Август 15th, 2006 | 12:00 дп

Умер Расим Оджагов

  • Фархад АГАМАЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Режиссер, чьи фильмы в 80-е годы прошлого столетия становились событием не только азербайджанского кинематографа, но и всего советского. Лента «Допрос» по сценарию Рустама Ибрагимбекова имела оглушительный успех, была удостоена Государственной премии СССР, что для продукции «нецентральных» студий было фактом весьма незаурядным. Стилистика его картин, его творческая манера узнаваемы: четкая композиция кадра, строгая графическая отточенность изображения в драматических эпизодах и трогательная пастель – в лирических. В его режиссерской работе видна закономерная связь с новациями Оджагова-кинооператора.

Он и в жизни был таким – строгим и непримиримым, если сталкивался с несправедливостью, подлостью и предательством, и удивительно мягким, открытым и абсолютно разоруженным в общении с друзьями, с людьми хорошими. Он обладал особым даром видеть, находить, чувствовать новое, свежее, талантливое. Его талант притягивал красивое и создавал новый мир красоты.

Корни его родословного древа уходят в Шеки и Ленкорань, самые горячие, быть может, точки в Азербайджане по части юмора и лукавства. Когда я подтрунивал над своеобразием шекинского говора или, скажем, ленкоранской жестикуляции, глаза его становились мягко-озорными, он с улыбкой все выслушивал и вдруг выдавал такое об этих самых своих «корнях», что становилось ясно: ты никогда не сможешь о них сказать Расиму ничего более смешного, чего бы он не знал сам. Очень редкий талант самоиронии был присущ ему в такой абсолютной степени, какой определяется естественность детей.

В 1982 году в московском издательстве «Искусство» у меня приняли заявку на книгу «Групповой портрет с кинокамерой» – об азербайджанском кинематографе, которую по ряду причин и обстоятельств я не написал. Одним из героев книги должен был стать Расим Оджагов. При наших встречах он иногда поддевал меня: «Я понимаю твою проблему. Ты просто не в состоянии адекватно отобразить мой гений». И улыбался своей неповторимой шекинско-ленкоранской улыбкой. Мне будет не хватать этой улыбки, когда я буду приезжать в Баку, сколько бы еще таких приездов мне ни отпустил Господь. Этой улыбки будет не хватать всем, кто имел счастье дружить с Расимом.

Остальным, кого относят к категории зрителей, остаются его замечательные, умные, страстные, яростные, ироничные, лиричные, очень человечные фильмы.

Прощай, друг.