Декабрь 15th, 2006 | 12:00 дп

Пир пиротехники

  • Олег ХАРИТОНОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Новогоднее пособие для тех, кому жизнь дороже петарды
Мой друг, кандидат химических наук Сейран Бабаев, сидит напротив, задумчиво рассматривает пиво на просвет, как будто это близкая родственница селитры, и говорит крамольную фразу, что все мужчины одинаковы. Якобы в новогоднюю ночь им разом изменяет чувство меры, вкус и ответственность. А вместо романтических параметров 90x60x90 адреналин в крови вызывает другой порядок цифр, а именно: 75/15/10 – смешать, но не взбалтывать. Я мысленно представил себе эту несуразную фигуру, но на всякий случай спросил, почему не взбалтывать?

– Взорваться может.


– Кто придумал эту чепуху?


– Не я, к сожалению, а китайцы. Дело в том, что основа всех фейерверков – дымный порох – состоит из смеси калиевой селитры, древесного угля и серы именно в таком весовом соотношении: 75/15/10. Это изобретение настолько гениально, что не меняется с момента своего рождения, то есть с IX века. Как бы подтверждая слова Бабаева, за окнами нашего реального века завязалась близкая беспорядочная пальба. Народ в кафе занервничал.


– Не рановато ли стрелять начали? До праздников еще дожить нужно.


– Может, и рановато. Но у нас не какая-нибудь Германия, где, к примеру, сроки торговли строго ограничены и хлопушки поступают в продажу не ранее 29 декабря. И баловаться ими разрешено лишь 31 декабря и 1 января. В России, брат, пострелять любят!


– А кто-нибудь подсчитывал, какова будет сила взрыва, если собрать в одну кучу всю пиротехнику, используемую в Москве в новогоднюю ночь?


Специалисты предположили пару лет назад, что по мощности народная забава равна взрыву авиабомбы массой килограммов в 500. Но с каждым разом объем продаж пиротехники увеличивается. Следовательно, год Кабана будем встречать артподготовкой помощнее.


– Что, и Пекин переплюнем?


– Видишь ли, это необъяснимо, но на родине пороха государство стопроцентный монополист пиротехнических шоу. Там запрещены частные праздники, а любители повзрывать наказываются по всей строгости закона. Суровое решение принято в 1993 году, когда число жертв от самодельных устройств в одну только новогоднюю ночь перевалило за полтыщи.


Кстати, не во всех штатах хваленой демократической Америки разрешена продажа фейерверков. Народ там вынужден ждать официальных зрелищ, а самому потрогать запал нельзя – ну что это за жизнь!


– Мне другое непонятно: в Китае, беспокоясь о здоровье собственных граждан, запретили баловаться пиротехникой, и теперь этот хлам продают в России. И почему родина фейерверков докатилась до дешевого ширпотреба?


– Это глубокое заблуждение, мой друг, китайская пиротехника – лучшая в мире! С одной, конечно, оговоркой – если это официальная поставка. Вспомни прямую трансляцию потрясающего праздника огня, когда Гонконг передавался КНР летом 1997 года! Но ты прав, китайская подделка полукустарных мастерских полностью поглощается Россией, не доходя до Европы. Там, что интересно, большие претензии к полякам и голландцам, которые сбывают несертифицированные петарды.


– А что, у нашей промышленности перекур?


– Да нет. Крупные промышленные пиротехнические изделия выпускает подмосковный химзавод, их производят в Санкт-Петербурге и Челябинске.


– Мы отошли от темы безопасности, а между тем и у нас случается немало трагедий в этот шумный праздник.


– Можно сослаться на столичную службу скорой помощи: ежегодно в столице от неосторожного обращения с пиротехникой в новогоднюю ночь страдают до 50 человек.


Часто трагедии случаются и в процессе производства. Например, лет двадцать назад мощный взрыв разрушил завод Груччи на острове Лонг-Айленд, в американском штате Нью-Йорк. Недавно неподалеку от мексиканской столицы на ярмарке пиротехнических изделий произошла серия взрывов. В 2000 году несчастье случилось на складе бытовой пиротехники в голландском городе Энсхеде.


– Давай перейдем к более веселой теме. История хранит, наверное, самые впечатляющие зрелища?


– Более того, в каждой стране существуют свои неофициальные рекорды. Например, самое большое подвижное «огненное солнце» было показано во Флориде. Никому не удалось сделать «гремучую змею» длиннее, чем в малайзийском городе Джохор, а самый длинный «огнепад» был выполнен в японском Нагано. Кстати, именно японцы придумали дневные фейерверки, где дыма больше, чем огня. Оно и понятно – при дневном свете цветной дым смотрится эффектнее.


– Вернемся в Россию. У нас же есть своя история фейерверков?


– Первый крупный фейерверк принято связывать с восемнадцатилетием Петра Первого, это случилось 26 февраля 1690 года. В его честь пушки отсалютовали тремя залпами из 56 орудий. Один залп, между прочим, обошелся в 10 тысяч рублей, когда корова стоила трешку. Я как-то подсчитал на досуге, что за «потешный» залп можно было бы купить 3333 коровы – ну очень большое стадо! Но этого царя вполне заслуженно называют и первым русским пиротехником – он превратил «потешные» огни в непременный атрибут придворных торжеств, Нового года, Масленицы, военных побед. Блестящие пышные фейерверки длились часами – современные праздники по сравнению с прошлым сильно проигрывают.


– Сейчас, судя по всему, удовольствие это тоже не дешевое?


– Не знаю, сколько коров можно сегодня купить на 10 миллионов долларов, но россияне примерно такую сумму тратят в год на всевозможную пиротехнику. На самом деле это не много по сравнению, скажем, с немцами, которые встретили 2000 год самым расточительным фейерверком на сумму в 200 миллионов марок!


– Я делаю вывод, что мы не впереди планеты всей?


– Не торопись, у нас есть свой шарм. В России появилось много компаний, которые проводят частные специальные музыкально-пиротехнические шоу-программы. Масштаб частного фейерверка может напоминать городской праздник, а подмосковное небо над дорогими коттеджами, как школьная доска, бывает расписано всякими огненными поздравлениями.


В этом году у золотой молодежи вошел в моду своеобразный эпистолярный жанр, которым летом начинались дачные романы. Заплатив компании по счету, молодой человек, к примеру, расцвечивает небо величайшим откровением: «Маша, я тебя люблю!» И Маша в состоянии ответить своему Дубровскому: «Выходи на пруд, потусуемся!»


– А если редакция закажет в новогоднюю ночь рекламное предложение: «Подписывайтесь на газету «Азербайджанский Конгресс» – во что это обойдется?


– Как у тебя быстро получается – заверните, пожалуйста, предложение! Здесь, как в телеграмме, по буквам надо считать. Каждая стоит от сорока долларов, обычный размер – метр в длину, 70 сантиметров в ширину. Но фантазия и параметры зависят от толщины кошелька.


Мы занялись несложной арифметикой прямо на салфетках и насчитали 45 знаков в рекламном тексте, сильно сэкономив на кавычках.


– Почти две тысячи долларов, – подытожил мой собеседник.


– Дорогое, однако, удовольствие.

– А вы лучше раздайте премию своим работникам, – успокоил химик, – а они купят петарды. Новый год все-таки!