Февраль 15th, 2007 | 12:00 дп

Мир знает другие прецеденты

  • Афранд ДАШДАМИРОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

План ООН по урегулированию конфликта в сербской провинции Косово вызвал неоднозначную реакцию международного сообщества. Его реализация приведет к фактической независимости от Сербии, но под международным контролем.

Проектом предусматриваются право пользоваться национальным гимном и флагом, членство в международных организациях, в том числе в ООН. Безопасность в Косово, согласно проекту, обеспечивают НАТО и Евросоюз, но предусмотрены и собственные вооруженные силы. Представитель международного сообщества получит право вмешиваться, если Косово попытается пойти дальше очерченного плана. В предлагаемом проекте особо подчеркивается защита прав косовских сербов, православной церкви и сербского языка. Сербам также гарантировано представительство в парламенте, полиции и органах власти. План должен быть утвержден Совбезом ООН.


Как и следовало ожидать, в Сербии эти предложения восприняты отрицательно. Сербы считают Косово колыбелью своей истории и культуры и не приемлют любое решение, могущее отделить край от cербского государства. Но и этнические албанцы, составляющие 90% двухмиллионного населения Косово, настаивают на полном суверенитете. Таким образом, план ООН не устраивает обе стороны.


Беспрецедентно жесткое заявление по этому поводу сделал президент РФ Владимир Путин: «Если мы пренебрегаем принципом территориальной целостности государства и говорим: «Ну что ж, так случилось, и с этим ничего не поделаешь, и международное сообщество ничего не хочет делать для восстановления территориальной целостности Сербии», – то тогда и другие народы тоже имеют право сказать: «Мы тогда тоже так будем делать». Наблюдатели сразу же связали эти слова с ситуацией в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии. Руководители самопровозглашенных республик не раз заявляли, что готовы рассматривать «косовский прецедент» как прямое руководство к действию. Подобные намерения чреваты обострением и без того взрывоопасной ситуации. Лишь при особых обстоятельствах некий прецедент может приобретать законодательное значение, которое обязывает действовать в последующих случаях подобным же образом. И при условии, что международное сообщество принимает об этом соответствующее решение. Сегодня трудно представить, что кто-то решится «узаконить» раздел какого-либо государства вопреки воле его граждан. Прежде всего потому, что принцип территориальной целостности, о котором говорил В.Путин, является одним из основополагающих, стратегических, а значит – нерушимых условий для мироустройства на земле.


Азербайджанская общественность тоже внимательно отслеживает ситуацию, что и понятно: у нас на руках нерешенная карабахская проблема. Но она существеннейшим образом отличается от других, на первый взгляд идентичных конфликтов, и от косовского в том числе. Дело в том, что территория Нагорного Карабаха – это внутренняя административная единица Азербайджана. Для того чтобы придать ей государственный статус, чего добиваются армянские сепаратисты, им необходимо было бы захватить, оккупировать, присоединить к НК все прочие азербайджанские районы, чтобы самопровозглашенная республика получила выход к внешним границам с любой соседней страной.


Для такой сюрреалистической ситуации непросто отыскать какие-то аналоги. Обнаруживается, что по сути своей и по своему политико-юридическому выражению территориальные притязания Армении на Нагорный Карабах – это конфликт беспрецедентный. Следовательно, выход один: как и предписывает международное право, в интересах нормальных отношений между всеми сторонами переговорного процесса вернуться наконец к базовому принципу, о котором и говорил российский президент.

Что касается интересов армянского населения НК, то защита их в полной мере может быть гарантирована в рамках принципа целостности азербайджанского государства. История предоставляет много примеров такого свойства. Вся практика мирового жизнестроительства после Второй мировой войны отдает предпочтение именно принципу территориальной целостности – с обязательным учетом защиты прав и интересов всех этносов, проживающих на этой территории.