Февраль 15th, 2007 | 12:00 дп

Один из апшеронской школы

  • Алп НУР
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В селе Дарзили один мальчишка сочинял стихи и был прозван «Шекспиром», а другой рисовал и получил кличку «Пикассо», хотя нарекли его родители именем Гудрат. До него в роду Гурбановых художников не было, вся семья и родня – простые люди, от земли, как говорится, хотя и просматривались в далеком прошлом некие купцы. А Гудрату с девяти лет вскружили голову краски.

Он рисовал улочки родного Дарзили, что в Джабраильском районе Азербайджана, горящие блики на бегущей глади Араза, камни всегда пустынного Худаферинского моста, который связывает два разделенных водой и несправедливой историей азербайджанских берега; о думах моста по этому поводу писал Самед Вургун.

«Пикассо» вырос, окончил в Баку Художественное училище им. А.Азимзаде, потом – Суриковский институт в Москве и стал известным азербайджанским художником Гудратом Гурбановым. Недавно ему исполнилось 50 лет.

Творчество Гудрата вобрало в себя опыт многих школ и течений, отечественных и европейских. Сезанн, Брак, Пикассо, еще кубисты… Речь не о заимствованиях и эпигонстве. Речь об основательности базовых накоплений и высоте задач, тяготений и устремлений, которые художник сам себе определяет. По-другому это называется поиском собственного пути, своей неповторимой манеры.

Начав, как все художники, с академического рисунка и реалистических штудий, Гудрат постепенно, шаг за шагом, искал и находил свой красочный голос. Слово «голос» – из вокального словаря, но в случае Гудрата он не требует кавычек. Его краски именно звучат; их голос иногда тих до шепота, когда из мерцающей, как амальгама, синеватой зыби всплывают зачарованные какой-то древней тайной едва обозначенные женские лица, а порой их голос высок до крика, ибо только так он может передать накал страстей. Притом страсти эти – не в обнаженной экспрессии, его сюжеты, как правило, внешне не драматичны, даже «Распятие» внешне очень спокойно, композиционно классически устойчиво, не рассчитано на шок и слезу, но ты почему-то долго не отходишь от этой небольшой картины, она вбирает в себя твой взгляд, будит знания о запечатленной ситуации и вовлекает в сопереживание.

Его изображения держатся на зыбкой грани между реализмом и бесфигуративностью. Слегка прописанный абрис, едва намеченные предметы… Но нет ощущения нарочитости, «мозговой игры», эпатажа формой. Это естественное и адекватное выражение такой формой чувств и переживаний. Гудрат относит себя к апшеронской школе. Это плеяда азербайджанских художников, где блистал Камал Ахмед, блещут Фарман Гуламов, Фикрет Гашимов и Мир Джавад, а предтечей их, конечно же, – нежный розово-сиренево-голубой и белый звон апшеронских пейзажей великого Саттара, которого называли последним импрессионистом на земле.

Искусством Гудрата, кроме родного Азербайджана, восхищались в Германии и Бельгии, Турции и Китае, Англии и Франции… Неоднократно – в Москве.

Юбилейная выставка Гудрата Гурбанова только что с большим успехом прошла в московском Центральном доме художника. Генеральным спонсором выставочного проекта выступил Международный банк Азербайджана – Москва, спонсоры – Конгресс азербайджанцев мира и Всероссийский Азербайджанский Конгресс. Поддержку проекту оказали движение «Наша Россия» и ЦДХ.