Июнь 15th, 2007 | 12:00 дп

Другое имя красоты

  • Алп НУР
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

– Раньше в Баку ездил часто. Оформлял Дом моды в Сумгаите, Дом отдыха «Гянджлик» в Загульбе… После революции все изменилось, ездить на историческую родину стало сложно…

– Какой революции?

– Ельцинской. А вы думали – 1917 года? Я еще не такой старый. – И Юсуф Садыкович Талыбов рассмеялся удивительно молодым смехом.

Юсуф муаллим – бакинец, корнями из Бюльбюля. Полвека назад в жизни молодого слесаря завода геофизических приборов наступил момент окончательного выбора пути. Он поступил в Бакинское художественное училище им. А.Азим-заде, на отделение живописи. Потом годы учебы в Московском художественно-промышленном училище, известном в просторечии как «Строгач». Затем сам учил живописи молодежь в художественном училище под Костромой, после чего началась собственно московская часть биографии художника. Был старшим архитектором института «Гипрокоммуна», художником по интерьерам, стал членом Союза художников.

Перечисленные подряд, эти сухие справочные данные процесса трансформаций изобразительных и жанровых тяготений, освоения новых техник не передают. Это ведь только написать просто: начинал как живописец-реалист, потом стал чеканщиком и витражистом. На самом деле за столь крутыми виражами кроются долгие раздумья, поиски, сомнения. Потому что они определяют самое главное в судьбе художника – свой неповторимый путь, стремление выразиться сполна. Впрочем, с живописью он никогда не порывал, и сегодня, как в начале пути в искусстве, любит писать портреты и пейзажи. Юсуф муаллим говорит так:

– Зимой, пока светло, часов так до трех, отдаю живописи. Стемнеет – перехожу на чеканку.

Но это сейчас, в годах почтенных, художник может делить свой день, ориентируясь на светлые и темные его периоды. Годы активной работы по оформлению интерьеров и экстерьеров особенно часто таких возможностей не предоставляли. Работа монументалиста отнимает много сил чисто физических. Чеканщик работает с медным листом толщиной 0,6 мм. Выколотка – это уже полный миллиметр. Тяжелый труд. А еще надо знать и чувствовать металл, сродниться с ним. Непреходящий звон в ушах чеканщика – это не звонкий образ, а постоянная реальность. Как и мозоли на натруженных ладонях, и напряжение фантазии, и много чего еще другого, чтобы родился Образ. А Юсуф Талыбов, как уже признавался в начале, еще и очень любит экспериментировать. В Красном селе под Костромой работал стометровое панно, на сюжет, связанный с темой танцев, в технике – темпера на сухой штукатурке – и вдруг стал осваивать чеканку на смоляной основе, увидев возможность интересных комбинаций. Таких экспериментов, с неизменно впечатляющими результатами, в творчестве Юсуфа муаллима много. В разных краях – от родного Азербайджана до Украины. Но больше всего – в России. В Москве, где живет 46 лет, оформлял интерьеры и общественных зданий, и кафе, участвовал в больших выставках – в Доме художников на Кузнецком, в Манеже…

Юсуф Садыкович говорит:

– Все наши усилия на земле – во имя приближения к идеалу, совершенству, которое все время от нас отдаляется, как мираж в пустыне…

Я не стал уточнять, кого он имеет в виду – всех нас вообще или только художников. Художнику, как мы видим и на примере Юсуфа Талыбова, все-таки проще: он в буквальном смысле может нарисовать рай на земле. И помочь не художникам приблизиться к Красоте, которая есть другое имя Идеала.