Январь 15th, 2007 | 12:00 дп

Трудно быть Самедовым в Москве

  • Алексей ЛУПОХИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Сотрудники правоохранительных органов столицы, защищая честь мундира, пытаются оправдать свои действия
Ксенофобия – это не обязательно погромы на рынках и скандальные заявления политиков. Не меньший вред единству страны и общества наносит национализм, который принято называть «бытовым». Особенно если его демонстрируют те, кому положено охранять порядок на наших улицах. К примеру, водитель члена Общественной палаты лишился прав потому, что оказался азербайджанцем.

Член Общественной палаты Дмитрий Липскеров на своей машине в качестве пассажира двигался по Кутузовскому проспекту в сторону области. За рулем был его водитель, азербайджанец по происхождению, гражданин Российской Федерации, проживающий в Московской области Амар Самедов. Машина была загружена полностью – в ней находились академик Михаил Корякин, референт Виталий Пуханов и еще пассажиры. Да, водитель немного нарушал: левыми колесами «Ауди» касалась резервной зоны, чего, собственно, впоследствии никто не отрицал. Неожиданно их догнала милицейская машина с, как выяснилось потом, двумя инспекторами Второго отдела ГИБДД на спецтрассе (знаменитый Кутузовский проспект) Д.Грибцовым и А.Малышевым, которые в мегафон потребовали у водителя «Ауди» остановиться. Он немедленно подчинился. Следует заметить, что сотрудники Второго отдела на спецтрассе отличаются особой ретивостью и, по всей видимости, считают, что раз по их трассе ездят руководители, то они могут в некоторых случаях позволить себе вольную трактовку российского законодательства.


«Ну что, нарушаем? Ваши документы!» – такими были первые слова блюстителей порядка на дорогах. Водитель не растерялся: «Виноват. За это положен штраф, и я готов ответить за свои действия. Составляйте протокол». Однако защитников закона, очевидно, удивила фамилия владельца прав, и тут один из них выдал фразу, совершенно не вяжущуюся с его статусом:


– А, понаехали тут в Москву – для Самедовых у нас разговор будет другой. Будем шить тебе лишение, и по соответствующей статье.


– Какая статья, товарищ инспектор?


– Не пропустил машину милиции, и за это ты будешь наказан лишением прав.


– Я не юрист, – сказал Самедов, – но знаю, что в таких случаях мне положен адвокат. Давайте вызовем его, дождемся…


В разговор вмешался Дмитрий Липскеров: «Послушайте! У вас совесть есть? Я – член Общественной палаты. Нас в машине – пять человек, и мы прекрасно знаем, что никто не включал спецсигналы и не требовал уступить дорогу». На что хамоватые стражи дорог ответили: «Вы можете быть хоть членом Европарламента, хоть депутатом Госдумы – этим вы нас не впечатлите. Документики сюда, пожалуйста, и – следуйте за нами». Тут пассажиры «Ауди» попались на уловку милиционеров. Водитель, конечно, обязан предоставить все документы работнику ГАИ – и права, и технический паспорт, и доверенность. Но экипаж машины, вместо того чтобы остаться на месте, поехал вслед за милиционерами к Триумфальной арке. Ловушка заключалась в том, что у Триумфальной арки постоянно стоят несколько машин ГАИ, экипажи которых всегда готовы выступить в роли свидетелей, чтобы помочь своим товарищам-сослуживцам. В результате был составлен протокол о том, что Самедов не пропустил машину милиции, и к делу был подшит рапорт инспектора Е.Бирюкова, стоявшего у Триумфальной арки, который просто не мог видеть сути инцидента.


По новому Кодексу об административных правонарушениях работник ГАИ и даже начальник ГАИ не может в тиши кабинета решить вопрос о лишении водительских прав. Это – прерогатива суда, и дальше дело перекочевало к мировому судье А.Яковлевой. В суд пришли водитель, член Общественной палаты и собственник машины Липскеров и академик Корякин, однако их доводы судья во внимание не принял, выразив им свое недоверие, обоснованное якобы их заинтересованностью в успешном исходе дела. А вот сотрудники ГАИ в исходе дела якобы не заинтересованы, поскольку находились при исполнении служебных обязанностей. Постановлением мирового судьи Самедова лишают прав на несколько месяцев.


Но у Самедова появилось право, которое для него завоевали депутаты Государственной Думы, – обратиться в вышестоящий суд, чего не было в старом кодексе. Им оказался Дорогомиловский районный суд Москвы, и дело перешло к федеральному судье А.Нечаеву.


Лучшие адвокаты и эксперты трудились над жалобой. Они сказали о том, что обвинение инспирировано, колоссальные противоречия возникли в показаниях самих сотрудников ГАИ. Как только они с помощью мегафона потребовали водителя «Ауди» остановиться, машина замерла как вкопанная. А вот на якобы сирену она не реагировала! Работники ГАИ противоречили сами себе. Казалось бы, районный судья, учитывая массу противоречий и явную ангажированность дела, должен был отменить вердикт мирового судьи. Однако, столкнувшись с такой атакой, он вынес определение: заседание перенести на 26 декабря, обязательно вызвав сотрудника ГАИ, производившего изъятие документов.

Опытные адвокаты всегда знают, для чего это делается. Чтобы сказать: «Вот видите – вы говорите одно, а работник ГАИ – другое», чтобы «подтянуть» дело под сотрудника правоохранительных органов. Кроме того, в суде прозвучала линия защиты, и Самедов ее зачитал: «Во-первых, я не виноват, а во-вторых, по Конституции адвокат положен всем». В Кодексе об административных правонарушениях сказано: адвокат положен с момента составления протокола. Тем более что милиционеру сказали: адвокат есть. Уже одно это – основание для отмены постановления мирового судьи. Правозащитники, члены Общественной палаты и депутаты Государственной Думы намерены дойти до Верховного суда в поисках справедливости.