Апрель 12th, 2007 | 12:00 дп

По капле озеро полнится

  • Фархад АГАМАЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars 1,00/5 (1)
Loading ... Loading ...

Или что открывается с цитадели Нарын-кала
С крутизны цитадели Нарын-кала, где самым старым строениям почти полторы тысячи лет, открывается вид, от которого особенно сладко замирает сердце бакинца. У подножия Дербентского холма раскинулись магалы – узкие, как арбузная трещина, древние улицы; здесь в домах под крытыми киром крышами, сбегающих к «нижнему» городу, к морю, многие века живут азербайджанцы; эта панорама живо напомнила мне Баку, если смотреть с высоты Шахидлер Хиябаны. Я сказал об этом Сейрану Рагимову; у него мои ассоциации пробудили другие воспоминания…

– В январе 1990 года у нас здесь тоже могло возникнуть захоронение Шахидов. Тогда наши женщины легли на рельсы и остановили эшелоны с солдатами, посланными расстреливать Баку. Мужчины в это время минировали железнодорожный мост. Мы решили: через Дербент они в Баку не прорвутся! Эти два эшелона 21 января вернулись обратно.

Таким вот образом наш разговор с председателем дагестанского регионального отделения ВАК Сейраном Гаджиевичем Рагимовым сразу приобрел звучание, определившее серьезность и тон последующих разговоров.

Побудительных мотивов для моего приезда в самый южный российский город было два. Как известно, ВАК постоянно расширяет свою географию, все чаще окунаясь в гущу жизни региональных отделений. Вторая причина – личность и дела самого Сейрана Гаджиевича. Он – дербентец в седьмом поколении. Генеральный директор ОАО «Радиоэлемент». В прошлом – чемпион Дагестана по тяжелой атлетике, известный борец-вольник. А еще Сейран Гаджиевич построил в «верхнем» городе на свои средства общеобразовательную среднюю гимназию с гуманитарным уклоном № 3. Открылась в 2005 году.

Вот она – трехэтажное каменное здание плюс этаж под землей, целиком отданный под спортзал. Светлые классы, изготовленная по спецзаказу мебель, японские телевизоры, компьютеры, DVD… Превосходно оборудованный кабинет английского языка. В гимназии, одной из двух самых лучших в Москве, которую оканчивали мои дети, я такого не видел. В одном из кабинетов на втором этаже, когда мне с гордостью показывали «хозяйство», репетировал ансамбль азербайджанской музыки, готовились к Новрузу; на самом праздновании в роскошном актовом зале я тоже побывал, оно было просто великолепным! Гимназия функционирует по образовательной системе «Школа-2100». Формулируют так: «общеучебные умения – путь к функционально-грамотной личности». У мальчишек по 4-й класс – обязательные занятия вольной борьбой и хореографией, у девочек вместо борьбы – гимнастика. Всю программу Сейран Рагимов продумывал лично. Гимназию передал в управление городу. Это значит, что город платит за работу преподавателям, которых отбирают по весьма строгому конкурсу, и обслуживающему персоналу. 15 процентов к их зарплатам доплачивает опять же Сейран Гаджиевич. Мне стоило трудов вызнать у него, во сколько все это ему обошлось. Пока зашкалило за миллион долларов, а планов еще – громадье, как писали когда-то. И я задал провокационный вопрос:

– А зачем вам это надо? Почему на собственной земле вы не построили казино или, скажем, пару доходных домов, как многие сейчас делают? Почему именно гимназия?

– Я корнями отсюда, из «верхнего» города, в этой земле похоронены поколения моих предков. Если во мне что-то есть хорошее, это из магалов, где хранятся азербайджанские традиции и дух. Но сколько себя помню, все внимание всегда уделялось «нижнему» городу, все лучшее, от объектов культуры до школ, находилось там. Но и само качество того «лучшего», той культуры лично меня никак не устраивало. В смысле уровня образования, воспитанности, отношений старших и младших, в смысле наркомании и прочих безобразий. А у меня, между прочим, пять внуков, и будет, иншалла, еще. И я решил построить гимназию в «верхнем» городе, чтобы дать детям хорошее образование и воспитание, чтобы наши ребята обретали здесь здоровье духовное и физическое. У нас вместе учатся дети азербайджанские, русские, лезгинские… У них общее детство, они вместе едят хлеб. Они, я убежден, при самом несчастливом повороте сюжета жизни не окажутся по разные стороны баррикад. Я хорошо понимаю, что одному человеку не одолеть всех проблем. Но пусть каждый сделает что может, вспомните азербайджанскую поговорку: «По капле озеро полнится». И потом – мне помогают замечательные люди, мои друзья и соратники. Очень помогает консолидации членство в ВАК, азербайджанцы Дербента связывают с нашей организацией большие надежды в решении своих проблем.

– Проблем много?

– Проблемы, с которыми азербайджанцы сталкиваются в других российских регионах, для нас во многом не актуальны. Скажем, те же миграционные, о которых так много в силу известных причин в последнее время говорят. Мы в Дербенте и вообще в Дагестане – не диаспора, не пришлые, а коренные. Нет проблем, в смысле каких-то дискриминационных проявлений, с языком. В городе успешно действует Азербайджанский государственный музыкально-драматический театр. Не только в нашей гимназии, но и в любой другой городской школе – их около двух десятков, где обучаются не меньше пяти учеников-азербайджанцев, – наш язык является обязательным предметом. Проблема в другом.

Мы все время как бы должны доказывать республиканскому руководству, что точно так же, как и представители других коренных народов Дагестана, имеем обеспеченное российской Конституцией право на равномерное замещение любых административных должностей. В многонациональной республике должны учитываться интересы и соблюдаться права всех коренных народов, о чем неоднократно говорил и сам президент Республики Дагестан. К сожалению, реальность не всегда соответствует хорошим словам. Вот, например, недавно прошли выборы в республиканский парламент. В соответствии с общим количеством азербайджанцев в Дагестане (более 130 тысяч человек) как минимум три из депутатских мандатов должны были достаться азербайджанцам, о чем, кстати, и была предварительная договоренность с властями, которые, скажем так, сами корректировали список кандидатов в Махачкале. Мы ничему не перечили. А кончилось все тем, что в результате грубых фальсификаций получили всего один мандат! Естественно, народ был возмущен, горячие головы хотели протестно митинговать, призывали к демонстрациям. Мы, конечно, все и всех успокоили, потому что продуктивен только путь переговоров и убеждений. И мы будем вести переговорный процесс, убеждать власти в необходимости исправления ошибок. Мы ведь не собираемся ущемлять чьи-то права, мы только не хотим, чтобы ущемлялись наши. Мы надеемся донести до «верхов» простую мысль о том, что законные 3 мандата из 72 в парламенте вовсе не предполагают каких-либо кардинальных перемен в пользу азербайджанцев, а только утверждают закон и справедливость. А вот их нарушение может создать большие проблемы, чему за прошедшие годы мы слишком часто бывали свидетелями. К сожалению…

– Сейран Гаджиевич, сколько я знаю, с азербайджанцами в вашем горном крае связано немало добрых дел.

– Абсолютно точно. Мы всегда жили радостями и горестями всех народов Дагестана, делили хлеб в самые суровые времена. На нашей совести нет ни пылинки, наша честь не запятнана разжиганием межнациональных раздоров и страстей. Старшее поколение горцев всех национальностей хорошо помнит, сколько добрых дел для Дагестана и его народа сделал Азиз Мамедкеримович Алиев, работавший в 1942–1948 годах первым секретарем Дагестанского обкома ВКП(б). Он хорошо знал характер, обычаи, традиции дагестанских народов, их жизненный уклад, он высоко ценил и уважал их. Народный поэт Дагестана Расул Гамзатов писал: «В 1943 году погиб на фронте мой старший брат Магомед. Узнав об этом, Азиз Мамедкеримович пришел к нам домой, утешил в горе мою мать, подбадривал моего отца». И горцы платили ему огромным уважением. Он восстанавливал в Дагестане разрушенное народное хозяйство, огромен его вклад в развитие образования и культуры в крае. Сотни юношей и девушек Дагестана по его направлению получили высшее образование в центральных вузах Союза. Разве такое можно забывать?

…Я слушал и наблюдал Сейрана Гаджиевича и думал: все у него получится. Столько в нем силы духа, просто силы, убежденности в том, что правое дело не может быть проигранным. Вдруг вспомнил хрестоматийную строку Николая Тихонова: «Гвозди бы делать из этих людей». Процитировал. Нет, сказал он, гвозди гнутся, а нам гнуться нельзя.

Отдельная тема – патриотизм дербентцев, ничем не уступающий знаменитому бакинскому. Когда в прошлом году дербентский мальчик, студент Бакинской консерватории Шакир Марданов, получил Гран-при песенного телеконкурса «Академия», который по инициативе Бриллиант Дадашевой проводился в азербайджанской столице, «верхний» город ликовал несколько дней; об этом эпохальном событии обязательно узнает каждый гость Дербента. А Шакир специально приезжал в родной город, чтобы спеть на Новрузе в гимназии. Прекрасно спел.

Сейран Рагимов говорил еще о том, как вообще мало пока используется потенциал азербайджанцев Дербента, которых в городе, к слову, около 30 тысяч, как и лезгин. Сегодня в Госдуме РФ нет ни одного депутата-азербайджанца. Почему бы не выдвинуть кандидата от Дербента? Мы, говорил Сейран Гаджиевич, готовы оказать любую поддержку – голосами, представительством. «Давайте делать добрые дела, как это делал Азиз Мамедкеримович Алиев, другие хорошие люди, – призывал он, – напишите о готовности дербентцев стать опорой любому доброму делу». Я обещал написать об этом, каковое обещание сейчас и выполняю. Кстати, о добром. В начале этого года московское благотворительное общественное движение «Добрые люди мира» и международный благотворительный фонд «Меценаты столетия» наградили Сейрана Рагимова Золотым орденом «Слава нации» I степени. В наградном листе написано: «За благородство помыслов и беззаветное служение идеалам добра и милосердия».

  • disqus_8DRcnROS1s

    Ассаляму алейкум ва рахматуЛЛаh!!! БисмиЛЛяh, кто поможет мне написать письмо Сейрану Гаджиевичу..?! Или кому нибудь из азербайджанской диаспоры.?! Да воздаст вам Аллаh благом!!!