Июль 11th, 2007 | 12:00 дп

О скептиках и оптимистах

  • Александр ГОЛЬЦ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Скептики указывают, что станция системы предупреждения о ракетном нападении предназначена для того, чтобы зафиксировать пуск баллистической ракеты и определить траекторию ее полета. И в случае, если выяснится, что ракеты летят к России, немедленно проинформировать высшее военно-политическое руководство, чтобы оно приняло решение об ответном ударе.

РЛС создавалась в эпоху ядерного противостояния, когда безопасность гарантировалась способностью нанести агрессору неприемлемый ущерб. Поэтому станция в Габале не обладает возможностью целеуказания для противоракет.


Оптимисты же, напротив, утверждают, что необходимая модернизация будет гораздо дешевле и эффективнее, чем строить третий позиционный район ПРО в Польше и Чехии.


На мой взгляд, споры эти – пустые. Судьба предложения Путина зависит не от способности РЛС в Габале обеспечивать перехват иранских ракет. Спор вокруг ПРО – это состязание в политиканстве. Буш, стремясь потрафить американскому общественному мнению, начал развертывать систему стратегической противоракетной обороны, эффективность которой более чем сомнительна. Чехия и Польша, желая продемонстрировать верность США, а вовсе не потому, что боялись иранских ракет, выразили готовность разместить на своей территории элементы ПРО. Путин сделал вид, что всерьез опасается американской ПРО, и стал пугать Вашингтон «асимметричным» ответом, а Европу – перенацеливанием ракет. К серьезному военному планированию, анализу реальных рисков и угроз все это имеет лишь косвенное отношение.


На самом деле Буш не будет выбирать, какая РЛС – в Чехии или в Азербайджане – эффективнее. Он будет выбирать, что ему политически важнее – демонстрация стратегического сотрудничества с Москвой или демонстрация верности «новых европейцев». Выбор довольно сложный, администрация США постарается его максимально оттянуть. Сделать это трудно. В этой ситуации самое простое – затеять долгие переговоры. Вот и начальник российского Генерального штаба Юрий Балуевский сообщил, что переговоры между российскими и американскими военными могут начаться после встречи Буша и Путина в июле.