Июль 11th, 2007 | 12:00 дп

Данке шен, Ханлар

  • Ширин МАНАФОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

За то, что сохранил Елениндорф
Трехдневная совместная поездка с 12 экспертами из немецких турфирм и журналов позволила точнее определить, что хотят и чего не хотят увидеть в Азербайджане европейцы.
– Если вы поразите наше воображение, – сказала корреспондент журнала Netz Osteruropa Нина Корнер, – считайте, что вы поразили воображение всей Германии.
И заведующий отделом внутреннего туризма Министерства культуры Азербайджана Махир Кахраманов составил соответствующий маршрут.

Нидж


Село знаменитое. Удины – автохтоны Кавказа, одна из 26 народностей, создававших государство Кавказская Албания.


Год назад с помощью норвежского благотворительного общества была восстановлена церковь XVIII века. Вскоре здесь будут проводиться богослужения на удинском языке и по удинским канонам.


Гости узнали от руководителя удинского общества Роберта Мобили о том, что первый словарь удинского языка был составлен немецким филологом Шульцем и издан им в Германии. Ученые всего мира, от Канады до Кореи, приезжают в Нидж – изучать язык, обычаи и традиции древнего этноса.


Традиционное застолье, преподнесенное как старинный ритуал, явило чисто кавказское уникальное явление: застолье как форма коллективного творчества.


Нидж блестяще сыграл свою роль: так разогрел публику, что все остальные участники маршрута – Шеки, Гянджа и Ханлар – принимались на бис.


Фазыл


Не доезжая до Шеки 8 км, сворачиваем с трассы и направляемся в село Фазыл, не менее древнее поселение, чем Нидж. Гости посетили создающийся усилиями археолога Насиба Мухтарова и группы энтузиастов археологический музей. Экспонаты его найдены при раскопках в Фазыле и относятся к 2–4 тысячелетию до нашей эры. Из-за финансовых проблем строительство музея затянулось на целых три года. Экспозиция свидетельствует о наличии мощных культурных слоев в дохристианском и домусульманском периодах истории этого края. С Фазыла надо изучать Шеки как культурно-исторический центр раннего Средневековья – таково мнение и представителя института Гете, и журналиста из Лейпцига Бенджамина Герде.


– В этом есть перспектива развития туризма в вашу страну, – сказал директор турфирмы Weit – Вlike Герхард Хенке. – Музей села Фазыл доказывает, что речь идет о мосте между древневосточными культурами Шумера и Ассирии со Средиземноморьем.


В каждом регионе нашей страны есть памятники и ранней бронзы, и раннего Средневековья, но нигде, кроме Шеки, не продумана последовательность ознакомления c ними так, чтобы подчеркнуть интересующий европейцев вопрос преемственности этапов развития данного этноса, культуры.


В начале экскурсии вам могут показать памятник XVII века, затем XV, затем X века. А не наоборот.


Гянджа


Визитка города великого Низами – его мавзолей. До 11 тысяч посетителей в год и не менее ста свадеб гянджинцев проходят со ставшим традиционным посещением мавзолея Низами и возложением цветов. Немецким гостям повезло, и они увидели этот красивый обычай.


Наибольший интерес вызвали три объекта – музей фарфора, здание кукольного театра, в котором прежде располагалась немецкая кирха, и алюминиевый завод. «Так ли уж велик турпотенциал Гянджи, чтобы пренебречь таким неудобством, как шестьсот тонн выбросов в атмосферу города ежегодно?» – задал вопрос Роберт Пудвилл.


Число вопросов увеличилось после того, как гостям было сообщено о намерении построить здесь второй алюминиевый завод, что несомненно повысит нагрузку на экологию.


«Насколько легкие города – Ханбагы и окружающие его леса в состоянии «нейтрализовать» алюминиевый завод? – спрашивали эксперты. – Туристы из Европы не посещают экологически неблагополучные страны и регионы. Даже по фантастически низким ценам и если их ждет поразительно высокий уровень сервиса».


Рядом с памятником Гатыру Мамеду в самом центре торгового ряда города протекает Гянджачай. И все 30 тысяч человек, посещающих ежедневно торговый центр второго по величине города страны, наблюдают торчащий из реки остов раскуроченного и давно прогнившего «Москвича». Немцев подобное шокирует. Как и антисанитария базаров, туалетов и торговых рядов.


– А море? – спрашиваю с надеждой у Роберта.


– Европейцы предпочитают Испанию. Все испанское побережье работает на туризм. И все побережье следит за чистотой моря. А у вас как?


Приоритеты


На первом месте – санитарная безопасность. На втором – экологическая. Далее – инфраструктура, сервис. Только на четвертом месте то, что, мы думали, займет первое место – достопримечательности. Затем кухня. Спорт. Досуг.


Немцы очень хотели посетить наши нацпарки. Но даже для Махира Кахраманова это сложная проблема. Администрация на местах неоднократно заявляла ему – нужно получить разрешение от руководства Минэкологии.


Такая закрытость европейцам непонятна и, по признанию немецких экспертов, убивает интерес туристов из Европы и Америки к нашей стране.


До 80% дохода от внутреннего туризма в Германии, рассказывал Роберт Пудвилл, составляет посещение нацпарков. Доходы так высоки, что все сельское население следит за тем, чтобы туристы не спугнули зайчика в кустах.


Совместная поездка с немецкими экспертами еще раз выявила, что «прохождение» экологии и туризма по разным ведомостям наносит громадный ущерб и тому, и другому.


Искусство поражать


Еще в Гяндже гостей поразил музей фарфора.


– После его посещения, – сказал Герхард Хенке, – к Азербайджану нельзя относиться как сборнику артефактов. Скорость усвоения тонкого искусства поразительна. Коллекция молодая. Завод работал 16 лет, и за такой короткий срок местные мастера доросли до создания шедевров.


На стадии формирования фарфорового завода, рассказал директор музея Галиб Багиров, именно мастера из ГДР оказали большую помощь и поделились секретами производства фарфора.


Автор большинства рисунков и орнаментов – сам директор музея и его ученики. Посещение музея китайскими специалистами ускорило ход переговоров о восстановлении местного фарфорового завода.


– Теперь мы будем поставлять вам только императорскую массу, – заявили китайцы. – То есть материал для произведений искусства, а не серийной продукции.


Ханлар


Город восхитил гостей, умилил их и стал гвоздем всей поездки. До 1925 года он назывался Еленендорф, его основали две тысячи немецких переселенцев в 1819 году.


– Ощущение, что я перенеслась в немецкий городок середины XIX века, – восторгалась Нина Корнер. – Здесь можно снимать исторические фильмы.


Еленендорф – город немецкой успешности. Небольшая община создала сказочной красоты город и наладила производство отличных вин, коньяков, мебели и фаэтонов.


Благодаря бывшему архитектору Фикрету Садыхову (он пробыл на этой должности 40 лет) новостройки осуществлялись только на окраине города, не нарушая сложившегося к началу XX века архитектурного ансамбля. Вот бы Баку такого главного архитектора. Да поздно. А в Ханларе удалось сберечь все оставшиеся дома немцев, прямо из которых их в 1941 году и выслали в Казахстан.


По словам главы исполкома Ханлара Арифа Сеидова, после того как представители фирмы Gtz и других немецких компаний убедились в бережном отношении к истории и архитектуре Еленендорфа, было решено финансировать реставрацию и кирхи, и коньячного завода, оба эти проекта уже начаты. А инвестиции – лучшая рекомендация города. Возможен локальный турбум. Кому из современных немцев не захочется провести неделю в немецком городке середины XIX века, почувствовать себя пионером освоения Кавказа?


– Турпотенциал Ханлара велик, он вызывает гордость за наших предков, – отметил Герхард Хенке и как профессиональный маркетолог четко сформулировал: – Посетите немецкий город XIX века и убедитесь, каких высот достигла община в две тысячи человек в сердце Кавказа. Самое поразительное, поселение XIX века прекрасно справляется с функциями города века XXI.


Как только возник бренд, тут же последовала реакция.


– Может ли мое турагентство арендовать сразу 30–40 домов на одной улице? – спросил у местного архитектора Роберт Пудвилл.


Туризм как познание


В Азербайджане до 1941 года было 8 немецких поселков. Немецкая культура оставила здесь значительный след, бережно сохраненный азербайджанцами.


«Маршрут Гянджа – Ханлар – Шамкир – Кедабек имеет отличные перспективы, – считает Б. Хердле из Лейпцига. – При условии, если на каждом этапе будут такие открытия, какие были в доме Виктора Кляйна».


К сожалению, последний немец – коренной еленендорфец – недавно скончался. Гости побывали в его доме и сфотографировали каждый сантиметр во всех четырех комнатах. С немецкой тщательностью изучен и огромный подвал, в котором прежде находились дубовые двухтонные бочки.


Исполком Ханлара принял решение о создании в доме Виктора музея. Это было последней волей самого В.Кляйна, изложенной в его завещании. Желательно выставить там и замечательные книги и картины, которые я видел в доме ныне покойной преподавательницы В.Оранской. За ряд картин немецких мастеров предлагались баснословные цены.


Несомненно, фотоматериалы и снятый в Ханларе документальный фильм привлекут внимание общественности Германии к неизученному пока феномену восьми процветающих в течение, 120 лет немецких поселков в Азербайджане. Но нужны и шаги навстречу. Пока же, например, остра проблема квалифицированных гидов-переводчиков, отчего и не можем мы представить немцам богатейшие возможности маршрута.


В сухом остатке


Такие выездные семинары с европейскими специалистами по маркетингу туризма крайне важны для обеих сторон. Хотя бы потому, что у каждого этноса своя туристическая специфика.


– В отношении немцев вопрос не в том, как организовать досуг, а как сделать так, чтобы его не было вообще, – сказал Роберт.


Немцы – лидеры познавательного туризма. Не пассивный отдых, а активность – вот их девиз.

Испания, Анталья – они. Но и Сирия, Египет, Япония – тоже они. Из европейских этносов именно немцы проявляют наибольший интерес к Востоку, странам ислама и буддизма. Но как найти перспективную нишу в системе глобальной конкуренции за туристов и чем ее заполнить? Общение с немецкими экспертами выявило много проблем. Мы не знаем, чем заинтересовать евротуристов. Что их интересует, кроме охоты в горах? Остра и проблема вечера. Ни в одном городе из всех ничего, кроме шашлыков, на вечер хозяева предложить не могли. Немцы предпочитают не экскурсии по городу, а тематические – по озерам, горам, нацпаркам или винный маршрут. Пока мы присматриваемся друг к другу, нас могут опередить конкуренты. А терять Германию как наиболее перспективного партнера по туризму нельзя.