Октябрь 15th, 2006 | 12:00 дп

Так говорят мои враги

  • Гюльшен ТОФИК ГЫЗЫ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Старику перевалило за 100 лет, но страх смерти никогда не оставлял его. Казалось бы, и жизнь потеряла смысл, поблекли все краски и ушли все радости, но он не хотел умирать. Он не хотел уходить из жизни, пусть бессмысленной и зыбкой, все равно не хотел. Давно ушли в мир иной все его родные и близкие, здравствует лишь единственный правнук, которого он не любит. За молодость. За то, что у того еще есть Время! Старик вздрагивает от каждого скрипа, от каждого стука и вздоха: а вдруг это Смерть за ним пришла? Говорят, она вся в черном, с косой, жуткая на вид. Он не гасит свет даже ночью, не открывает без крайней надобности глухо зашторенных окон, не подходит к двери. У пожилой женщины, которую нанял для ухода за ним правнук, есть свой ключ. Она давно должна была прийти. Почему-то задерживается, даже не позвонила. Надо пожаловаться правнуку, пусть подыщет другую, помоложе да попрытче. Беспокойство рассеялось, когда он услышал звук открывающейся двери. Через минуту в комнату вошла… молодая, необыкновенно красивая женщина, источая аромат весеннего луга.


– Кто вы? – удивился старик. – Откуда у вас ключ? Что вам здесь нужно?


– Не волнуйтесь. Ваш внук решил, что прежняя сиделка несколько нерасторопна и нанял меня. К тому же с недавних пор я живу неподалеку.


– А я только что подумал об этом! Бабка и впрямь ленива и неумела. Готовит плохо. Укол делает – руки дрожат. Мне же больно!


– Вы так чувствуете боль? А может быть, вас пугает ее ожидание? Так часто бывает.


– Как-то странно вы говорите. Как зовут вас, милая девушка?


– У меня редкое и необычное имя, – рассмеялась девушка, подойдя к окну. – Вы позволите открыть форточку? Здесь так душно. Сейчас я приготовлю чай, выпьете лекарства, и мы с вами поговорим. Думаю, нам есть о чем поговорить.


Старик несколько насторожился, но девушка, подойдя к кровати, взяла его руку, погладила, поправила подушку, и он успокоился. У нее такие нежные руки, такие заботливые! Просто бархатные. Ему показалось, что он куда-то улетает. Стало так легко! Он закрыл глаза, и его на мгновение покинули все страхи и тревоги.


– Как хорошо! – тихо произнес старик. – Вы просто ангел! Так как же вас зовут?


– Меня зовут Аджал, – не отпуская его руки, так же тихо ответила девушка.


Старик встрепенулся. Что за странное имя? Открыв глаза, он уставился на девушку, которая, улыбаясь, поглаживала ему руку. Как она хороша! Какое тепло в глазах! О таких глазах складывают газели, от них теряют рассудок, во имя них совершают подвиги…


– Аджал? Но ведь… Нет! Я не хочу! Не надо! – захотел крикнуть старик, но не смог. Он лишь прошептал: – Вы так прекрасны, так милы и добры. Вы не можете ею быть… Она страшна и уродлива, она отвратительна…


– Так говорят мои враги… Но вы же видите, я вовсе не так ужасна. Скажите, почему вы так боитесь смерти? Неужели одиночество, немощь, болезни привлекают вас больше? Я открою вам секрет. Смерть наступает не тогда, когда тебя покидает душа, а когда о тебе забывают. Вы одиноки на этом свете. Кроме правнука, который еще сможет положить цветы на вашу могилу, никого не осталось. Раньше или позже – вы все равно умрете. Так почему же не хотите продлить свою жизнь в его памяти? Чем привлекает вас это прозябание, которое и жизнью-то назвать нельзя?


– Но мне так хочется жить!..


– Скажите, разве вы не испытываете боли от потери всех родных и близких? Вас не пугает одиночество, дряхлость тела и слабость духа? Но ведь умереть гораздо проще – тогда кончатся все эти муки.


– …так хочется жить!


– Помните, сорок лет назад, когда вы тяжело болели и умоляли сына сделать все, чтобы вас поставили на ноги? Он тогда продал свой автомобиль, чтобы можно было купить для вас дорогие лекарства. Вас вылечили. А через несколько дней его сбил потерявший управление грузовик. Когда вам исполнилось


80 лет и вас разбил паралич, дочь, спеша в больницу, забыла перекрыть газ, а когда вернулась, произошел взрыв. Она очень сильно обгорела и умерла в муках…


Зато вы поправились. Затем ваш внук утонул, спасая вас, десять лет назад, когда вам вздумалось понырять в море. Вам не жалко своего правнука? Ведь он молод и у него еще нет детей. Если уйдет он, а не вы, прервется ваш род. И тогда вы умрете по-настоящему.


– …хочется жить… – не унимался старик.


– Уверяю вас, если я исполню ваше желание, будет хуже. Придет время, вы сами будете искать меня. Но я не «скорая помощь» и не прихожу по вызову. Мой уход будет наказанием для вас.


– …жить…


– Как знаете. Я пыталась внушить вам истину. Вы ее отвергли. Вы предпочли забвение и радость мнимой жизни. Ну так живите…


Старик проснулся от шума в прихожей – это пришла пожилая женщина-сиделка, которую нанял правнук.


– Что за странный сон? – подумал старик. – Ханум, когда ты пришла, здесь был кто-нибудь?


– А кто здесь мог быть? Ключ-то у меня, – ответила женщина и тихо добавила: – Посланцев Азраила, видно, ждешь.


Спустя несколько дней женщина-сиделка умерла от сердечного приступа у себя дома. Правнук, сообщивший старику об этом, обещал к вечеру подыскать и прислать другую сиделку.


– Дед, я оставлю здесь свои вещи до вечера, ладно? – сказал он, уходя, забыв, видно, что все его документы остались в сумке.


Правнук не вернулся ни вечером, ни утром, никогда. Недалеко от бюро по найму он поскользнулся и ударился виском об острый каменный выступ в стене. Он умер сразу.

Старик давно лежал без движения, так, как его оставил правнук. Он хотел пить, но не мог никого позвать. Его никто не искал, о нем никто уже ничего не знал. Его тело было почти мертво, но душа трепыхалась в этом теле, не зная, как вырваться. Он уже не жив, но еще не мертв. Но он сам выбрал это. А красавица Аджал с ласковыми и заботливыми руками вряд ли вновь придет уговаривать его: у нее и так дел невпроворот. Жди теперь ту, страшную, с косой!..