Ноябрь 15th, 2006 | 12:00 дп

От Табриза до Баку…

  • Анар
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Полвека тому назад, в мае 1956 года, не стало великого поэта Азербайджана Самеда Вургуна. Самед Вургун – художник, занимающий исключительное место в сердце нашего народа, в его духовном существе. В пространстве единого исторического Азербайджана – от Баку до Маку, от Дербента до Меренда, от Мараги до Шемахи – имя поэта живет в народной памяти как самое дорогое, родное имя, снискавшее широчайшую славу.

Я сознательно произношу названия наших городов по ту и эту сторону (Аракса. – «АК»), попарно. Куски нашего отечества, расчлененного несправедливой исторической фортуной, по прихоти не зависящих от нас политических интересов, сегодня объединяет только «дил» в двояком смысле этого слова – язык и душа.


О разобщенности народа написано много. О разлуке брата с братом, друга с другом… О разлуке любящих сердец. О тоске двух частей отечества, запертых и замкнутых пограничными столбами на Север и на Юг…


Боль этой разлуки выплеснулась неожиданно и пронзительно в символической «тоске моста» Самеда Вургуна.


Ах, кто знает, с каких не ступали времен


Пешеходы на прочные плиты моста


На дорогу с тоской старца взор устремлен,


Но дорога – пуста.


Для слова, для мысли нет границ, и поэзии не нужны рукотворные мосты. Поэзия сама – это мост, это дорога, наше душевное утешение, наша надежда, обходящая за пядью пядь родные края.


Карты бывают разные – политические, географические, климатические, исторические, прочие… Ярчайшим примером поэзии Самеда Вургуна является знаменитое исповедальное стихотворение «Азербайджан» – поэтическая карта нашей родины. Родины неразделимой, единой, нерасчленимой войнами, трактатами, кровью, слезами – от Баку до Маку, от Карабаха до Карадага, от Зенджана до Зангилана.


Весь я твой. Навсегда в сыновья тебе дан,


Азербайджан! Азербайджан!


Наш слух привыкает к музыке стиха, к созвучиям рифм, – с младенческой поры в нашей памяти навсегда запечатлеваются строки Самеда Вургуна. Поэт, знакомый нам с первых в жизни книг – с «Азбуки», «Родной речи» – предстает нашему воображению не просто как автор стихов, а как легендарная личность. От его облика, рано поседевшей головы, задумчивого, светящегося теплого взора, горделивой осанки веет дыханием вечности, духом легенды, дастана – и кажется, что поэт при жизни превратился в памятник, превзойдя отпущенный ему земной срок.


Караванный путь под названием «жизнь», пройденный Самедом Вургуном от «Дилижанского ущелья» до последних, лебединых песен, – это не только путь поэта, это вместе с тем очень значимый и противоречивый исторический перелом, трудный перевал эпохи. И Самед Вургун, верный сын своего времени, на всем этом сплошном пути всегда был со своей страной, со своим народом.


Природа таланта, поэтическая натура, мироощущение Самеда Вургуна были изначально заряжены жизнеутверждающей созидательной энергией – он стремился видеть жизнь только в побеждающих светлых тонах, но он не мог не видеть и существования тьмы, вечного противоборства добра и зла…


С сотворения мира две силы –


Свет и тьма – в вековечной войне.


Мы, несомненно, гордимся богатой творческой сокровищницей, подаренной нам великим поэтом, хотя к этой гордости примешивается неизбывная горечь от сознания его отсутствия, его раннего ухода. Будут сменяться весны и зимы, годы, десятилетия, века… Имя Самеда Вургуна будет жить в каждом уголке нашей родины, обходя ее пядь за пядью, передаваясь из уст в уста, от поколения к поколению…


…Не зная дней рожденья, дней ухода,


Под тысячью имен в родной стране,


Жить, вечно жить: в бессмертии народа,


В зерне и слове, хлебе и вине!..


От Баку до Маку, от Дербента до Меренда, от Казвина до Казаха.




Горы


Средь ваших царственных шатров


Бродил я в упоенье, горы.


Для новых строф, для верных слов


В вас черпал вдохновенье, горы.


Олень пугливою стопой


Спускается на водопой;


Где б ни был – рвусь за ним душой!


Как жить мне в отдаленье, горы?


Кочевью ширь лугов нужна,


Орлу степному – вышина,


А мне б скитаться дотемна


Меж круч порой весенней, горы!


Вершины скал, одна к другой,


Застыли солнечной грядой…


Поят нас силою живой,


Дарят нам дней продленье, горы!


Пусть в этом мире гость поэт,


Но им стоять мильоны лет,


И верь: любви твоей, Самед,


Не предадут забвенью горы!



Самед Вургун 1942
,


перевод Э.Александровой