Февраль 15th, 2007 | 12:00 дп

Зачистка

  • Павел ВОЛОШИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

российских рынков от мигрантов приносит первые плоды. Пока горькие
Эпоха свободной торговли закончилась в январе 2007-го. Принятые Государственной Думой поправки к Закону «О розничных рынках и внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» изменили привычный уклад жизни сотен тысяч человек. Работники рынков из числа жителей бывших советских республик в спешном порядке меняют налаженный уклад жизни. Граждане России, о благополучии которых так заботились депутаты, занимать освободившиеся рабочие места не торопятся. В результате над опустевшими прилавками впервые за последние пятнадцать лет замаячил призрак товарного дефицита. Тем временем эксперты предупреждают: главные последствия «зачистки рынков» еще впереди.

Парадоксально, но первым забил тревогу министр экономического развития и торговли России Герман Греф. Оказывается, правительство не знает, что делать с мигрантами, которые по новому закону должны к 1 апреля освободить рабочие места на рынках. Вывод, который сделал министр, выглядит вполне логично: в одном из своих интервью телеканалу «Вести-24» он публично усомнился в продуманности принятого законопроекта. По мнению Грефа, «пока сложно оценить, насколько организационно это выполнимо. Если мы увидим какие-то опасности, этот срок (1 апреля) может быть продлен решением правительства». Министра понять можно. Похоже, именно его ведомству придется расплачиваться за псевдопатриотический порыв думского большинства.


Рыночная национальность


Если верить выступлениям авторов дискриминационных поправок, действовали они исключительно из благих побуждений. По мысли депутатов, главная задача будущего закона заключается в том, чтобы избавить «коренное население» от засилья иностранных торговцев. Так, по словам Евгения Федорова, недавно ставшего председателем думского Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму, «цель закона – освобождение рынков от иностранной рабочей силы, привлечение туда отечественных товаропроизводителей». Коллеги Федорова его начинание безоговорочно поддержали, сопроводив незначительными поправками: теперь иностранцами могут быть не более 40% общего числа продавцов на рынках. А с 1 апреля 2007 года единственными законными работниками прилавков должны стать обладатели российского паспорта. Исключение сделано лишь для Белоруссии: законодатели не стали омрачать и без того непростые отношения двух государств. Сомнения позволили себе высказать только представители «левых» фракций. Еще во время обсуждения законопроекта депутат Геннадий Кулик заметил, что «мы можем так перестараться, наводя порядок на рынках, что и картошку там не купишь». А представительница фракции КПРФ Тамара Плетнева высказала опасение, что от «зачистки» рынков «пострадают целые населенные пункты, в которых торговля – единственный промысел, и более миллиона человек останутся без работы».


Первые же дни работы «национально чистых» рынков доказали правоту скептиков. Прежде всего в серьезности последствий нового закона убедились горожане Владивостока и Хабаровска, Артема и Биробиджана. С местных рынков уходят китайцы и вьетнамцы, закрывая свои торговые палатки. Местные жители закупают товары впрок: ждать скорого завоза недорогой одежды, обуви и посуды не приходится. Купцы из Китая явно не вписываются в установленные законом квоты.


От Дальнего Востока волна разорения рынков докатилась до Москвы. Как отметила столичная пресса, к середине января около 80% продавцов Ленинградского рынка Москвы покинули свои рабочие места. По словам представителей дирекции этого муниципального учреждения, заполнить опустевшие места добровольцами из местных жителей, как предполагали авторы закона, не удалось. На других рынках Москвы ситуация не лучше. Как заявил на днях руководитель Департамента потребительского рынка и услуг Москвы Владимир Малышков, после вступления в силу нового закона о привлечении иностранной рабочей силы в отраслях городского хозяйства в столице стало не хватать рабочих рук. Официальные данные полностью подтверждают слова чиновника.


Вышло как всегда


Инициатива Госдумы создала проблемы не только для России. Реформа российского миграционного законодательства больно ударила по интересам сразу нескольких стран. Достаточно сказать, что сегодня в Российской Федерации занимаются торговлей около двух миллионов азербайджанцев. В свете последних событий чуть меньше половины их будут вынуждены вернуться на Родину.


Большие перемены ждут и россиян. По сути, новый закон делает Россию страной массовой безработицы. Сегодня в Российской Федерации вполне законно работают около миллиона гастарбайтеров из стран так называемого ближнего зарубежья. Новый закон предусматривает, что в целом по стране квота на рабочую силу из государств с визовым режимом составит всего 302 тысячи человек. Как принятые квоты вместят в себя весь реальный объем мигрантов, не знают даже руководители Федеральной миграционной службы. Многие специалисты обоснованно опасаются, что большая часть ныне законопослушных иностранцев пополнит армию нелегалов. Их, по данным ФМС, уже около десяти миллионов. Тем временем уже принятые положения, предусматривающие право на жительство и работу в России граждан других стран (новая редакция Закона «О правовом положении иностранных граждан» и поправки к Закону «О миграционном учете»), до сих пор не действуют. На бумаге остался и план преодоления демографического кризиса за счет привлечения в Россию бывших соотечественников, граждан бывших республик Советского Союза.


Проблему сокращения населения России ученые не случайно связывают с нынешним положением на рынках страны. Опустение торговых рядов, как и нежелание создавать многодетные семьи, заключается, скорее, в национальном менталитете большинства россиян. Обитатели крупных городов крайне неохотно обременяют себя излишними, с их точки зрения, хлопотами. Именно поэтому россияне не идут в торговлю: подниматься ранним утром, привозить товар, а потом весь день стоять у прилавка за более чем умеренную зарплату, как это делают приезжие, «коренные» не хотят. Платить «правильным» продавцам по 25 тысяч, как того требует установившийся уровень московских зарплат, не могут даже процветающие агрофирмы. Мелкие производители сельскохозяйственной продукции торговать не могут по вполне объективным причинам: на селе и без того катастрофически не хватает рабочих рук.


До сих пор задачу доставки продуктов питания к потребителям успешно решали небольшие частные оптовые фирмы. Так уж повелось, что заняты в них были по большей части приезжие. Часто только уроженцы южных регионов бывшего СССР могли обеспечить жителей средней полосы фруктами и свежими овощами. Как заметил руководитель Департамента потребительского рынка и услуг Москвы Владимир Малышков, существуют национальные продукты, к которым россияне уже привыкли: «Например, узбек, который привозит мешки орехов. И что, мы должны от них отказываться?» Покупатели не жаловались: высокий уровень конкуренции не давал торговцам повышать цены, каждый работник прилавка был заинтересован в качестве товара. Теперь ситуация изменилась: в соответствии с законом, к прилавкам должны встать «лица коренной национальности».


Как отмечают социологи, рыночное сообщество в целом было готово к такому повороту событий. В свое время, после нескольких погромов торговых рядов, место у прилавков стали занимать специально нанятые продавцы с типично славянской внешностью. Владельцами товара и самих торговых точек оставались, как правило, уроженцы Закавказья. Зато, с точки зрения националистов и недалеко ушедшей от них милиции, рынки становились «русскими». Скорее всего, теперь процесс «смены вывесок» заметно ускорится. Правда, необходимость платить повышенную зарплату «зицпредседателям» прилавков неизбежно вызовет общий рост цен. К тому же по традиционным оптовикам ударит грядущее разделение рынков в соответствии со специализацией. А этим, в свою очередь, могут воспользоваться крупные структуры, уже подмявшие под себя большую часть российского рынка сельскохозяйственной продукции.


Страна пустых прилавков


Как считают критики скандального законопроекта, именно перекупщики больше всех заинтересованы в «зачистке» рынков. До сих пор этот сектор торговли оставался вне сферы контроля крупных агропромышленных компаний. Здесь процесс «централизации» завершился более десяти лет назад. Провалив идею создания общероссийской зерновой биржи, Минсельхоз РФ фактически отдал систему закупки сельхозпродукции нескольким приближенным крупным фирмам – трейдерам. Их политику правильнее назвать стяжательской: скупая урожай заранее, на корню, они настолько сбивают цены на зерно, что говорить о рентабельности фермерских хозяйств и бывших колхозов просто не приходится. Понятно, что розничные сельскохозяйственные рынки представляют для этих структур весьма серьезный интерес: получив контроль над ними, близкие к Минсельхозу трейдеры становятся фактическими монополистами стратегически важной продовольственной отрасли. Условия, которые они предложат покупателям, вряд ли устроят простых россиян. Все издержки от замещения продавцов «неправильной» национальности лягут на плечи покупателей. А выросшие как на дрожжах рыночные цены подхлестнут усмиренную до поры инфляцию. Место частных торговцев, которые своей конкуренцией обеспечивали нынешнее рыночное изобилие, займут крупные оптовики с высокими ценами и скудным ассортиментом. И не факт, что эти фирмы будут принадлежать россиянам.

P.S. Большинство российских изданий отметили, что «антирыночный» законопроект депутаты одобрили почти единогласно. Единственное принципиальное возражение по поводу его сути высказал независимый депутат Валерий Зубов: «Он недостоин обсуждения в цивилизованной стране в начале XXI века»…