Февраль 15th, 2007 | 12:00 дп

Путевки в рай не выдаются

  • Тауфик ИБРАГИМ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Не мнить себя единственно спасенными
С большим интересом прочел в январском номере «АК» статью Маиса Назарли «Знать или не знать…». Автор справедливо отмечает, что неприязнь к другим религиям зачастую связана с плохой осведомленностью о них. Необходимо поэтому, чтобы приверженцы каждой конфессии, в данном случае – мусульмане и христиане, – стремились как можно больше узнать друг о друге.

Но при всей важности знакомства с иноверными воззрениями это может служить лишь одним из требуемых шагов к подлинному взаимопониманию. Более того, многое здесь зависит от умения представителей той или иной религии подобающим образом донести до других сведения о ее высоких духовных и гуманных ценностях.


Крайне важно также освободиться от вульгарно-упрощенных клише в отношении других религий. И каждая конфессия, полагаем мы, должна именно с себя начинать работу в этом направлении, не дожидаясь и не ставя условием диалога, чтобы и с той стороны были сделаны шаги навстречу.


Конечно, нам, мусульманам, гораздо легче благоволить христианам и иудеям, чем им – нам, раз сам Коран предписывает нам веру в небесное происхождение этих религий, в Моисея и Иисуса, Тору и Евангелие. Но, к великому сожалению, богословы-исламоведы не всегда оставались верными плюралистическим заповедям нашего Писания. Объявляя Библию фальсифицированной и требуя обращения ее приверженцев в ислам как единственную богоугодную религию, многие из них фактически сводят на нет кораническое признание христианства и иудаизма.


Не надо далеко ходить за примерами – обратимся к относительно недавно вышедшему на русском языке переводу и толкованию Корана, выпущенному под патронажем достаточно авторитетных духовных инстанций Саудовской Аравии и Египта. Так, в «Смысловом переводе Священного Корана» аят 3 суры 85 передается так: «От того, кто ищет иную религию, помимо ислама, это никогда не будет принято». А в книге «Аль-Мунтахаб: Толкование Священного Корана» мы читаем следующий комментарий к этому аяту: «После того, как Мухаммад… был избран Аллахом посланником, тот, кто выберет какую-нибудь религию, а не ислам и его шариат, вызовет недовольство Аллаха, и… в будущей жизни будет ему мучительное наказание».


На самом деле перед нами искаженное толкование аята. Ибо арабское слово «ислам», которое впоследствии стало обозначать религию, в VII столетии явленную пророком Мухаммадом, в Коране имеет и более широкий смысл, выражая идею преданности Богу и покорности Его воле. И Священное Писание прилагает эпитеты «ислам» и «мусульмане» ко всем прежним, доисламским религиям и их последователям. В частности, «мусульманами» здесь названы Ной, Авраам, Измаил, Лот, Иосиф, Моисей и Соломон. Как свидетельствует Коран, Авраам и Иаков завещали своим потомкам умереть только «мусульманами» (3:132), «мусульманами» провозгласили себя волхвы Фараона, уверовавшие в Моисея (7:126), а также апостолы Иисуса (5:111).


И именно в таком широком смысле следует понимать слово «ислам» в аяте 3:85, а также в аяте 3:19 («Воистину, угодная Богу религия – это ислам»), который обычно цитируется вместе с ним. В них сказано просто о том, что Бог приемлет только преданную веру. И такая вера, гарантирующая вечное спасение, не является монополией какой-либо религии.


Несостоятельность узкоконфессиональной интерпретации указанных аятов видна и в свете неоднократно звучащей в Коране мысли: для спасения, для обретения вечного блаженства на том свете требуются лишь два условия – вера в Бога и творение добра. В частности, аят 69 суры 5 благовествует: «Воистину, верующие [в Коран], иудеи, сабеи и христиане, всякий кто верует в Бога и Судный день, верша добрые деяния, – о них не должно тревожиться и не знать им печали».


Эти два критерия Коран особо подчеркивает в ходе полемики с притязаниями на религиозную исключительность (эксклюзивизм) со стороны аравийских иудеев и христиан (2:111–112). Видимо, подобные претензии еще во времена Пророка приходили в голову кому-то из приверженцев новой веры, ислама. И в увещевание таковым Писание замечает: «Не как вы [последователи Мухаммада], то себе мните и не как то себе мнят люди Библии; нет же – кто содеет зло, получит за это… а кто, будь то мужчина или женщина, творит добро при вере [в Бога], войдет в Рай» (4:123–124).


Что же касается тезиса об искаженности Библии, то сам Коран не только не подтверждает его, но напротив – целиком свидетельствует не в его пользу. Достаточно вспомнить, что современную Пророку Мухаммаду Библию (с ее двумя частями – Торой и Евангелием) наше Писание многократно называет Книгой Божьей, словом Божьим, аятами Божьими. И такие характеристики вряд ли прилагались бы к Торе и Евангелию, если они были уже искажены или извращены.


Кроме того, Коран призывает последователей Пророка заявлять современным им иудеям и христианам о своей вере в ниспосланную тем Библию. И многие аяты указывают, что сам Коран явился миру в подтверждение истинности прежних Писаний. Мог ли Коран подтвердить истинность уже фальсифицированной книги?! Тем более такой вопрос уместен в отношении многочисленных коранических призывов, обращенных к иудеям и христианам, строго придерживаться Библии. А аят 5:47 даже выражает удивление, как иудеи обращаются к Пророку Мухаммаду за судейством, «раз у них есть Тора, в коей содержится суд Божий?!». И еще: если Пророк считал Библию уже фальсифицированной, то почему ни в Коране, ни в Сунне ни разу не обозначается ни одно место Библии, которое подвергалось бы изменению или искажению.


Нам, мусульманам, следует более активно освобождаться от средневековых интерпретаций, существенно затмивших подлинный, толерантно-плюралистический дух коранического послания. Мысль о религиозной исключительности ошибочна и опасна не только в теоретическом плане (ибо противоречит Корану), но и в практическом. Ведь вместо прилежных трудов на пути духовного и материального совершенствования человек может самонадеянно уповать на свою конфессиональную принадлежность.


Желание выписать представителям своей религии путевку в Рай, а всех других отлучить от него, объявление только своей веры истинной, а все остальные ложными – с такими убеждениями невозможно какое-либо полноценное общежитие людей, подлинно уважительные отношения между представителями разных конфессий. Трудно ожидать, например, чтобы пожарный отдал свою жизнь для спасения тех, кого он считает врагами Божьими, проклятыми Им и обреченными на вечную Геенну.

В заключение хотелось бы напомнить наставление, адресованное имамом Али своему наместнику в Египте: «Знай, что люди – это либо братья твои по религиозности, либо братья твои по человечности!»