Март 15th, 2007 | 12:00 дп

Шекербура из-под подушки

  • Севда БАГИРОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars 3,00/5 (1)
Loading ... Loading ...

Эту историю рассказала мне моя тетя. Каждый год накануне Новруза я вспоминаю ее рассказ.

…Тогда мне исполнилось восемь лет. Я была самой младшей в семье. Это были очень тяжелые послевоенные годы. Отец не вернулся с фронта, мать день и ночь работала, чтобы как-то прокормить пятерых детей. Тех денег, которые она зарабатывала, все равно не хватало на жизнь. Мы часто голодали.


Приближался Новруз байрамы. Вокруг соседи готовились к празднику, шили для своих детей новые платья, пекли сладости. А нам становилось грустно, потому что мы знали: ни нового платья, ни сладостей у нас не будет.


И вдруг случайно приехал из района по своим делам дальний родственник отца. Заодно заглянул к нам. Он принес немного орехов и ногул. Когда гость ушел, мама почистила эти орехи, перемолола в ступке ногул (дома не было ни сахара, ни песка), попросила у соседки немного дрожжей, замесила на воде тесто и испекла шекербуру – 7 штук. Мои старшие братья и сестры тут же съели свой пай. А я свою шекербуру спрятала под подушкой, чтобы через три дня на Новруз байрамы выйти с ней во двор. Пусть все соседские дети видят мою шекербуру и знают, что и у нас дома тоже пекли сладости.


А наутро был ахыр чершенбэ. В этот день обычно на порог бросали шапку, ожидая, когда хозяйка положит в шапку сладости. Моя мама всегда для этого случая держала дома (вернее, прятала от нас) немного кишмиша или сушеный инжир.


И вот в нашу дверь постучали. Раза два мама проводила «гостей», а на третий сказала нам: «Больше не открывайте. Неудобно возвращать шапку пустой, а в доме больше ничего нет». И мы не стали открывать дверь.


Обычно в этот день соседка всегда приносила нам плов. Из ее дома уже шел ароматный запах риса, и мы с нетерпением ждали, когда она придет. И вот в дверь опять постучали. Думая, что это соседка, я побежала и распахнула дверь. На пороге лежала шапка. Только я хотела быстро закрыть дверь, как вдруг заметила хозяина шапки – молодой парень в военной форме не успел спрятаться за стеной соседнего дома. Он был на костылях и… без одной ноги. Я машинально подняла шапку и только сейчас заметила, что она была солдатской.


«Я же сказала, не открывай, – услышала за спиной мамин голос. – Что теперь туда положишь?» Я виновато опустила голову. Вдруг вспомнив, быстро побежала в другую комнату, достала из-под подушки свою шекербуру, положила в шапку. Я поставила ее на порог и закрыла дверь. Сколько я простояла за дверью, не знаю. Помню только голос соседки, который оторвал меня от мысли о том, что мечта похвастаться перед соседскими девчонками уже не сбудется.

«Ниса, открой, я плов принесла детям». Этим словам очень обрадовались мои братья и сестры. А мне было грустно. Не то за молодого парня, не то за шекербуру, а может, потому, что не сбылась моя мечта. До сих пор не могу понять.