Май 03rd, 2007 | 12:00 дп

Россия–СНГ: получите сдачу

  • Александр КАРАВАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Или санкции за непослушание
В начале года среди наблюдателей была заметна некоторая растерянность. Казалось, что атмосфера отношений на линии Москва–Баку начинает охлаждаться в связи с резким повышением цены на газ. Отношения на линии Москва–Тбилиси, напротив, теплеют, надежду вселяло возвращение российского посла, а также отставка Окруашвили и компромисс по газовому вопросу.

«Холодная» зима 2007-го


Но ситуация, в сущности, не изменилась. Переговоры с Тбилиси о возобновлении авиасообщения так и остались в подвешенном состоянии, формально им мешает смехотворный долг грузинских авиакомпаний за авианавигационное обеспечение в размере 3,6 млн долл. Посольства так и не выдают визы гражданам. В политическом плане стороны стараются друг друга не замечать, исключение составляют разве что переговоры о ВТО да бесконечный скандал вокруг «непризнанных». Если бы не газ, столь необходимый Грузии в отсутствие бесперебойных и полноценных поставок из Азербайджана, то официальные торговые отношения с Россией свелись бы к нулю. В качестве справки уточним, что стоимость этих поставок на текущий год колеблется от 250 млн до 300 млн долл.


Тем временем основным торговым партнером Грузии по итогам прошлого года впервые стала Турция (647,9 млн долл.), оттеснив на второе место Россию. Таковы оказались результаты экономических санкций Москвы, введенных с первых чисел октября в ответ на задержание российских офицеров разведки. Но РФ не полностью вышла из промышленной деятельности Грузии. Так, например, РАО «ЕЭС России» принадлежат 75% акций энергораспределительной компании «Тэласи», что позволяет контролировать 20% генерации и 35% сбыта электроэнергии в Грузии, а «ИТЕРА» владеет частью газораспределительной системы страны. Вряд ли другие компании с российским капиталом туда скоро вернутся, даже если случится чудо и торговые отношения наладятся этой весной. В значимой инфраструктуре Грузии российского капитала уже не ждут. Зато активны другие соседи по СНГ. «КазТрансГаз» приобрел 96% акций «Тбилгаза», казахи рассчитывают на другие активы. Азербайджанский ГНКАР выкупил у Бадри Патаркацишвили новый нефтетерминал в Кулеви. Не последнее значение для политического влияния на Грузию имеет привязка к России мелких и средних производителей, развитие совместных торговых предприятий. Но и эти контакты были блокированы.


Похоже, что возвращение посла не означает потепления, и политическое раздражение Кремля в отношении Саакашвили оставляет в заложниках экономические связи. А значит, рычагов давления на Тбилиси больше не становится.


Да и Саакашвили, похоже, оторвался от северного соседа настолько, что ему уже все равно.


Другая ситуация сложилась на бакинском направлении. Алиев достойно выдержал переход на «прагматизм» и не стал обострять отношения. Второй этап повышения газовых цен со 110 долл. за тыс. куб. м ожидался всеми странами Южного Кавказа. Оказалась неожиданной сама цена в 235 долл. за тыс. куб. м, учитывая значительно более мягкую договоренность с Украиной. Москва сделала скидку только Армении как военному союзнику с учетом полублокадного положения страны и абсолютной зависимости от «Газпрома». Но Ереван предупредили о пошаговом повышении цены к 2010 году. Азербайджан надеялся на компромисс с учетом отношений стратегического партнерства и неясными перспективами внутренней добычи.


Дружить против кого?


В Баку были просто поражены объявленной ценой на газ. Действительно, в определенный момент Азербайджан должен был отказаться от услуг «Газпрома», потому как сам становится экспортером. Однако это процесс постепенный, растянутый на много месяцев, страна зависела от «Газпрома» почти на 40%, и Баку ожидал приемлемого контракта хотя бы на первое полугодие. В Кремле отрезали резко, сославшись на собственные подсчеты газового баланса Азербайджана с учетом нового месторождения Шах-Дениз и намекнув на дружбу Баку и Тбилиси в период, когда Москва активно борется с режимом Саакашвили. Последнее утверждение достаточно спорное и обросло большим количеством мифов. Вероятно, во время встречи Алиева и Путина в начале ноября прошлого года азербайджанскому лидеру было предложено сохранить нейтралитет в период похолодания между Москвой и Тбилиси. Однако всерьез «придушить» Грузию или развернуться спиной к Тбилиси Азербайджану невозможно – слишком много их соединяет важных политических обязательств и экспортной инфраструктуры. В Москве это отлично понимали и особо не надеялись на Баку. Мотив повышения цен для потребителей в СНГ – полная монетизация отношений, без оглядки на другие моменты и даже в ущерб политике. Украина и Армения, похоже, временное исключение из этой закономерности.


В случае с Азербайджаном основную роль в повышении цены сыграл фактор разницы стоимости азербайджанского и российского газа на турецком рынке, последний в два раза дороже. Но в итоге оказалось, что азербайджанский газ по контракту Шах-Дениз до Турции так и не добрался и не доберется до конца года, будучи поделенным между Грузией и Азербайджаном, а газ от «Газпрома» оказался слишком дорог для азербайджанских потребителей.


Выдержка


В начале года Азербайджан столкнулся с кризисом. На существенный газовый дефицит, повлекший энергетический кризис, наложились экономические реформы: резкое и серьезное повышение цен на коммунальные услуги для физических лиц, почти двукратное подорожание бензина и электроэнергии, инфляция в январе достигла 20%. В такой ситуации можно было ожидать жесткой отповеди Алиева в адрес Москвы, дабы перенаправить негативную реакцию собственного населения на непопулярные реформы. Это тем более оказалось бы «правильно понято» с учетом новых российских регламентов розничной торговли и ужесточения миграционного законодательства. Кроме того, негативная риторика Алиева оказалась бы объяснима в сравнении с теми скандалами, что происходят на линии Москва–Минск.


За исключением пары формальных высказываний, этого не произошло. Алиев не захотел ругаться с Москвой, хотя многие наблюдатели обеих сторон этого ожидали. Из чего складывается такая оценка? Про возможность «компенсации» недовольства антироссийской риторикой уже сказано. Но можно выделить еще несколько знаковых деталей. Первое – в Баку не стали рассматривать возможность повышения стоимости аренды за РЛС «Дарьял» выше 7 млн долл. в год, хотя, как можно было понять из комментариев российского посла, Москва готова была рассмотреть новые предложения, звучали оценки ее увеличить до 10–11 млн долл. в год. Второе – продолжилась прокачка нефти по системе Баку–Новороссийск, хотя в самом начале года в ГНКАР считали необходимым перенаправить свою долю экспорта на отечественные НПЗ для получения топочного мазута, а другая компания-экспортер – АМОК – вообще не делала никаких заявлений, отвергающих этот маршрут. Правда, в связи с остановкой трубопровода Баку–Супса и одновременным отказом от российского маршрута многие покупатели азербайджанской нефти в черноморском регионе могли бы испытать кризис. Третье – официальный Баку вполне спокойно и с пониманием отнесся к изменениям в российском миграционном и торговом законодательстве, несмотря на то что главный удар пришелся на азербайджанских трудовых мигрантов. Это также не стало фактором недовольства. Четвертый момент связан со шпионским скандалом. Почти незамеченным в начале января в Баку прошел потенциально очень громкий процесс над офицером азербайджанской армии, обвиненным в шпионаже в пользу России. Официально его суть такова. Азербайджанский военный был завербован ГРУ и в период 1997–2002 гг. собирал и передавал за денежное вознаграждение информацию о дислокации воинских частей, их боевом потенциале, вооружении и боевой технике. Скандал весьма схожий с грузинским инцидентом, но без «грузинских» последствий. Таким образом, Алиев в одностороннем порядке компенсировал почти все негативные моменты новой российской политики. Посмотрим, что он от этого выиграет.


Соседей не выбирают

Москва, очевидно, решила разобраться с СНГ, пойдя по пути аудита и монетизации экономических отношений внутри структуры. К увеличению цен на газ сейчас можно добавить выход из соглашений по общему агропромышленному рынку, устранение других льготных режимов, нетронутым пока остается отсутствие таможенного НДС на товары производителей СНГ. Неясно, как эта новая политика коснется структур более тесной интеграции ЕврАзЭС и ОДКБ. Но отказ от так называемых льгот в политическом смысле может обойтись дороже, чем выгоды от взвинченных цен на энергоносители, тем более в денежном выражении они не столь велики. Прагматизм хорош на расстоянии, страны СНГ – непосредственные соседи, более зависимы от РФ и ждут другого отношения. Достойны ли они субсидий и покровительства, если не демонстрируют «благодарности»? Ответ на этот вопрос, вероятно, принят. Но, может, стоит переждать подростковые реакции национального роста и влиять на них, какие они есть сейчас, а не выгонять из эсэнговского дома на улицу. Там их подберут в любом случае, воспитают, но уже без нашего участия.