Февраль 15th, 2007 | 12:00 дп

Живы будем не помрем

  • Эмиль АГАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Или цена реформы
Нынешний в Азербайджане беспрецедентный скачок цен, или «ценовой шок» (экономист Инглаб Ахмедов), «ценовая экзекуция» (политолог Зафар Гулиев) и даже, по определению самих журналистов, «ценовой блицкриг» можно было бы сравнить с российским дефолтом, но такое сравнение явно некорректно. В России это случилось в переломный момент постсоветской истории, когда казна была совершенно пуста (по полгода не платили пенсии и зарплату), и – во имя оживления собственной российской экономики. В Азербайджане же это произошло, наоборот, в момент, когда в страну потекли нефтедоллары, – бюджет вырос, а рост ВВП не только самый высокий в СНГ, но и в мире!

Эксперты предсказывают кризисные явления в ненефтяных отраслях (о необходимости развития которых так трубят!) и в первую очередь – в сельском хозяйстве, жизненно важном для обеспечения населения продовольствием, а перерабатывающей промышленности – сырьем.


Так что же вынудило правительство пойти на этот шаг? Ответ вроде бы прост. Для приведения цен по настоянию иностранных инвесторов в соответствие с мировым уровнем – раз. С рыночной экономикой, требующей отказа от государственных дотаций, – два. Для того, наконец, чтобы «приучить население страны к цивилизованному потреблению энергоносителей и воды» (Эльмира Ахундова, член ММ), – три.


Эти «ЗА» – если смотреть на экономику и собственный народ с некоей высшей точки – скажем, ЕС.


Взгляд снизу – самого народа, причем не только из неимущего, но и среднего сословия, наконец, людей «малого бизнеса», который – основа экономики: «ПРОТИВ»!


Если глянуть «со стороны» – то есть безотносительно к переживаемому моменту, беспристрастно, то… Да, переход к мировым ценам на электричество, бензин, газ действительно рано или поздно неизбежен. Да, политика дотаций – по сути, искусственных подпорок, призванных держать «здание» государства от обрушения, – тоже. Рано или поздно «подпорки» следует убрать, укрепив предварительно каркас самого здания. Ну, а о расточительстве, с которым мы относимся к свету или воде и говорить нечего. Электрики Баку уже приступили к дневным рейдам по выявлению лампочек, которые горят «в свете», по нашей бесхозяйственности. Думаю, этому примеру могли бы последовать и работники «Азерсу» – где у нас только не льется вода из неприкрытых или неисправных кранов!


Все это так. Само по себе повышение цен имеет свои обоснования. Оно есть везде в мире и в принципе, повторим, неизбежно. Но… Вот в этом «НО» и заложен взрывной заряд, который может сработать – причем с непредсказуемой силой и с самым неожиданным эффектом.


Это «но», если вернуться к азербайджанским реалиям:


– авторитарность власти;


– слабость оппонирующих ей сил – оппозиции, гражданского общества, пребывающего в младенческом возрасте;


– близость (и зачастую – слияние!) бизнеса и власти.


Этих трех «китов», на которых стоят коррупция, инфляция, подкуп, взятка, безответственность, абсолютный диктат исполнительного аппарата, пустое, для галочки, реформаторство и т.д. (список можно продолжать!) – этих «китов» достаточно, чтобы погубить на корню любое, самое благое начинание.


В моем досье, в объемной папке, под названием «Реформы» чего только нет. От разгосударствления собственности по российскому образцу, уже дававшему в те времена трещины (приватизационные чеки), до земельной реформы – тут мы опередили Россию и всех прочих на постсоветском пространстве. Но что толку? О «прихватизации» написано немало – юридическим лицам (реальным или мнимым) ныне принадлежит практически все, вплоть до рынков. Но рынки эти – пусты, а многие уже закрыты. Раздать землю крестьянам раздали, но что толку? Думали, без субсидий, без техники, без системы закупа готовой продукции и доставки их на городские рынки – без всего этого «народ сам себя прокормит». Не прокормил!


Все прихватизировано, монополизировано. Все служит обогащению одних за счет обнищания других. Последние еле сводят концы с концами. И тут Тарифный совет втрое (!) поднимает цены.


Правда, вслед за повышением цен последовали указы – о повышении зарплаты тем или иным категориям граждан. Но ведь – не всем (экономисты подсчитали, полтора миллиона трудоспособного населения страны оказались вне этой социальной компенсации!). А главное – что эти повышения зарплат на проценты по сравнению с кратным повышением цен?! Я не говорю о том, что выброс в обращение новых ассигнаций (а без этого не обойтись, дабы обеспечить дополнительные выплаты!) – это повышение инфляции. Уже предсказывают – ее рост может достигнуть аж 40%.


Так какой же был смысл поднимать цены, повышая бюджет, если из него последуют дополнительные социальные траты (даже те же субсидии – «Азерэнержи», которое их получало, ходят слухи, хочет получать их и впредь!).


Да, повышение цен требует компенсаций для того, чтобы люди, особенно находящиеся за чертой бедности, как-то выжили. Но это требует тщательных экономических обоснований и даже, как это водится в цивилизованных странах, заблаговременного обсуждения, с участием общественности. Увы, обсуждения такого не было, решение принималось в высоких кабинетах, более того – людей огорошили совершенно неожиданно, причем в первый рабочий день нового, 2007 года. «Подарок» от правительства!


Вот и возникают вопросы. То, что бананы в Азербайджане дороже, чем в других странах СНГ, еще можно как-то объяснить – привозные. Но из каких соображений исходил Тарифный совет, устанавливая цену на производимый в стране отечественный бензин выше, чем в США? Или – на воду цены подскочили, ладно. Но почему цены подскочили также и… на отвод канализационных стоков?


Можно сколько угодно (теоретически!) соглашаться с требованиями Валютного фонда – о доведении цен в соответствие с мировым уровнем, но… Два вопроса. Первый. Почему МВФ решать, как жить в Азербайджане людям, а не самому азербайджанскому правительству, призванному заботиться об этих людях? Скажут – но ведь в ином случае нам не дадут кредитов. Ответ – а что, разве такой стране с такими богатствами, каким является Азербайджан, куда хлынули нефтедоллары, позарез нужны эти самые заморские кредиты? Вон Россия отказалась от услуг того же МВФ – оказалось, не смертельно!


Ну а что касается нашей (советской!) расточительности, то она существует ведь не только на бытовом уровне – на уровне производства, всего! Развивать энергосберегающие технологии – этим давно уже занят весь мир, пора бы и нам заняться. Где большие потери электричества – в жилом доме или на заводе? Ответ очевиден. Ведутся ли в стране солнца и ветров работы по развитию нетрадиционных источников энергии? Увы.


Власти жестко воспрепятствовали проведению митинга оппозиции в центре города, хотя речь шла о митинге не с политическими – социальными требованиями. И тем не менее инициативная группа интеллигенции обратилась в суд с иском против Тарифного совета, нарушившего закон страны о заблаговременном (за 30 дней) информировании населения о предстоящем повышении цен.


В нынешней ситуации людям, живущим (пока!) в таком щедром крае, как Азербайджан, не ощущая его «щедрот» на себе, надеяться не на кого. Только на себя.


Как говорится, живы будем – не помрем!



За и против


Х.Ибрагимов, продавец оптовой ярмарки:


– На моей семье повышение цен отразилось не так сильно – они поднялись на продукты питания за месяц-полтора до повышения цен на энергоносители. Создалось впечатление, что нас загодя готовят к катаклизмам. По бюджету семьи ударили только цены на электричество – они возросли вдвое, на газ остались прежние тарифы, на воду поднялись незначительно. Поднялась цена и на транспорт – в Баку людей возят только автобусы, но их-то больше не стало! Когда поднялись цены на бензин, я даже обрадовался – работа маршруток изменится к лучшему, не тут-то было. Каждый вечер, возвращаясь домой, я сажусь в битком набитый автобус (час пик!), в него еще надо пробраться – люди расталкивают друг друга, здесь и речи нет об уступках женщинам с детьми, пожилым людям.


Ф.Агазаде, экономист:


– Повышение цен – прием, известный во всем мире, более того, зависящий от цен на мировых рынках. Как в Европе, например, но нам до нее далеко по той простой причине, что мы – страна молодая, где живут беженцы и вынужденные переселенцы, страна, которая более 70 лет находилась в составе СССР, диктовавшего свои условия и тарифы, страна, бытовой культуре населения которой еще расти и расти до европейской. Но это еще и страна с огромными природными ресурсами, с прекрасным, талантливым народом. Весь вопрос заключается в следующем – умеем ли мы приспосабливаться к новым условиям? Почему, например, служащим, рабочим, сотрудникам отечественных фирм не требовать от своих работодателей добавочной платы за тот же проезд, это давно практикуется за границей, в иностранных компаниях? Да, тяжело стало с тарифами, труднее всех неимущим, но ведь с первого февраля минимальная зарплата повысится, а вот среднего достатка люди сами должны о себе позаботиться – требовать от своих работодателей оплату проезда, возмещение (двойное!) при овертаймах. Когда устанавливали счетчики на потребление газа, истерики было немало, теперь все довольны, просто уже наши чайники не стоят целый день на плитах с включенным голубым топливом.


Резюмирую: дело спасения утопающих – в самих утопающих, а профессиональные «спасатели» должны их просветить загодя.


Х.Гусейнова, клерк в иностранной компании:


– Повышения цен – были, есть и будут на моем веку, мне 31 год, понижений я не наблюдала. По истории, рассказам бабушки знаю, что Сталин снизил цены на сахар и еще на что-то после войны. Скажу о том, что увидела в эти дни. В ресторанах: как они были набиты до отказа, так полны и сегодня. Как была очередность в дома торжеств для проведения свадеб, так же пышно они проводятся. Как приезжал в наш двор на тарахтящем мотоцикле с самодельной коляской-лотком продавец овощей и фруктов, так и приезжает сейчас, и люди покупают все необходимое – как всегда. Как говорит моя бабушка – лишь бы войны не было или землетрясения. И еще: в первый день повышения цен на бензин Баку стал похож на город моей юности – не было пробок, с тротуаров, бордюров исчезли машины, появилась эгоистическая мысль о том, что было бы хорошо так всегда… Но на следующий день это опять был Баку наших дней…



Мнения выслушала Хадиджа ОРДУХАНОВА