Апрель 12th, 2007 | 12:00 дп

Март печали нашей

  • Фархад АГАМАЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Обычно великие уходят поодиночке, если уход великих позволительно обозначать словом «обычно». Однако конец марта опечалил нас вестями об уходе двух гигантов – Михаила Александровича Ульянова и Фармана Курбановича Салманова.

Великого русского актера я ставлю первым в этой скорбной очереди только потому, что он в конце марта 2007 года, а именно 26 марта, первым покинул нашу грешную землю, а великий азербайджанский геолог, нефтяник и ученый скончался тремя днями позднее. И, конечно, весть об этом не могла не призвать к раздумьям о том, что остается от наших земных потуг в сумме дел и памяти людей, когда наступает непреложный миг покидать ристалище добра, зла и страстей по имени «жизнь».


Михаил Александрович, с которым я лично знался в годы работы в газете «Советская культура», написал по моей просьбе несколько замечательных статей.


Фармана Курбановича я, как и многие тысячи соотечественников, полагал своим личным другом в той мере, в какой каждому азербайджанцу лично близок Низами или Пушкин. Не в смысле памятников в Гяндже и Москве. А в смысле неотделимого присутствия этих личностей в твоей культуре и духовном опыте.


Михаил Александрович оставил после себя галерею великолепных сценических и экранных творений, от короля до ворошиловского стрелка, преступившего закон юридический, когда мразь преступила человеческий закон. Но лично в моем духовном пантеоне из всех его свершений главным навсегда останется неистовый и очень по-человечески близкий Егор Трубников из «Председателя».


Фарман Курбанович мечтал именно о Сибири и именно там совершил главные свои открытия, которые настолько высоко взметнули планку профессии, так далеко раздвинули его горизонты, что они во многом недостижимы поныне. А наиглавнейшим подвигом Фармана Салманова останется в веках открытие тюменской нефти. Он со товарищи начал искать нефть в Сургуте в 1957 году, через три года зряшных поисков лично Никита Хрущев велел сворачивать хозяйство, но упрямый азербайджанец с риском сесть в тюрьму, подпольно ставил новые вышки, бурил, бурил, ибо верил, гениальный геолог чуял в этой земле нефть. Дальше я цитирую из собственной заметки, которую писал в прошлом августе, когда мы поздравляли Фармана Курбановича с 75-летием: «21 марта 1961 года одна из его подпольных скважин в Сургуте дала фонтан такой мощный и богатый, что вызванный им нефтедолларовый дождь и по сей день не иссякает над благословенной землей российской».

Мне нечего и сегодня добавить к этим словам. Неправда, что незаменимых людей нет. Когда уходят гиганты, на их месте образуется зияющая пустота. Константин Симонов писал, что «друг не умирает, он просто рядом быть перестает». Утешимся хотя бы словами. И памятью о великих людях и великих их делах.