизни «молодых». Внимательно, с затаенным сочувствием и душевной болью, наблюдал эту новоиспеченную пожилую чету, которая на склоне дней после многолетних мытарств, тяжких испытаний и крушений, на грани полного отчаяния и гибели в жестоком водовороте наконец-то, кажется, обрела тихую пристань отдохновения, взаимопонимания и нежной взаимной опоры. Трогательно до слез было видеть сидящими рядышком этих двух немолодых, негромких, напрочь лишенных амбиций, интеллигентных и образованных людей с многовековой родословной (насильно низведенных властью собственной страны до положения изгоев и «бомжей») и слушать, как они смущенно обсуждают проблему меблировки полутемной пеналообразной комнатушки в многонаселенной коммуналке, которую получил в 1959-м реабилитированный дядя Бахрам.


Вторая моя встреча с Сарой ханум произошла снова в Баку, куда я прилетел на несколько дней в июне 1984-го, увлеченный наивными социологическими идеями, подогретыми начинавшейся перестройкой. И опять это случилось в таком же хлебосольном застолье у Райна ханум, моей двоюродной сестры, с которой нас крепко связывает общее репрессивное детство в Семипалатинской области. С той лишь печальной разницей, что обе указанные дамы давно были вдовами. Увы!.. Сменился, правда, и адрес. Теперь это была относительно просторная квартира на третьем этаже нового дома, по той же улице Гаджибекова и в том же квартале, почти напротив «Молоканского садика». Балкон гостиной, где мы собрались, выходил в неказистый переулок, ведущий к приснопамятному дому несбывшихся надежд упокоившегося дяди Бахрама. Из широкого окна просматривалась парашютная вышка Бакинского бульвара с электронным табло.


Я снова сидел по правую руку Сары ханум. За эти годы я стал вдвое старше.


Сама тетя Сара, казалось, за последние 23 года совершенно не изменилась. Та же скромная внешность. Та же спокойная, непринужденная простота, та же манера негромкой, неторопливой и доброжелательной беседы. Только дополнительно появился какой-то тихий умиротворенный огонек в глазах, иногда чуть застилаемый такой же тихой грустью. Благодатную причину умиротворенности я понял в процессе беседы – ее многолетний творческий труд наконец получил достойную оценку и определенное реальное завершение: защитив докторскую еще в 1965 году и активно продолжая исторические изыскания, она в 1982-м вполне заслуженно была удостоена звания «заслуженный деятель науки Азербайджана». Кстати, сама она к этому факту относилась с мягкой иронией, не более. Основной же причиной тихой радости был выход в свет в 1983 году ее долгожданного, желанного, почти в буквальном смысле «по-женски» выношенного и выстраданного и поистине величественного и достойного детища – труда «Государство Ширваншахов» (Баку, «Элм», 1983). Это, наверное, единственная тема нашей непродолжительной беседы в тот день, касаясь которой она оживлялась чуть больше обычного, непроизвольно позволяя себе радостный блеск в глазах и нежные интонации в голосе. Из ее уст узнал я тогда некоторые подробности издания этой книги.


Опасаясь, что этот труд будет у нее единственным, и желая посвятить его самому достойному и любимому мужчине в своей жизни, Сара ханум оказалась перед затруднительным выбором между беспредельно уважаемым отцом, Бала-Беком, расстрелянным (как «враг народа») в 1937 году, и горячо любимым братом, Решад-Беком, погибшим на фронте в 1944-м. В поиске компромисса она приняла, как ей казалось, оптимальное решение, назвав в посвящении брата полным именем («…светлой памяти дорогого брата Решада Балабек оглы Ашурбейли, военврача…»), помянув таким образом и отца, и всех предков по мужской линии.


Рассказывая о перипетиях издания книги, Сара ханум заметила, что лично подготовила эскиз обложки, использовав символику, обнаруженную в процессе археологических изысканий на средневековых крепостных воротах и олицетворяющую древнее название страны.


Учитывая всю трагичность былых взаимоотношений семейства Ашурбековых с коммунистической властью и полное отсутствие склонности Сары ханум к чинопочитанию и славословию, большой неожиданностью прозвучали для меня в тот день ее слова признания и благодарности Гейдару Алиеву за решающую поддержку и помощь в деле издания ее труда, которое, как ни крути, осуществилось именно благодаря его личному вмешательству.


Позже, подробно ознакомившись с полученной из рук Сары ханум книгой «Государство Ширваншахов» с ее автографом и обнаружив, что на 303 страницы текста приведено 1304 ссылки на многочисленные (наши и зарубежные) источники, я с величайшим благоговением осознал, плоды какого кропотливого и вдохновенного труда, какого глубочайшего научного анализа, какого почтительнейшего отношения к своим предшественникам, какого беззаветного и бескорыстного служения истине держу в руках. И понял, что все знаки человеческого внимания к подобному творцу будут безусловно заслуженными – и одновременно ничтожными рядом с его величием. Ибо что можем дать этой великой женщине мы по сравнению с полученным от нее?!