Апрель 12th, 2007 | 12:00 дп

После кризиса

  • Алла ЯЗЬКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Россия и Азербайджан нашли путь для принятия взаимоприемлемых решений
Истекший 2006 год, объявленный Годом России в Азербайджане, принес тем не менее ряд перемен, грозивших ухудшением традиционных дружественных отношений между нашими странами. В зарубежных СМИ появились сообщения, что российско-азербайджанские отношения стремительно идут по нисходящей на фоне укрепления азербайджанско-американских контактов в сфере энергетики и безопасности. Показательными стали и обнародованные итоги традиционного социологического мониторинга за 2006 год, проведенного компанией «Пульс». Пожалуй, впервые наиболее дружественной Азербайджану страной большинством была названа «братская Турция», за ней следовали Россия, США и Грузия. Многое в этой расстановке объяснялось тем, что около 60% опрошенных не приемлют каких-либо компромиссов в разрешении конфликта вокруг НКР (www.regnum.ru/news 22.03.2007).

На формирование общественных настроений и позиций, помимо общей ситуации на Южном Кавказе и вокруг него, несомненно, оказали свое воздействие целый ряд конкретных событий в российско-азербайджанских отношениях, не говоря уже о таком постоянно действующем факторе, как нагорнокарабахский конфликт. Болезненным для Баку стало отсутствие ожидаемых подвижек в его решении на фоне укрепления отношений Москвы с Ереваном, в том числе и в военно-политической сфере. В то же время Азербайджан не присоединился к действиям России, пытавшейся оказать грубое и неприемлемое давление на Тбилиси, с которым Баку прочно связан интересами в сфере экономики и политики, общей заинтересованностью в восстановлении территориальной целостности, сотрудничеством в ГУАМ и намерением расширить контакты с европейскими и евро-атлантическими структурами.


На этом фоне последовал ряд шагов, ставших своеобразным испытанием российско-азербайджанских отношений на прочность. В конце года Москва установила для Азербайджана максимальную цену на газ в 235 долл. за тысячу кубометров и объявила о трехкратном сокращении своих поставок. За этим последовали меры по ограничению квот въезда трудовых мигрантов, депортации нелегальных мигрантов, что, так или иначе, затронуло десятки тысяч граждан Азербайджана. В свою очередь, Баку заявил об отказе покупать газ по предложенной цене и предупредил об отсутствии в этих условиях необходимых объемов нефти для транспортировки по нефтепроводу Баку – Новороссийск. Кроме того, Совет по телевещанию заявил о прекращении с лета 2007 г. передач телеканалов – Первого и Российского на Азербайджан.


Стремительного обвала отношений тем не менее не произошло. Посол Азербайджана в Москве Полад Бюльбюльоглы заявил, что антииммиграционные меры не направлены исключительно против граждан Азербайджана, а Всероссийский Азербайджанский Конгресс организовал практическую правовую помощь азербайджанцам, попавшим в затруднительное положение. В Баку не стали рассматривать возможность повышения цены за РЛС «Дарьял» выше 7 млн долл. в год, хотя в международных СМИ уже назывались более высокие цифры (www./Prognosis.ru/news 07.03.2007).


Как справедливо подчеркивает азербайджанский политолог Расим Мусабеков, в отношениях между нашими странами происходил, таким образом, не «обвал отношений», а их формирование в границах, диктуемых объективными интересами двух государств. Существующие в наших странах режимы однотипны и потому тяготеют друг к другу, к тому же для большей части азербайджанской правящей элиты Россия более привлекательна в качестве партнера и союзника, чем демократический Запад, замечает он («Независимая газета», 22.01.2007).


Нельзя в то же время не заметить, что необходимость европейской и евро-атлантической ориентации диктуется для Азербайджана объективными причинами. Не говоря уже о крупнейших нефтегазовых проектах, в которые вложены миллиарды долларов транснациональных компаний, все более заметным становится сотрудничество с Евросоюзом в рамках политики «Нового европейского соседства». Удельный вес Евросоюза во внешнеторговом обороте Азербайджана сегодня достигает 60%, в то время как доля России – 15%. Но, как заметил посол России в Азербайджане Василий Истратов, если бы удалось «вытащить экономические связи из «серой зоны, цифры оказались бы более внушительными» (www.regnum.ru/news 22.03.2007).


Постепенная утрата Россией военно-политических позиций на Южном Кавказе в результате конфликта с Грузией заставляет не только Азербайджан, но постепенно и Армению искать реальные опоры обеспечения своей безопасности в условиях разрастания вооруженных конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке. Как подчеркнул глава МИД Азербайджана г-н Эльмар Мамедьяров в интервью радиостанции «Голос Америки», для Азербайджана важен стратегический характер сотрудничества с США на фоне обострения конфликта вокруг Ирана, который, по его словам, «может обернуться катастрофой» (www.regnum.ru/news 23.03.2007).

Из всего сказанного следует, что Баку и Москва в целом успешно преодолели намечавшийся в их отношениях кризис, открыв путь для принятия взаимоприемлемых решений. На этом пути был предпринят целый ряд важных шагов, не исключающих, однако, принятия решений, трудносогласуемых в рамках двусторонних отношений, как, например, подписание в Брюсселе Меморандума об энергетическом партнерстве, нацеленном на обеспечение рынков ЕС каспийской нефтью в обход России. Создается, впрочем, впечатление, что Россия и сама не готова к более равноправному сотрудничеству не только с Азербайджаном, но и с другими странами СНГ.