Ноябрь 15th, 2006 | 12:00 дп

Россия – Грузия: что дальше?

  • Алла ЯЗЬКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Нулевая и, скорее, даже минусовая отметка на шкале российско-грузинских отношений обозначила их нынешний тупиковый характер
Следующим шагом мог бы быть только вооруженный конфликт, но и нарастание откровенно враждебной риторики обеих сторон грозит надолго заморозить отношения между нашими странами, что по разным причинам будет наносить все более ощутимый ущерб каждой из них. Демонстративное задержание российских офицеров, поспешная эвакуация сотрудников российских представительств и их семей из Тбилиси, разбитые окна посольства Грузии в Москве и повальная проверка «лиц грузинской национальности» – это только вершина айсберга.

Гораздо серьезнее объявленная Россией и одобренная всеми ветвями власти бессрочная транспортная, экономическая и почтовая блокада Грузии, хотя международный опыт показывает, что подобные акции, будь то в отношении Кубы или СФРЮ, желаемых целей не достигали. В то же время они могут поставить под сомнение окрепшие в последние годы позиции и авторитет России на международной арене – как члена и нынешнего председателя «большой восьмерки».


Неудачей, впрочем, вполне предсказуемой, обернулась попытка России дважды внести в СБ ООН резолюции, резко осуждающие позицию Грузии в грузино-абхазском конфликте. В конечном счете был принят согласованный с США более мягкий вариант, не встретивший возражений грузинской стороны.


В то же время на очередном заседании многосторонней рабочей группы по вступлению России в ВТО грузинская делегация заблокировала продолжение переговоров, настаивая на отмене экономических санкций против Тбилиси.


Неприемлемые в практике международных отношений эскапады грузинского президента с трибуны ООН и его последующая провокационная риторика не принесли бы ему дивидендов, на которые он рассчитывал, если бы не ответная «адекватная» реакция российских политиков. Нельзя в этой связи не заметить, что В.Путин какое-то время держал паузу и после выступления М.Саакашвили в ООН высказался в том смысле, что грузинский президент – горячий кавказский человек и его риторику можно отнести за счет его натуры. Не менее важным было его посещение погранзаставы на реке Псоу, то есть на официальной российско-грузинской границе, что можно было бы расценить как примирительный жест, которым грузинские власти, однако, не воспользовались.


Сегодня большинство российских СМИ «работает на обострение», создавая в обществе антигрузинский настрой, что при нынешнем размахе ксенофобии по меньшей мере опасно. Поэтому не случайно, что, согласно опросам общественного мнения россиян, Грузия регулярно попадает в число стран, недружественных или даже враждебных России. В Грузии соответственно усиливаются антироссийские настроения, чего ранее никогда не наблюдалось.


Что же с нами произошло?


Непосредственные истоки нынешнего российско-грузинского конфликта следует искать на этапе распада СССР. Грузия была первой союзной республикой, где в апреле 1989 г. Советской армией были использованы силовые методы при разгоне мирной демонстрации. Начавшаяся вскоре после проведения в марте 1991 г. референдума о независимости Грузии гражданская война завершилась приходом к руководству промосковского политика Э.Шеварднадзе, к которому, однако, испытывали неприязнь часть российских военных и представители коммуно-патриотической оппозиции.


Но главным камнем преткновения в российско-грузинских отношениях стал конфликт на территории Абхазии. Поводом к началу военных действий в августе 1992 г. стала попытка грузинской стороны взять под охрану железнодорожную магистраль, по которой в это время шли российские военные грузы для Армении. Абхазская сторона была поддержана не только добровольцами из северокавказских республик, но и частями Российской армии.


С тех пор прошло уже более 13 лет, и все это время хрупкий мир в зоне конфликта удерживался российским миротворческим контингентом. Конфликт, однако, не разрешался, руководство самопровозглашенной республики устанавливало все более тесные связи с Россией, и это стало одной из главных причин нарастания напряженности в российско-грузинских отношениях. Их нормализации должно было способствовать вступление в силу базового договора, подписанного в феврале 1994 года и содержавшего обязательства в различных сферах межгосударственных отношений, включая взаимное уважение государственного суверенитета, территориальной целостности и нерушимости границ. В специальном приложении к договору предлагалось, в частности, продлить срок пребывания российских Вооруженных сил на срок до 25 лет.


Договор не вступил в силу из-за отказа Госдумы его ратифицировать. Мотивация этого решения была изложена в опубликованном в «Независимой газете» (24.02.1994) документе думского Комитета по делам СНГ, где подчеркивалось: «…беря на себя трудновыполнимые даже для России обязательства перед Грузией на Кавказе, мы теряем доверие других конфликтующих сторон и наносим ущерб своей миротворческой миссии». А в опубликованном там же комментарии к этому документу говорилось, что он «хорошо вписывается в известную концепцию российской политики в отношении соседей из нового зарубежья. Конкретно тех, кто до последнего сопротивляется закруглению постсоветского пространства в сферу жизненных интересов Москвы. Еще конкретнее – Грузии». О результатах этой политики можно судить на примере реакции российской стороны на попытку М.Саакашвили установить грузинскую администрацию в Кодорском ущелье, примыкающей к Абхазии части территории Грузии.


Где же выход?


Министр иностранных дел РФ С.Лавров заявил в беседе с иностранными журналистами, что отношения России с Грузией уже никогда не станут такими, какими они были, и по-своему был прав. Но потери могут быть ощутимыми не только для Грузии, но и для России. Самый серьезный для Грузии вопрос – нагнетание напряженности в зоне конфликтов, и раздающиеся в ее адрес угрозы сегодня находятся в центре внимания ряда международных форумов, включая ГА ООН. Но и самому грузинскому руководству нелишне было бы воздержаться от различного рода заявлений, провоцирующих конфликт.


Что же касается России, то постепенное снятие напряженности и нормализация отношений были бы не менее важны для нее, учитывая, что Грузия граничит со всеми республиками Северного Кавказа, пока еще далеко не стабильными. Россия могла бы позаботиться и о своем международном имидже, явно пострадавшем на фоне ее противостояния с Грузией. Наконец, нельзя не учитывать долгосрочных последствий ухудшения отношений между входящими в число наиболее влиятельных держав современного мира Россией и США. На Южном Кавказе сегодня сопрягаются их объективные стратегические интересы: для США – это прежде всего необходимость поддержания стабильности в районах прохождения транспортных и трубопроводных путей, для России – наличие прочной тыловой опоры за пределами Северного Кавказа. Рано или поздно придется договариваться и с Грузией, и с США. И лучше раньше, чем позже.



Мнения


Грузии понадобится особая помощь Азербайджана. В прошлый осенне-зимний сезон Азербайджан помог Грузии выйти из энергетического кризиса, за счет внутренних ресурсов в долг поставляя Грузии природный газ. Эту помощь официальный Тбилиси фактически вновь запросил – в Баку побывал министр энергетики Грузии Ника Гилаури. Официальная цель визита – подписание с Министерством топлива и энергетики Азербайджана договора о поставке Грузии газа с месторождения Шахдениз. Известно, что Грузия желает приобрести 300 млн кубометров газа, но тариф, по которому будет продаваться голубое топливо, неизвестен. Если Азербайджан предложит свой газ Грузии по более низкой цене, чем российский «Газпром», то это вызовет негативную реакцию Москвы.


Что же касается возможности поставок в Грузию газа, который Азербайджан закупает в России, то «Газпром» наверняка выступит против своеобразной «посреднической» миссии Азербайджана – перепродажи российского газа в Грузию.


Необходимо учитывать, что пока неизвестно, будет ли до наступающего зимнего сезона обеспечено создание инфраструктуры, по которой возможно осуществлять поставки иранского газа в Грузию. Кроме экономических моментов тут надо учитывать и политические аспекты – Тегеран является стратегическим партнером Москвы и надеется на поддержку России в вопросе неприменения санкций против Ирана.


Иными словами, уже в ближайшее время может сложиться ситуация, когда ответ на вопрос – «выстоит ли Саакашвили?» – будет в целом зависеть от Азербайджана. Но если Баку окажет помощь Грузии, то не случится ли с азербайджанцами, работающими в России, аналогичная история, что и с грузинами?.. Расим БАБАЕВ, экономист