Декабрь 15th, 2006 | 12:00 дп

Продолжение следует

  • Лейла ИБРАГИМОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Сложится ли трилогия о нефтяниках Каспия?
В ноябре этого года исполнилось 100 лет режиссеру документального кино Роману Кармену. Он снял более двух десятков фильмов, которые вошли в золотой фонд мировой кинематографии. Среди работ великого мастера есть два фильма, созданных в Азербайджане, – «Повесть о нефтяниках Каспия» и «Покорители моря». Оператором обоих фильмов был Сергей Медынский, долгие годы проработавший вместе с Романом Карменом. Сегодня он делится своими воспоминаниями с читателями «АК» о совместной работе с легендарным мастером документалистики.

Знакомство


– Сергей Евгеньевич, как вы познакомились с Романом Карменом?


– Впервые я узнал имя Романа Кармена в середине тридцатых годов. Мальчишками мы смотрели в кинотеатре фильм о событиях в Испании. В титрах я увидел и надолго запомнил: «Оператор – орденоносец Роман Кармен». В то время я и не думал, что стану кинематографистом и буду работать вместе с ним.


После окончания школы я поступил в педагогический институт на факультет русского языка и литературы. Но грянула война. Наш институт эвакуировали из Москвы, мои друзья ушли на фронт. Меня же в армию не взяли по причине слабого зрения, и я пошел работать в газету «Красная Звезда». В декабре 1941 года, когда началось наступление наших войск, с фронта в редакцию приехали корреспонденты. В их числе и Константин Симонов. Я печатал снимки, привезенные с фронта, и на одном из них увидел, что Симонов беседует с человеком в белом военном полушубке, держащим в руках киноаппарат. Показав фотографию Симонову, я спросил: «А кто это стоит рядом с вами?» – «Да ты что?! Это же Римка Кармен!» (Близкие люди звали Кармена Риммой.) В ту пору я и в самых смелых мечтах не мог предположить, что камеру, которую Кармен держал в руках, он доверит мне.


Я все-таки напросился и попал на фронт. После окончания войны поступил учиться на операторский факультет ВГИКа. Я знал все работы Кармена, для нас он был выдающимся мастером современности. Через несколько дней после окончания ВГИКа я поднимался по лестнице Центральной студии документальных фильмов. Навстречу спускался Кармен. Я посторонился и сказал:


– Здравствуйте, Роман Лазаревич!


– Здравствуйте! – поздоровался Кармен и вдруг, уставив на меня указательный палец, спросил: – Ваша фамилия – Медынский?


Я обалдел – ОН меня знает!


– Да, Роман Лазаревич!


– А что бы вы сказали, если бы я предложил вам поработать у меня ассистентом?


– Роман Лазаревич, я и мечтать об этом не мог! – произношу в каком-то полусне.


– Мы поедем снимать фильм «Советская Туркмения», а вы будете ассистентом оператора!


И мы поехали. Кармен с первого фильма доверял мне свою камеру. Года через два я отважился и спросил у него:


– Роман Лазаревич, а как вы обо мне узнали?


– Мой друг – Борис Израилевич Волчек посоветовал, когда я спросил, кого из его учеников мне взять в ассистенты, – улыбнувшись, ответил Кармен.


Полгода я проработал вместе с ним в Туркмении. Кармен сразу стал доверять мне снимать небольшие эпизоды, а увидев, что я справляюсь, стал поручать самостоятельные съемки. Иногда посылал снимать сюжеты даже без своего присутствия. Кроме глубокой признательности за такое доверие для меня это была хорошая профессиональная школа: когда нет рядом режиссера, ты сам решаешь, что и как снять.


Азербайджан


Через некоторое время после работы в Туркмении Кармен пригласил меня снимать фильм «Советская Грузия», а потом, в 1953 году, мы поехали в Азербайджан. Баку произвел на нас впечатление – красивый, уютный город с добрыми, открытыми и душевными людьми разных национальностей, которые дружно жили и комфортно чувствовали себя в этом городе. Кармен влюбился в жителей Азербайджана – он любил всех хороших людей, а плохие нам, к счастью, не встречались.


Спустя несколько дней после приезда на небольшом катере мы плыли по Каспию. И вдруг – чудо! В ста километрах от Баку среди моря из-за горизонта встает целый город с двухэтажными домами – Нефтяные Камни. В этом городе мы прожили полгода.


Работать в Азербайджане было легко и приятно. Люди с готовностью делали все, что было необходимо для съемок, хотя иногда мы мешали им работать. Например, на вечерних съемках требовалась дополнительная подсветка. Мы пригнали специальную походную электростанцию, питавшую осветительные и другие приборы, они слепили людей, шумели и мешали им работать. Но нефтяниками Азербайджана все воспринималось как должное. До сих пор я помню их имена: Бахтияр Мамедов, Курбан Аббасов, Фуад Самедов, Бахман Гаджиев. На всю жизнь они остались мне близкими, дорогими, понятными людьми.


У Романа Лазаревича Кармена было такое выражение: «Мы породнились с Азербайджаном». Многих людей я не могу забыть до сих пор. Например, на Нефтяных Камнях мотористом был Ибрагим. Мы с ним познакомились и снимали его в 1953 году, а потом в 1958 и 1959 годах. К Нефтяным Камням уже приходили не на катере, а на большом судне. Однажды во время высоких волн, чтобы пришвартовать судно, команда стала набрасывать стальные тросы на кнехты. Тросы лопнули и разлетелись во все стороны смертоносными змеями. А Ибрагим, рискуя жизнью, кидался опять и опять, подавал петли! И судно выправилось, и никто из пассажиров не пострадал!


– «Повесть о нефтяниках Каспия» вы снимали в 1953 году, а через 5 лет там же снимали «Покорители моря». Почему возникла необходимость снимать второй фильм?


– Есть такая байка, за правдивость которой я не ручаюсь. Министр культуры Михайлов не видел первого фильма и сказал Кармену: «Надо снять фильм о нефтяниках Каспия!», а Роман Лазаревич ответил: «Конечно – мы с удовольствием его сделаем!» Он любил нефтяников Каспия, любил этот промысел, знал его значение и с удовольствием поехал снимать в Азербайджан. Я тоже согласился сразу же. Мы вложили кусок души в первый фильм и с радостью поехали снимать второй, на создание которого также ушло полгода.


– В обоих фильмах показаны комфортные условия жизни людей на Нефтяных Камнях. Это действительно было так или слегка приукрашено?


– Единственное, что было приукрашено, это на съемках в столовой мы попросили накрыть столы белыми скатертями.


Но дефицит был и на Нефтяных Камнях, в большей степени оттого, что трудно было доставлять туда грузы. Столовая снабжалась хорошо, там вкусно готовили, но была проблема с пресной водой. Мы принимали душ из соленой воды. Азербайджанцы любят пить чай с колотым сахаром, но в 1953 году на Нефтяных Камнях чай не пили. Воды не хватало, и поэтому их поили плохим кофе. Однажды в период съемок первого фильма нам позвонила заведующая магазином и сказала: «Зайдите ко мне вечерком, я вам три бутылочки «Боржоми» приготовлю!» Это было запредельное счастье – попить холодного «Боржоми»! В отношении алкоголя на Нефтяных Камнях вообще был сухой закон.


– За пять лет, прошедших после съемок первого фильма, Нефтяные Камни сильно изменились?


– В 1953 году мы прямо с эстакады ловили бычков и сразу же кидали их на сковородку. А через пять лет, пришвартовавшись к Нефтяным Камням, мы тут же отправились ловить бычков. Наловили рыбы и… не стали есть, она уже пахла керосином! Тогда о проблемах загрязнения окружающей среды только начинали говорить.


– В сентябре 2006 года вместе с одним из сыновей Романа Кармена вы побывали в Азербайджане. И каковы впечатления?


– Баку изменился до неузнаваемости. Это современный, прекрасный город. Но от старого Баку с его неповторимым колоритом почти ничего не осталось. Нефтяные Камни сейчас тоже другие. Когда-то это был остров семи кораблей: на мелководье затопили несколько судов, в каютах которых, возвышавшихся над морем, жили люди, строившие Нефтяные Камни. А сейчас там настоящий город, с заасфальтированными улицами и площадями, девятиэтажными домами, с холодной и горячей водой. Я помню, когда мы снимали, кто-то из нефтяников посадил в кадку подсолнух, он вырос, и мы его сняли, потому что это была экзотика. А теперь на Нефтяные Камни привезли грунт и там растут деревья.


В Азербайджане нас тепло принял нынешний министр культуры республики господин Абульфаз Караев, племянник композитора Кара Караева, написавшего замечательную музыку к нашим фильмам.


Я рассказал, что Кармен мечтал сделать третью серию фильма. Однажды он сказал: «Мы сделаем ее широкоэкранной, она будет трилогией!» Но не получилось. Господин Караев подумал и сказал:

– Мы объявим конкурс на лучший сценарий, и если найдется талантливая молодежь, пусть она сделает фильм, чтобы действительно получилась трилогия.