Февраль 15th, 2007 | 12:00 дп

Икра по правилам

  • Ширин МАНАФОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

После годичного запрета Россия вновь сможет начать легальный экспорт черной икры. Согласно решению ООН, в наступившем году снимается запрет на экспорт икры и рыбы осетровых пород из прикаспийских стран – России, Ирана, Туркмении, Азербайджана и Казахстана, а также определен размер экспортных квот. Россия получила право вывезти около 27,6 тонны икры русского осетра. Суммарная же квота на экспорт икры по сравнению с 2005 годом сократилась на 15% – до 86 тонн.

По мнению представителей ООН, годичный запрет на экспорт позволил восстановить биоресурсы Каспия. Однако эксперты Всемирного фонда дикой природы (WWF) уверены, что поголовье осетровых на Каспии по-прежнему стремительно сокращается – в основном из-за браконьерства, которое в 10–15 раз превышает официальные квоты вылова. Из-за исчезновения осетровых цены на черную икру продолжат свой рост и в 2007 году.


Существует российское ноу-хау, а именно – технология извлечения черной икры у осетровых без уничтожения производителей. Технология применяется на одном из рыбных заводов Астраханской области и дает поразительные результаты. Создано стадо высокопроизводительных особей, которые содержатся в специальных бассейнах с морской водой. Российское ноу-хау считается среди ихтиологов научным прорывом, который может обеспечить монополию на мировом рынке черной икры.


Технология извлечения икры из живой самки отрабатывалась еще в советское время и в своей основе не является чем-то сверхсекретным. В 1978 году в одном из советских научно-популярных журналов было опубликовано краткое описание технологии. Отмечалось, что в Средневековье в некоторых прибрежных районах Китая умели извлекать икру, не убивая рыбу. Отлов проводился в местах нерестилищ. Рыбу помещали в сосуд, куда добавлялись выделения половых органов самца для стимуляции выброса икры. Словом, у советских ихтиологов были предшественники, что не умаляет мирового значения российской технологии.


В то же время азербайджанские ихтиологи неоднократно поднимали перед Москвой вопрос о создании НИИ осетровых в Баку. Но НИИ так и не был создан, несмотря на то что разработка новой технологии шла полным ходом. Причем в обстановке полной секретности.


С распадом СССР завод, где проходили эксперименты по извлечению икры, начал испытывать материальные затруднения, ученые разъехались, и вскоре советское сверхсекретное ноу-хау стало достоянием мировой науки. Западные биологи смогли в полном объеме изучить уникальную технологию. Тем не менее российские биологи имеют большое преимущество во времени – в лабораториях технология отрабатывалась около 20 лет, и это позволило селекционировать высокопродуктивное стадо осетровых с производительностью 30–40 кг икры от каждой самки.


Эколог Р.Губин: «Стоимость каждой такой производительницы «черного золота» равна минимум трем миллионам долларов. Осетр живет 100 лет, 45–60 лет способен откладывать икру. Каждая самка способна за эти годы произвести до трех тысяч килограммов ценного продукта при себестоимости одного килограмма на Западе до 1200 долларов – вот вам и три миллиона долларов за одну особь.


Убивать осетра из-за 20 кг черной икры – и непозволительная роскошь, и вандализм, поскольку из-за загрязнения Каспия отмечается рост бесплодности осетровых. Губить осетров из-за икры все равно что, по меткому выражению Менделеева, топить печь ассигнациями. Это ученый сказал про нефть, но икра уже сегодня гораздо в большей степени «черное золото».


Российские биологи считают, что потеря каждой особи из созданного стада «морских фабрик» по производству валюты равносильна потере трех миллионов долларов, но гораздо важнее потеря более 10 лет селекционной работы. Тем более что подобная работа над осетровыми нигде в мире не производилась. Создание на Каспии индустрии производства черной икры – это и создание целой промышленной отрасли, и одновременно последний шанс сохранить уникальное стадо каспийских осетровых.


Кастинг для осетра


92% мировой добычи черной икры обеспечивает Каспий. На первом месте – Россия, на втором – Иран. Экспорт дает валюту, и ничто пока не может остановить массовый забой осетровых. Причем варварски уничтожаются в первую очередь именно те особи, которые в состоянии производить икру в течение нескольких десятилетий.


Подсчитано: надо вложить до 2,8 миллиарда долларов для того, чтобы создать новую индустрию и стать главным поставщиком этого продукта и диктатором растущих цен на него.


За последние годы цены на черную икру поднялись в 8–10 раз. Поэтому три миллиарда, вложенные в создание новой отрасли, окупятся самое большее за 12 лет. На отработку деталей технологии и на создание высокопродуктивного стада осетровых необходимо 8–10 лет.


Создавать новую индустрию можно только на Каспии. Так почему бы Азербайджану не попробовать поднять этот проект и сделать его национальным? У нас есть большое преимущество – Кура и знаменитый куринский осетр. За последние 40 лет 80% нерестилищ осетровых потеряны, а на первом этапе отработки новой технологии нерестилища необходимы для селекции лучших особей. Такие нерестилища есть только у нас. Это важнейшее преимущество, так как каспийская рыба больна, и осетровое стадо интенсивно деградирует. Надо спешить отсеять среди тысяч кандидаток особи со сравнительно здоровой генетической структурой.


Сколько надо черной икры?


Деликатес становится предметом вожделения планетарного значения. Потребность растет из года в год. Сколько добывается икры в год, даже приблизительно установить трудно. По мнению экспертов, все прикаспийские страны занижают объемы экспорта икры в 15–20 раз. А вот сколько надо икры – подсчитано.


Лерри Айзеке, владелец известного лондонского ресторана «Челси-победитель», бахвалился в прессе: «Наш ресторан сравнялся с парижским «Максимом» – посетители ежемесячно поглощают 420 килограммов черной икры». Деннис Эфроимсон, один из поставщиков икры в лондонские рестораны и гостиницы, заявляет о ежегодной потребности Лондона в 19–20 тоннах «русской» натуральной икры. На праздновании 300-летия Петербурга за неделю было съедено 3 тонны икры. Никакой Каспий не выдержит таких нагрузок. США поглощают ежегодно до 600 тонн черной икры. А потребность этой страны в 30 раз больше.


Икра не только вкусна, но и, к несчастью для осетровых, признана эффективным средством профилактики рака. Но даже если эти необходимые американским булемикам объемы икры где-то найдутся, цены будут расти. Чтобы всучить американскому потребителю эти 18 тысяч тонн, надо иметь минимум 6 тысяч тонн естественной икры, которая будет смешана с 12 тысячами тонн искусственной черной икры. Оказывается, можно быть немножко беременной. Можно быть наполовину черной икрой. Ни в одном самом элитарном ресторане вам не подадут стопроцентно чистую натуральную черную икру. Никто не возражает и не ропщет.


Новая индустрия будет создана


Причем в ближайшие пять–семь лет. Международный икорный бизнес требует роста поставок. Пока это значит, что надо истреблять лучшую часть осетрового стада еще интенсивнее, чем происходит сейчас. Но Каспий на грани экокатастрофы и вскоре перестанет быть поставщиком икры.


Ихтиолог Майкл Дилмен: «Осетр – производитель икры весом в 50 кг стоит в сотни раз больше, чем 50 кг осетрового мяса. Эта особь – незаменимая фабрика по изготовлению запасов «черного золота», и что самое важное – в отличие от нефти запасы эти восполняемы. Только самая недальновидная из развивающихся стран мира может позволить себе роскошь терпеть браконьеров, уничтожающих ее золотовалютный запас. Каждое каспийское государство заинтересовано в увеличении поголовья производителей икры. Пожалуй, это единственное, что объединяет все пять прикаспийских стран, и они должны отдавать себе отчет в том, что Каспий – незаменимое и единственное пастбище осетровых мирового значения. Надо научиться пасти стадо осетровых и отслеживать самые передовые методы производства икры.


На сегодня черная икра – единственный пищевой продукт, который не подвергается строгому химическому анализу даже в цивилизованных странах, настолько она популярна! Но химанализ каспийской осетрины выявил наличие парафинов, тяжелых металлов. Несомненно, что и черная икра не относится к экологически чистым продуктам. Но пока на это закрывают глаза.


Новая технология создает идеальные условия для разведения осетров в очищенной беспримесной каспийской воде. Мы получаем и экологически чистую черную икру, и здоровое поколение осетрового стада. Не надо будет выбрасывать в море тысячи долларов на разведение мальков в напичканной углеводородами водной среде. Гораздо эффективнее развести две тысячи мальков из икры здоровой самки, чем выбросить в море 40 миллионов мальков с генетически нарушенной структурой.


Преимуществ создания новой отрасли – масса. Но есть и политические риски. Прибыльность новой отрасли через 10 лет будет на порядок выше доходов нефтяных и автомобильных гигантов. Поэтому сверхконцентрация в Азербайджане заводов по производству черной икры приведет к более радикальным формам патронажа каспийского бассейна, чем несколько трубопроводов Баку–Джейхан.



Осетровая квота


Формально квоты на вылов и экспорт осетровых согласовывают сами страны-производители, однако затем они утверждаются секретариатом Конвенции ООН о международной торговле дикими видами фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, – CITES. Конвенция была подписана СССР еще в 1974 году. На сегодня в ограничительном списке CITES – пять видов рыб осетровых пород. Общая квота на вылов рыб осетровых пород установлена в объеме 1071 тонны, что на 3,1% меньше, чем в 2006 году.

Для России квота на вылов осетровых увеличилась на 11,4% и установлена в размере 286,5 тонны. Квота Ирана – 450 тонн (снизилась на 10%), Казахстана – 182,5 тонны (снизилась на 6,4%). Квоты для Азербайджана и Туркмении остались неизменными – 90 и 62 тонны соответственно.