Март 15th, 2007 | 12:00 дп

Не конечная остановка

  • Анара АХУНДОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Остановка так и называлась: «Школа № 157». Я вышла из автобуса, перешла дорогу и, заглянув во двор, чистенький, аккуратный и пустой, вдруг заволновалась. Будто ничего в жизни не было: ни последнего звонка, ни другой страны с суровыми зимами, ни московского университета, в котором я учусь на втором курсе. Будто вот она – моя 145-я бакинская школа, а я иду на урок. Охранник сначала не хотел меня впускать, приняв за опоздавшую старшеклассницу. Неудивительно: школу я окончила всего полтора года назад. Еще раз настойчиво постучала и объяснила, что на самом деле я пришла брать интервью у директора. Встреча моя с Аидой Шахвалядовной состоялась в канун 8 Марта. И мне выпала честь поздравить г-жу Кулиеву не только с наступающим женским днем, но и со знаменательным событием: вручением ей ордена «Слава Нации» II степени.

– Аида ханум, позвольте поздравить вас и поинтересоваться, где же вы будете хранить свою «Серебряную Звезду»?


– Почти все награды я держу в школе. («Почти?» – подумала я, разглядывая ломящиеся под тяжестью кубков полки.) Дома у меня только медали. А этот орден обязательно будет храниться здесь. Считаю, что это заслуга общая. Кстати, моих коллег тоже наградили: пятерых – золотыми медалями «Во имя жизни на земле» и семерых – грамотами, которые приказом занесут в трудовые книжки, что даст возможность в дальнейшем выдвигаться на получение других, более высоких званий.


– Я читала, что в вашей школе учатся ребята 19 национальностей, которые вместе с нашими соотечественниками изучают азербайджанский язык, культуру, музыку, живопись. Что родители приезжают со всех концов Москвы, чтобы устроить своих детей к вам. Чем это объяснить?


– Начнем с того, что наша школа – среднее общеобразовательное учебное заведение с азербайджанским компонентом, то есть с углубленным изучением языка. Базовая программа у нас московская, чтобы дети не оторвались от реальной жизни. Есть в столице и полностью национальные школы частного характера, которые финансируются меценатами. Это неплохо. Но наша задача – помочь детям освоиться в чужой стране, при этом не утратить свои национальные традиции и ценности. А ребятам-неазербайджанцам – предоставить шанс бесплатно изучать еще один иностранный язык, еще одну культуру. Кроме того, дает о себе знать имидж нашего учебного заведения. К примеру, по исследованиям школ Северного округа, только в двух не оказалось учеников-наркоманов. Одна из них – наша.


– Помогает ли двуязычное общение дружбе и учебе?


– Сколько языков ты знаешь, столько раз живешь. Преимущество такого общения огромно! У нас нет напряженных ситуаций и конфликтов. Конечно, всякое бывает: кто-то подерется или поругается, но из-за чего угодно, только не из-за национальной нетерпимости. Многие учителя начинают понимать язык и немного говорить по-азербайджански. Взаимоуважение нас сближает.


– Существуют ли у вас какие-нибудь правила или ограничения относительно внешнего вида ребят?


– Существуют. Так называемый тусовочный образ сразу портит общий вид школы. Но все ограничения обговариваются. Ученики начальных классов одеты в форму, которую мы заказали: костюмы-троечки и утепленный вариант для зимы. Я выносила этот вопрос на родительское собрание, потом говорила с детьми. И предложила задуматься, почему в самых лучших лицеях и колледжах мира, закрытых учебных заведениях ходят в форме? Вряд ли потому, что детям миллионеров нечего носить. Нам важно, чтобы они сейчас это поняли. Чтобы им было интересно наряжаться, когда они пойдут в гости после уроков или на дискотеку. Ребята сами подготовили программу и устроили дефиле, на котором продемонстрировали, как можно подобающе и в то же время красиво одеваться в школу. Иногда, впрочем, появляются нарушители, особенно накануне праздников.


– А разрешаете старшеклассницам носить украшения?


– Не слишком заметные, мелкие и аккуратные пускай носят. Но не яркие и вызывающие! Крупные кольца и браслеты, висячие сережки и прочее в таком же духе – нет. Это не присуще ни нашему, ни российскому менталитету. Увижу что-то подобное, сделаю замечание и предупреждение, а если не подействует – могу даже отобрать. (И тут Аида ханум показала мне свой тайник – настоящую сокровищницу! Конфискованные безделушки! Эх, жаль, девочки, но вы сами виноваты…)


– Учителя сейчас жалуются на мобильные телефоны…


– Носить с собой телефоны разрешаю: дети приезжают издалека и должны иметь связь с родителями. Но во время занятий их нужно отключать. Я своим примером демонстрирую дисциплинированность: никогда не беру телефон на урок.


– А проблема курения?


– Курящих у нас очень мало. И они давно поняли, что на территории школы это недопустимо, это штраф! Постепенно дурная привычка изживается.


– Можно ли сказать, что поведение ваших учеников отличается от поведения других школьников…


– Сильно отличается. Каждый раз по окончании конференций, встреч и прочих мероприятий, по завершении экскурсий, спектаклей в театрах, концертов или соревнований нас благодарят за примерное поведение. И не важно, сколько нас человек: 50 или 150, – мы всегда ведем себя достойно.


– Сейчас при подготовке к поступлению в вуз старшеклассники обращаются за помощью к частным педагогам, ходят на дополнительные курсы. А как вы относитесь к репетиторству?


– На самом деле плохо. Я считаю, что все знания даются в школе, причем бесплатно. В моей семье никто с репетиторами не занимался, а поступали и хорошо учились в вузах все. Эта «мода» пошла от коррупции в вузах. Есть репетиторство другого уровня, в рамках школы. Например, есть ребята, которые прибыли из какого-то региона, плохо знают язык или отстают от программы. Помогать таким – благородно.


– Как складывается судьба ваших выпускников?


– 90% из них поступают в высшие учебные заведения. Проколы случаются из-за проблем с документами: бывает, ребята приезжают из Азербайджана и не успевают вовремя все подготовить. Есть вариант учиться платно, но это не всем подходит. А так медалисты поступают в престижные вузы, учатся с отличием на бесплатных отделениях.


– Аида ханум, вы строгий педагог?


– Строгость – растяжимое понятие. Педагог не должен быть цербером в юбке, но и панибратское отношение недопустимо. Дети, кстати, не любят анархии. Они уважают учителей за умеренную строгость, за умение справедливо руководить. Я здесь и мама, и педагог. Так вот как мама я могу пожурить, похвалить, побеседовать. Ко мне часто обращаются за советом. У детей тоже есть свои маленькие проблемы. А бывает, что большие. Они рассказывают о них, зная, что за пределы этих стен ничего не выйдет. А как педагог я строгая. Тройку просто так никому не нарисую! Это развращает детей. Учителя школы придерживаются моей позиции. Мы хотим дать нашим ученикам настоящие знания.


– На счету у школы огромное количество запомнившихся мероприятий. А как встречаете День 8 Марта?


– Сегодня ребята подготовили концерт. А 9-го, в пятницу, мы устроим дискотеку. Я же буду поздравлять коллектив: вручу медали и грамоты, о которых уже говорила и приглашу всех на чаепитие. А еще я приготовила коллегам маленькие подарочки.



Пока Аида ханум показывала мне бусы, косыночки и сувениры, выбранные с большим вкусом, а главное – с любовью, в дверь наконец-то ворвались! На протяжении всего интервью это пытались сделать неоднократно, но Аида ханум жестами просила подождать. В кабинете появился мальчуган лет десяти.


– Аида Шахвалядовна! А вы… А вас… – Тут он втащил за руки двух своих одноклассниц, которые пробовали спрятать за спинами огромный букет цветов: – А это вам!


И они бросились целовать своего директора.


Обо мне Аида ханум тоже не забыла – подарила коробку конфет, даже не подозревая, что тем самым вызвала самые светлые мои воспоминания о школе: когда за победу в одном конкурсе мой директор (низкий ему поклон) при всех на линейке торжественно вручил мне грамоту и коробочку в форме колокольчика с конфетами…

Дорогая, удивительная Аида Шахвалядовна! Спасибо вам за все.