Май 03rd, 2007 | 12:00 дп

В зеркале социологии

  • Ибрагим МЕЛИКОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Или еще раз об этнических стереотипах
«АК» продолжает обсуждать вопросы, которые освещались на научно-практической конференции «Азербайджанская диаспора в зеркале российской социологии». Публикуем некоторые фрагменты выступлений участников конференции.

В.И.Мукомель, доктор социологических наук. Азербайджанцы на рынках труда России.


Данные выводы являются результатом исследований, проведенных под руководством автора в 2004–2006 годах в Астрахани, Самаре и Москве.


Определяющую роль в мотивации иммигрантов играют социально-экономические условия и уровень жизни в России: по уровню валового национального дохода на душу населения и индексу развития человеческого потенциала Россия опережает Азербайджан. ВНД на душу населения с учетом паритета покупательной способности в России в 2004 году составлял 9,6 тысячи долларов против 3,8 тысячи в Азербайджане. По индексу потенциала человеческого развития Россия занимала 62-е место в мире, Азербайджан – 101-е.


Согласно исследованиям 2006 года, основная часть респондентов работают продавцами (35%), строителями (15%), частными предпринимателями (14%). Среди других относительно распространенных занятий – разнорабочие (4%), водители (4%), грузчики (3%). 12% опрошенных либо домохозяйки, либо не работают. При этом 60% работают на временной основе.


Дискриминация на рынке труда не может быть объяснена однозначно. Отсутствие законных оснований для проживания и работы на территории региона у граждан других государств автоматически закрывает им доступ к занятости в бюджетной сфере, к рабочим местам в частном секторе, связанным с материальной и/или административной ответственностью. Имеют значение и такие объективные факторы, как недостаточный уровень образования, квалификации, знания русского языка.


Частный бизнес – практически единственная возможность сделать карьеру, повысить свой социальный статус: так считают 84% респондентов (сделать карьеру в бюджетной сфере полагают возможным 49% опрошенных, на государственной и муниципальной службе – 39%).


Средние заработки составляют около 12 тысяч рублей, в то же время у 10% опрошенных в Астрахани и Самаре они превышают 20 тысяч рублей, а у 10% – составляют менее 5,6 тысячи. При этом отмечается существенная разница в доходах незаконных мигрантов (около 10 тысяч рублей), трудящихся-мигрантов – 13,9 тысячи рублей и имеющих российское гражданство – 15 тысяч рублей. Достаточно велики и различия в заработках в разных регионах: согласно исследованию 2005 года, если средний заработок в Астрахани составлял 7,5 тысячи рублей, то в Самаре – 10 тысяч, в Москве – 15 тысяч.


Даже в Москве, где заработки достаточно высоки, почти половина опрошенных азербайджанцев живут трудно: 5,7% считают, что «терпеть такое бедственное положение невозможно»; 34,8% – «жить трудно, но можно терпеть»; 35,1% респондентов полагают, что могут «позволить кое-что из необходимых вещей, но покупка дорогих вещей вызывает затруднения»; у 12,4% опрошенных «денег хватает только на еду», у 1,8% – «не хватает даже на еду, приходится постоянно брать в долг» (Москва, 2005 год).


Несмотря на указанные обстоятельства и условия труда, в 2005 году среди опрошенных азербайджанцев Москвы 49% были намерены получить российское гражданство и остаться в России навсегда, в Астрахани – 60%, в Самаре – 88%. Схожие настроения проявились и в ходе опросов 2006 года: лишь 32% намеревались вернуться в Азербайджан или переехать в другую страну, 8% еще не определились.



И.М.Кузнецов, кандидат наук. СМИ как источник ксенофобии.


Налицо феномен конструирования средствами массовой информации стереотипа «лица кавказской национальности», который обобщает все этнические группы Кавказа, смазывает границы между ними. Стоит обратить внимание и на то, как именно этот связующий материал (чужие, приезжие, агрессивные по отношению к «нашей» среде) плавно и незаметно перетекает на коренные народы российского Кавказа (чеченцев и дагестанцев, в наших примерах).


И хотя решающая роль СМИ в формировании и поддержании негативных или позитивных образов этнических (в основном мигрантских) групп отрицается прежде всего представителями СМИ, можно говорить, что часть изданий и журналистов эксплуатирует этот обобщенный образ.


Более того, существует малоизученная проблема непрямого, косвенного подкрепления этого ложного этнического стереотипа в потоке нейтральной новостной информации, которая укладывается в более широкую психологическую проблему роли массовых информационных потоков в конструировании персонифицированных образов групп.


Основание для этого утверждения дали результаты эксперимента, для которого была выбрана типичная репортерская статья о «криминальной разборке» в одном из московских боулинг-клубов. Текст этой статьи был предложен для обсуждения двум группам с той лишь разницей, что в одной из них славянские фамилии действующих лиц были изменены на условно «кавказские».


Участники первой группы (где был зачитан текст статьи со славянскими фамилиями), не были сильно шокированы происшедшим и даже были склонны больше обвинять охранников, нежели убийц, списывая все на сложную криминальную обстановку в стране, передел зон влияния и пр.


Участники второй группы (где был зачитан тот же текст, но фамилии участников изменены на условно «кавказские»), сразу же стали употреблять явно ксенофобно окрашенные выражения.


В обоих случаях мы наблюдаем осуждение участниками группы действий преступников. И в том, и в другом случае осуждается не само действие, а выбранное место действия. Однако в первом случае такое осуждение вызвано беспокойством за свою безопасность и безопасность невинных людей, бандитам просто предлагается переместиться «за заборчик». Во втором случае такая реакция имеет чисто этнофобные предпосылки и протекает на уровне «мы» и «они», «свои» и «чужие», предлагая переместиться действующим лицам в «свою страну».



В.Д.Шапиро, доктор экономических наук, профессор, руководитель сектора этносоциологии диаспор Института социологии. Этнические стереотипы московских подростков.


В основу выступления легли результаты опроса учеников 8–11-х классов в 39 средних общеобразовательных школах столицы – как обычных, так с тем или иным этнокультурным компонентом образования.


Среди прочих категорий опроса подросткам предлагался список из 26 чередовавшихся положительных и отрицательных качеств (моральных и поведенческих). В 13 положительных качеств вошли: смелость, вежливость, общительность, честность, ум, гордость, свободолюбие, трудолюбие, доброта, гостеприимство, щедрость, миролюбие, скромность. В 13 отрицательных качеств – лень, хитрость, жестокость, трусость, агрессивность, жадность, коварство, наглость, лживость, безволие, высокомерие, лицемерие, завистливость. Респонденты должны были сами вписать названия народов, для которых, по их мнению, то или иное качество наиболее характерно. Такая методика позволила выявить этнические гетеростереотипы, то есть устойчивые, типизированные образы других народов, какими их видят наши респонденты семи обследованных национальностей: русские, азербайджанцы, армяне, грузины, евреи, корейцы и татары.


Вот пять качеств из 26 перечисленных выше, которые азербайджанские подростки чаще всего приписывают русскому народу – лень, гордость, смелость, вежливость и щедрость (перечислены в порядке убывания частоты упоминания в ответах). То есть в целом это позитивный образ. Русские же подростки совершенно «не отвечают взаимностью». Рисуя образ типичного азербайджанца, они в числе пяти наиболее характерных качеств называют агрессивность, наглость, жестокость, хитрость и высокомерие.


Если же говорить обо всех 13 позитивных и всех 13 негативных качествах, то дело обстоит схожим образом. Азербайджанские подростки упоминают позитивные качества русского народа в 1,5 раза чаще, чем негативные. Напротив, русские подростки отмечают негативные качества азербайджанского народа в 3,5 раза чаще, чем позитивные. Таким образом, налицо сильнейшая асимметрия взаимных образов.

Здесь, на наш взгляд, первопричина явного неблагополучия в межличностных и межгрупповых отношениях подрастающего поколения азербайджанцев и этнического большинства Москвы. Стереотипы вообще, этностереотипы в особенности, – во многом иррациональные социально-психологические конструкты. В них нередко проявляются некритически усваиваемые предрассудки, предубежденности, ложные представления. Для их преодоления, хотя бы частичного, требуются долговременные, адресные и деликатные усилия педагогов, СМИ, политических, общественных и религиозных деятелей, ученых.