Февраль 15th, 2007 | 12:00 дп

Без вина виноватые

  • Фархад АГАМАЛИЕВ, Олег МАМЕДОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Или когда вернется в Россию вино нашей юности
На февральской пресс-конференции президента России Владимира Путина все шло как обычно. Ничего чрезвычайного не содержал и вопрос корреспондента Бакинского информационного агентства «Тренд» о мотивировке сохранения российских военных баз в Армении. Предсказуем был и ответ В.Путина, поскольку так он раньше уже отвечал: «Военная российская база в Армении не направлена против каких бы то ни было стран в регионе, в том числе против интересов Азербайджана».

А дальше российский президент вдруг сказал следующее: «А если уже абстрагироваться от очень серьезных вопросов, то нас, конечно, огорчает то, что мы наблюдаем в районе Агдама. Потому что мы рассматривали вопрос недоброкачественной алкогольной продукции, а, как известно, портвейн из Агдама был всегда одним из недорогих и весьма распространенных легких алкогольных напитков на территории Советского Союза. Пусть хоть кто-нибудь восстановит – либо армяне, либо азербайджанцы. Пусть вместе сделают. Пусть это будет общий проект».


И в Баку, и в Ереване эта путинская импровизация вызвала большое возбуждение в среде политологов и прочих наблюдателей.


Э.Намазов, политолог (Баку):


– Это заявление можно трактовать по-разному, в том числе как оскорбление для Азербайджана, так и проявление нормального подхода. Но не думаю, что это высказывание значит что-либо само по себе. В действительности же проблема более глубока, и она заключается в действительном возникновении разлада в отношениях между Азербайджаном и Россией. И если эти противоречия не преодолеть, то, как я уже отметил, это может сказаться и на процессе карабахского урегулирования, причем негативным образом.


А.Саркисян, лидер Демократической партии Армении (Ереван):


– Я еще пять лет назад предлагал в качестве одного из нескольких вариантов решения конфликта осуществление некоего общего проекта. Это могло бы стать основой формирования атмосферы доверия в регионе и сыграть роль стимула для решения политических проблем. Тогда никто не прислушался к его мнению, а теперь этот вариант озвучил президент России. Возможно, азербайджанцы прислушаются к предложению Владимира Путина.


А мы попросили прокомментировать путинскую эскападу генерального директора ЗАО «Мосазервинзавод», вице-президента ВАК Эльмана Байрамова.


– Я расцениваю эти слова как неудачную шутку на почве ностальгии, – сказал Эльман Байрамович. – Судя по словам Владимира Владимировича, он знает толк в «Агдаме», нашем прославленном портвейне. Что же касается сути его предложения… Не стоило, наверное, так размашисто шутить на фоне все еще неурегулированного острейшего конфликта. Но я вижу и положительный момент в высказывании российского президента: оно дает повод поговорить об острых проблемах непосредственно в «винной» области…


– В том числе и о том, почему в московских и других российских магазинах не видно и того же «Агдама», и других азербайджанских вин, равно как и коньяков.


– Не соглашусь, что уж совсем не видно. Но вы правы, объемы и динамику продвижения на российский рынок нашей алкогольной продукции никак нельзя назвать даже удовлетворительными.


Поговорим о причинах создавшегося положения. Сначала об упомянутом «Агдаме», – кстати, в России этот бренд запатентован лично мной и по существующему закону никто, кроме нас, здесь торговать этим вином не может. Мало кто знает, что наш винзавод (с 1925 года территориально он располагался в Свиблово) в годы Великой Отечественной войны отправлял на фронт стратегический продукт – любимый бойцами напиток «Агдам» в бочках. А поскольку бренд суперпопулярен и сегодня, иные ловкачи шли на примитивный подлог. Так, винзавод в Шереметьево выпускал одно время «Портвейн Агдем», с добавлением в напиток этилового спирта и красителей – отрава, да и только! Пришлось судиться. Зато теперь наш завод – единственный по производству легендарного напитка. Но это досадные частности. Всерьез же в разговоре о том, как мы дошли до жизни такой, следует подчеркнуть два момента. Первый: вина нынче мало в самом Азербайджане, откуда мы его получаем…


– Как ваше заявление соотносится с винным изобилием в магазинах на нашей исторической родине? Почему в России нет прекрасных старых десертных марок – «Шемаха», «Мил», «Карачанах», сухих – «Мадрасали», «Гыз галасы», «Садыллы», полусладких – «Семь красавиц», «Шелковый путь», «Девичья башня»?


– Потому, что производимое количество и названных, и других замечательных вин аккурат соответствует потребностям внутреннего азербайджанского рынка. На широкий экспорт вина в Азербайджане сейчас нет. Чтобы понять, почему, нужно оглянуться назад.


В 1979 году вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшей специализации сельскохозяйственного производства и развитию виноградарства в Азербайджанской ССР». Не секрет, что постановление инициировал лично Гейдар Алиевич Алиев. Согласно этому документу, Азербайджан в скорой перспективе должен был стать в один ряд с ведущими винопроизводящими странами Европы и мира. С чересчур рьяной реализацией этих планов в республике были свои проблемы и перегибы, виноград ведь культура сложная и капризная, вновь высаженная лоза плодоносит только через четыре года, а в некоторых хозяйствах под «цекашный» указ были вырублены растения, которые кормили людей. Но миновали трудные годы, в Азербайджане впервые стали собирать богатейшие урожаи винограда, но в 1985 году вышло новое постановление – «О мерах борьбы с пьянством и алкоголизмом», известное как «лигачевское». Под это дело в Азербайджане было выкорчевано 130 тыс. га плодоносящих виноградников. Развал Союза, казалось, тогда вбил последний гвоздь в гроб отрасли: в республике к этой поре осталось лишь 20 тыс. га виноградных насаждений. Вот где корни сегодняшнего дефицита.


– Понятно. Но почему же тогда этот процесс не сказался так пагубно, скажем, на Молдавии и Грузии?


– На всех пагубно сказался. Но у нас с ними и базовые условия, и возможности были разные. Эти республики десятилетиями развивались преимущественно как аграрные, с огромным именно винодельческим компонентом. А мы только-только выходили на оперативный простор – и тут пришли с топором. Все сказанное относится, конечно, и к коньякам, поскольку исходный материал – опять же виноград.


– Выше вы говорили о двух причинах отсутствия наших вин на российском рынке…


– Вторая – непомерно высокие акцизные налоги. На тот же «Агдам» и другие портвейны сейчас в России акциз, как на коньяк. 162 рубля за декалитр. Альтернатива – тоже задрать цены, на что мы никогда не пойдем. Да и с трудом я представляю себе россиянина, который купил бы бутылку портвейна по цене двух бутылок водки.


– Хорошо, и долго будет так, как сейчас? Каковы перспективы?


– Есть все основания, как говорится, с оптимизмом смотреть в будущее. После принятия в 2001 году Закона Азербайджанской Республики «О развитии виноградарства и виноделия», который закономерно продолжил эстафету, инициированную в свое время нашим общенациональным лидером Гейдаром Алиевым, дело пошло на поправку. Реализация закона находится под личным контролем президента АР Ильхама Алиева. А учитывая и новые условия землевладения в стране, когда хозяин кровно заинтересован в продуктивности своей земли, мы ожидаем решительного возрождения азербайджанского виноградарства и виноделия.


– Сроки укажете?

– Думаю, реально к 2010 году ситуация с азербайджанскими винами и коньяками на российском рынке будет несравненно лучше.