Ноябрь 15th, 2006 | 12:00 дп

Открой личико, Гюльчатай!

  • Маис НАЗАРЛИ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars 3,00/5 (1)
Loading ... Loading ...

«Душа моя рвется к Вам…»
(Из ненаписанного письма женщине, несущей ведра с водой, товарища Сухова, бредущего по барханам)

«Гюльчатай! Открой личико!» Можно сказать, что в этом призыве содержится космический почти вопрос. Почему фильм о нелегкой судьбе восточных женщин так полюбился нашим космонавтам? Наверное, так бывает иногда, что некий неосознаваемый до конца, «неправильно» выписанный, лишь интуитивно ощущаемый образ вдруг затрагивает, завораживает, притягивает. Происходит совпадение интуиций – архетипическое, изначально присущее человеку, сидящее где-то в мозгах и еще непонятно где – и вдруг проявляет себя на редкость точно.


Космос – это рабочее место космонавтов. И одновременно полет в неизведанное, концентрация человеческой мудрости в технологиях, секретность и загадочность, близость к звездам, непривычное состояние тела, изменяющее представления о времени и пространстве… И вот в эту странную, неизведанную зону тащат они уже много лет кассету с женщинами в парандже, в которой никаких ракет, самолетов, космонавтов, даже намека нет на звездные путешествия. А может, там есть нечто большее, что ощущали только создатели фильма и что чувствуют «подключенные» к космосу космонавты?


Там есть идущий правильным путем герой, уничтожающий врагов, мечтающий о своей возлюбленной, есть тема сокрытия и песня о разлуке. Этот герой мечтает об идеале, он чист, честен, справедлив. Он уничтожает антигероя, нарушающего установленные (исламом в частности) нормы. Все это вместе – нормативный набор базовых суфийских представлений о мистическом пути постижения Бога.


В первые века ислама суфии, мусульманские мистики, были гонимы, и потому выработали свой символический язык, в основу которого была положена доисламская лирическая поэзия. Они зашифровали свои идеи в известных образах, но насытили их дополнительным содержанием. Теперь признание в любви красавице, описание ее стало символическим описанием поисков мистиком своего пути.


В основе суфийской идеи – любовь к Богу. Суфий должен пройти определенный путь духовного самосовершенствования. Цель пути – слияние с Абсолютом, растворение в Истине. Знаменитая мистик Рабийя аль-Адавийя первая обратилась к Богу как к возлюбленному. Эта идея стала популярной в суфизме. На Западе подобная тема нередко воспринималась как выражение гомосексуальных влечений, запретных в исламе. Впрочем, позже это стал образ возлюбленной. При этом существовало разделение на любовь земную и любовь божественную. Считается, что земная любовь – важный этап на пути к любви божественной, поскольку человек, неспособный на это чувство на уровне даже животного инстинкта – не способен и к более высоким чувствам. Классический пример достижения высоты – Меджнун. В некоторых мистических версиях этой поэмы есть эпизод, когда Меджнун не обращает внимания на пришедшую к нему Лейли, поскольку она реальная отвлекает от его любви к ней. Он уже прошел первые этапы, достиг сущностного понимания чувства любви. В суфизме возлюбленный должен понять, что не возлюбленная дарит ему чувство к себе. Это Бог – автор чувства к возлюбленной, следует воздать хвалу тому, кто действительно способен сотворить это чувство и полюбить Творца. Только Творец закрыт, и лик его не дан человеку, но, если так можно сказать, наличие чувства любви есть одно из доказательств его существования. Другой знаменитый мистик Мансур аль-Халадж сказал «Я есть истина», доведя до абсолюта идею всепроникновенности божественной субстанции. Его казнили, и другой мистик – аль-Газали – сказал, что он принял краски, отраженные в зеркале за краски самого зеркала. Они оба говорили о возлюбленной, а точнее – о возможностях ее понимания.


Возлюбленная – закрыта. Паранджа, кстати, не мусульманское одеяние. Ислам не предписывает закрывать женщинам лицо. Символически, метафорически она закрыта локонами. Она – тайна, которую нельзя раскрыть до конца, но пройдя определенный путь, уничтожая врагов, сидящих внутри человека, возможно приблизиться к свету Истины. Женщина – скрытое сокровище, жемчужина в раковине, вино откровения в чаше познания. Любовь к земной женщине – ностальгия по Творцу, создавшему скрытый и явленный миры. Возлюбленная – олицетворение их единства. Через нее познается Космос, созданный Всемогущим Творцом.


Красноармеец Сухов, как и суфий, идет по пустыне, мечтая о возлюбленной. У него, как и у суфиев, есть стоянки – макамы, которые являются испытанием, которые необходимо пройти. Он уничтожает врагов норм. Исламские нормы запрещают иметь больше четырех жен, а у Черного Абдуллы их одиннадцать. Исламские нормы запрещают иметь любимую жену. Сухов убивает Абдуллу и уравнивает женщин. В социальном смысле – в закрытости мусульманских женщин заложена идея равенства. Не бывает некрасивых женщин – бывает мало одежд, можно было бы сказать языком арабской пословицы. На самом деле в мусульманской социальной идее она существует как раз в таком виде.


Можно разбирать этот фильм в мельчайших деталях. Можно в суфийском духе трактовать знаменитую песню. «Hе везет мне в смеpти – повезет в любви». Любовь – сон, а сон – маленькая смерть. Герой умер, отказавшись от смерти в любви земной. Ему хотелось большего, и он сгорел, как мотылек в пламени свечи. Пламя – не мотылек и не свеча, а то, что их объединило. Он поступил, как Меджнун, отказавшийся от любви физической и обратившийся к идее. Сухов приводит женщин в хранилище сокровищ, он прячет их в музее, потом в хранилище для нефти. Он чувствует, что они особое сокровище. Они метафора мироздания. «Познавая женщину земную – познаешь себя, познавая себя в сути – познаешь Бога» – одна из базовых суфийских идей.


Может, набор символов, о которых они не знают, но ощущаемых где-то в глубинах подсознания, и привлекает космонавтов, вставших на свой путь познания мира в космосе? Иносостояние тела, которое описывали суфийские мистики, прикосновение к неведомому, таинство и ностальгия по скрытому – вот то, что тянет космонавтов, космических мотыльков, к скрытому пламени этого фильма.

Гюльчатай скрыта. Если покажется, что личико она открыла тому, кто не прошел путь, – то это только Черный Абдулла и смерть. Гюльчатай, не открывай личико!

  • Тианисс Батрак

    Кстати, о числе жён. Если считать все планеты Солнечной Системы
    вместе с Фаэтоном, их получается 10… Но есть и 11-я планета, самая
    младшая в системе, которую никто никогда не видел (её просто вычислили).
    А к земной группе, относятся только 4 ближайшие к Солнцу планеты. Само
    же Солнце — их хозяин, одни к нему ближе, он греет их горячей, а
    остальных — прячет (если по мусульманскому закону можно иметь только 4-х
    жён)…

    Я думаю, эту аллегорию тоже уловили в фильме наши космонавты.Выходя в Ближний Космос, они всё же надеятся приоткрыть завесу над тайной Дальнего.