Март 15th, 2007 | 12:00 дп

Заложники из четвертого «б»

  • «АК»
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Шестого февраля 2007 года на первом уроке в московской школе № 221, в 4 «б» классе, во время занятий зверски избили Шамдина Гаджиева.
В редакцию поступило письмо от москвички Сураи Гаджиевой, чей сын был жестоко избит прямо в школе. Вот что она пишет.

В тот день заболела учительница, и заменявшая ее завуч школы разрывалась между тремя классами. Завуч дала ученикам задание и пошла в другой класс. Но ученица Анастасия Каширина мешала другим детям работать. Одноклассники несколько раз делали ей замечание. Девочка не унималась, стала толкать моего сына локтем, в ответ он легко ударил ее учебником по голове. Настя достала мобильный телефон, позвонила родителям, пожаловалась, что ее ударил по голове Шамдин Гаджиев.


Спустя 15 минут, показав охраннику школы якобы милицейское удостоверение, в класс в отсутствие учителя влетели родители Насти. Отец прикрыл за собой дверь. Мать, не дав опомниться детям, выдернула 10-летнего Шамдина из-за парты, бросила на пол и принялась бить его ногами и руками.


Сын пытался вырваться, но, поняв тщетность своих усилий – силы были слишком неравны, – стал прикрывать лицо руками. Отец Насти в это время, крепко держа дверь класса, заорал на детей, чтобы никто не пикнул и не вставал с места, иначе он оторвет им голову. Девяти- и десятилетние дети, по сути дела, оказались в заложниках, пока его супруга жестоко избивала моего сына, сопровождая свои действия нецензурной бранью.


Дети, по словам их родителей, после этого долгое время находились в шоковом состоянии и тяжелом психологическом нокауте, так как мама Насти пригрозила присутствующим, что так будет с каждым, кто дотронется до ее дочери.


В какой-то момент мой мальчик, вырвавшись из рук изверга, весь в крови, убежал в другой конец класса и, забившись в угол за шкафом, стал плакать. Мама Насти, по словам всех восемнадцати находившихся в это время в классе детей, попыталась продолжить избиение, но сама девочка стала плакать и просить свою мать остановиться. Я сейчас пишу эти строки, и мне самой страшно и плохо. Я мать, я в полной мере осознаю и чувствую оскорбление, унижение и боль, что испытал мой ребенок. Дети часто ругаются, дерутся, толкаются, но через полчаса мирятся и обо всем забывают.


Я бы никогда не обратилась за помощью, если бы, к примеру, подрался со сверстниками мой старший сын (ему 18 лет) – он заканчивает суворовскую школу. Но маленький ребенок избит взрослой, 40-летней женщиной. Вот уже прошло около месяца, а уголовное дело так и не заведено. Мы с мужем сами бегали, собирали все справки, бумаги, доказательства. А милиция до сих пор тянет.


Я сама работаю, муж – строитель, мы граждане России, законопослушные и неконфликтные люди. Я первый раз в жизни на кого-то жалуюсь. Но боль, страх и унижение, которое испытал мой ребенок, не дают мне покоя.


Я прошу справедливости и исполнения закона. Такое преступление не должно оставаться безнаказанным. Не дайте мне разувериться в том, что есть еще на свете добро и справедливость.


После того, как все случилось, Шамдину стало плохо и через час его на «скорой» отвезли в детскую больницу им. Филатова и сразу же госпитализировали. Там он пролежал 7 дней. В выписном листе указаны все последствия жестокого избиения.


Теперь мой сын больше месяца не посещает занятия, по ночам ему снятся страшные сны, он в жутком состоянии просыпается и говорит, что не будет закрывать глаза, потому что даже во сне его избивает тетя. Он боится идти в школу. Теперь к нам приходят разные врачи – невропатолог, психолог, терапевт. Он получил сотрясение мозга, у него очень сильно ослабло зрение.


Родители класса написали заявление в ОВД «Савеловский», что при всех был зверски избит мальчик, а Настина мама угрожала остальным ученикам расправой, под чем все дети и их родители расписались. Директор школы и все учителя полностью на стороне правды и закона.


Грех говорить, что они бездействуют. У меня нет никаких претензий к директору школы и преподавателям: в нашей школе очень добрые учителя, я сама иногда там подрабатываю уборщицей. Мне не нужен был этот скандал, но милиция, имея все факты на руках, до сих пор не принимает меры. У меня нет претензий даже к охраннику, который пропустил в школу родителей Насти Кашириной. Ему показали милицейское удостоверение, он и пропустил их. Но взрослая женщина, мать троих детей, совершила преступление, за которое надо нести ответственность.


Прошу вас, помогите! Я хочу и прошу справедливости.



От редакции

Родители Шамдина Гаджиева встретились во Всероссийском Азербайджанском Конгрессе с исполнительным директором ВАК Эльдаром Кулиевым. По просьбе соотечественников и в целях справедливого решения конфликта Э.Кулиев подключил к проблеме юристов Центра правовой защиты Московского регионального отделения ВАК. На момент подписания газеты у нас нет информации о состоянии дела в отношении избитого мальчика. Надеемся в следующем номере рассказать нашим читателям, чем закончилась эта история.