Ноябрь 15th, 2006 | 12:00 дп

Французу дан закон…

  • Евгений НИКОЛАЙЧУК
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Инициатива парламента Франции может серьезно осложнить политический климат в мире
«Свобода, равенство, глупость» – с таким заголовком вышла турецкая газета Hurriyet, негодуя по поводу недавнего решения парламента Франции. Отныне, в соответствии с принятым законом, французы признают уголовным преступлением отрицание геноцида армян Османской империей в 1915 году. Последствия этого шага еще только предстоит оценить. Уже сегодня можно сказать, что он внес серьезнейший раскол не только в двусторонние отношения Турции и Франции, но может осложнить общий диалог Запада и Востока. Прокомментировать сложившуюся ситуацию мы попросили главного редактора «АК» Афранда Дашдамирова.

– Как писал один известный поэт, «французу дан закон, француз развесил уши…». Насколько оправданно, на ваш взгляд, определение, данное парламентом Франции событиям 1915 года?


– Вызывает искреннее удивление сама постановка вопроса: за несогласие (не за нарушение, а именно за отрицательное мнение о законе, оценивающем события 1915 года в Османской империи как геноцид армян), предусматривается уголовное наказание (!). Такая постановка вопроса не просто недемократична сама по себе, но и нелепа. Вряд ли она может убедить тех, кто придерживается другого мнения. Что же касается сути проблемы, которой посвящен принятый французским парламентом закон, то здесь не все так просто, как это может представляться парламентариям Франции. Вся история человечества полна примеров жестокости по отношению к иноплеменникам, гонений, массовых погромов, чисток. Это пережили многие народы, и память об этом жива, хотя со времени этих событий иногда проходят столетия. Но далеко не каждый случай насилия принято называть геноцидом.


Геноцид – это особая категория проявления массового насилия над людьми определенной национальности, над целыми народами. Его особенность в том, что геноцид осуществляет власть, проводящая политику массового истребления людей определенной национальности. Примером политики геноцида может служить систематическое истребление людей еврейской национальности в фашистской Германии. Это был настоящий геноцид, целью которого было истребить целую нацию. Страдания армян, переживших трагедию 1915 года, вызывают сочувствие. Погибло большое число людей, но их точное количество спорно. У турок – другие факты, они выдвигают другую версию, и речь идет о совершенно других цифрах. Значит, прежде чем делать какие-то выводы, нужно изучить точку зрения Турции. Насколько нам известно, ни армянская сторона, ни уж тем более французская, да и многие в Западной Европе и Америке даже не пытаются ознакомиться с другой точкой зрения, неизвестными им фактами. Взялись вы поддерживать армян – ради бога, поддерживайте, но не за счет интересов и достоинства другой стороны, другого народа. Тем более что речь идет о событиях почти столетней давности. Разбираться в истории должны честные, объективные, неангажированные историки, а не политики. Ведь есть факты, которые бесспорны. Так, лидеры армянского населения Турции в годы Первой мировой войны открыто организовывали и возглавляли вооруженное движение за выход из состава Османской империи. Создавались военные формирования, которые вели бои в пользу Антанты. По законам военного времени те, кто брал в руки оружие и становился на сторону противника, автоматически попадали в разряд врагов государства. Это провоцировало определенные силовые санкции. В ходе событий погибло немало людей: от рук армянских военных формирований страдало турецкое мирное население. Конечно, страдали и сами армяне. Всегда плохо, когда по вине политических лидеров, политических провокаторов страдают мирные беззащитные люди этой и других национальностей. Они оказываются жертвами политических интриг, в которые были вовлечены, как известно, государства Антанты.


– Как вы думаете, будут ли какие-либо заявления в адрес Франции со стороны России?


– Дело в том, что российская политическая элита в своем большинстве сочувственно относится к осуждению геноцида армян. Известны настроения в депутатском корпусе. Это – чистая конъюнктура, а не строгий, взвешенный подход к историческим событиям, когда-то имевшим место. Да, была трагедия, гибли люди, но называть ее геноцидом нет оснований. Во всяком случае, прежде чем делать выводы, следовало бы принять во внимание аргументацию турецкой стороны, турецких ученых и специалистов, ознакомиться с теми фактами, которые хранятся в их архивах.


В конце концов, довольно странно ломать копья сегодня относительно того, что происходило почти сто лет тому назад. Если французских парламентариев так беспокоит тема насилия, несправедливости на этнической почве, почему бы им не обратить внимание на совсем недавние события, связанные с Ходжалы, где от рук вооруженных армянских формирований погибло практически все мирное население небольшого города. Это незаживающая рана азербайджанского народа. Почему бы французам не выразить свое отношение к этой трагедии наших дней?


Руководство и общественность страны осудили события в Сумгаите, в Баку, когда от насилия пострадало мирное население армянской национальности, осудили преступников. Немало людей в соответствии с Законом были привлечены к уголовной ответственности и понесли наказание. Были попытки с армянской стороны также объявить эти прискорбные события геноцидом. Но к ним был проявлен более объективный и взвешенный подход со стороны руководства СССР и в том числе со стороны Михаила Горбачева, который решительно отмел попытки навесить на сумгаитские события ярлык «геноцид». Между тем в Армении ни один факт изгнания, избиения, убийств азербайджанцев на ее территории, не говоря уже о трагедии Ходжалы, не был признан и осужден. Ни одного случая возбуждения уголовного дела. И тем не менее в этой стране некоторые деятели любят злоупотреблять термином «геноцид».


– Какой, как вы предполагаете, может быть реакция Турции на решение нижней палаты французского парламента?

– Как мы и предполагали, реакция Турецкой Республики достаточно жесткая как по линии экономического, так и политического сотрудничества с Францией, поскольку речь идет о достоинстве и престиже современного Турецкого государства. Однако, как нам представляется, в этой ситуации заложены и иные мотивы, не имеющие отношения к истории прошлого. Как известно, определенные силы во Франции, как и в некоторых других европейских странах, пытаются противодействовать предстоящему в недалеком будущем обсуждению вопроса о приеме Турции в состав Евросоюза. А время подпирает, и нужно определяться в этом вопросе. Возможно, принятие подобного закона – это своего рода закамуфлированная провокация: если не остановить, то хотя бы притормозить переговорные процессы. В этой связи хочу отметить, что это неосмотрительная политика, неосмотрительная позиция. Спекулировать на достоинстве и чувствах целого народа и страны, бросать тень на репутацию уважаемого государства и его народа неправильно и нечестно.